Олег Виденин (Россия)

By , in чирикают on .

Олег Виденин
Родился в 1963 году в Брянске. После школы — Брянский технологический институт, лесохозяйственный факультет, аббревиатура БТИ ЛХФ студентами других факультетов расшифровывалась как Брянский театральный институт, Литературно-художественный факультет. В дипломе написали — инженер лесного хозяйства. По специальности проработал около года. Потом чуть не устроился актером в ТЮЗ, но по уговорам друзей-журналистов поступил в многотиражку. Работал редактором радио, вел передачи на местном ТВ. Член СЖ СССР. Спустя 2 года ушел в бизнес. Первые снимки сделал в начальной школе «Любителем», подаренным родителями. Сам проявлял и печатал. Спустя некоторое время друг-кулибин взял камеру со словами «я ее разберу и посмотрю, как она устроена». Больше я свой «Любитель» не видел. В увлечении наступила длительная пауза. Уже в институте купил Киев 19 и снова стал снимать. Потом делал фотографии для газет. В смутное время начала перестройки даже имел непродолжительный опыт зарабатывания денег съемкой солдат в воинской части, вход куда обеспечил отец с помощью своего знакомства с командиром. Потом опять большой пробел. Активный период, длящийся по сегодняшний день — с 1998 года. Образование в фотографии — самоучка. Членство в обществах, художественных союзах и проч. — Не состою, не участвую. Впрочем нет, член СЖ России — мертвая душа. За исключением сетевых телодвижений веду достаточно пассивный в фотографическом смысле образ жизни. Иногда что-то где-то публикуют, иногда что-то кто-то покупает. Несколько фотографий находятся в Московском музее современного искусства, какое-то небольшое количество в частных коллекциях в России и за рубежом. Как ни странно, у людей, смотрящих на мои картинки, чаще всего возникает один вопрос — чем, старик, снимаешь? Второй — как находишь моделей и втираешься в доверие? Но это реже. В основном про технику. Отвечаю — В настоящее время № 1 — Rolleiflex 2,8 GX. Эта камера изменила меня кардинально. То есть — совсем. Кроме нее основные — FUJI GSW 690 III (6×9)и Leica M7. Еще куча другого железа, от которого следует принудительно избавляться. Материалы традиционные. Фонарь красный. Промывка в ванной.

facebook

videnin.com

Вишневая тетрадь

ФОТОРАБОТЫ Олега в ФИНБАНЕ


.
.
***
Вот и все вот и лету пиздарики
Утки тянутся к югу от севера
И летают воздушные шарики
Над цветами осеннего скверика
И шмели охуевшие кружатся
Ищут дырку уютную теплую
И чулки отражаются в лужицах
И портвейн заедают селедкою
Алкаши на залиственной лавочке
Вовка, Саня и Ёся оставшийся
Дирижер в замусоленной бабочке
Обсуждает концерт неудавшийся
С трубачом а трубач без внимания
Он глядит на прощальные лодочки
На владелицу их ниже талии
И пьянеет как будто от стопочки
Я люблю это время волшебное
Либидо лебединого пения
Как весны наступление вербное
Как последнее откровение
Я кружу на сиреневом шарике
Над кленовым безумием времени
И кричу с неба — лету пиздарики
Дорогие мои соплеменники!


.

Книга «Вишнёвая тетрадь»

***
Не верь стихам в них только вымысел
И в этих рифмах тоже ложь.
Ее чудак какой-то выносил,
Зачем-то вымучил… Как ты живешь?
Как запятые в строчки падают?
Неловко? Знаю. Сам такой.
Какой мужчина ночью радует,
Глаза какие, чай какой?
Соври про золотые россыпи,
Про сторожащий амулет,
Про сны чистейшие как простыни…
Про опостылевший омлет
Не ври. Смотри, а поезд тронулся,
Перрон вцепился в башмаки.
Стою курю, совсем не в голосе,
Пою, гляжу на огоньки.
По растревоженным апрелями
Просторам неопрятных рек
Текут кривыми параллелями
Слова любовь и кровь и век.
А у тебя глаза бездонные,
А у меня глаза пусты.
И бьёмся лбами толоконными
В судьбы бумажные листы…

2005


.

 

Книга «Вишнёвая тетрадь»

***
Маленькая кремовая лянча
Увозила грустную сеньору
Хмурый день стоял погоду клянча
Получая только дождь да ссору
У сеньоры на щеках потеки
День сегодня как-то не сложился
Дневника сиреневые строки
С кляксами пытаются ужиться
Непривычно . Это просто осень
Просто дождь и изменил любимый
Щетки по стеклу скрипя елозят
В унисон Лоретти Робертино
Вечером все будет по-иному
Все не так как прежде вечерами
Сорок лет и не уйти к другому
И в замок не угодить ключами
Дальний угол старого дивана
Будет обнимать сеньору нянча
Будет сгорбившись стоять в туманах
Маленькая кремовая лянча
Виновато распахнув в проулок
Круглые погашенные фары
Поделив с десятком проституток
Скользкие ночные тротуары


.

11200766_914270888618472_1311776845937050125_n

фото автора

***
Нынче лето народилось кривенькое слабенькое
Машет девочка босая самодельной сабелькой
Жить до осени теперь с этою хворобою
Няньчить к доктору водить пыльною дорогою

Пить столовое вино знать о неизбежности
Плакать ночью на крыльце от бессильной нежности
Все слова произносить непременно с суффиксом
Имя милое чертить конопляным прутиком

Молча кутаться в пиджак под холодным ситником
Убегать в глухой кабак с Колькой бывшим битником
Или гопником пойми старого бродягу
И за стойкой разводить вечную бодягу

Про любовь про жизнь про баб про худое небо
Про далекий Сахалин где ни разу не был
На прощание курить под кустом рябиновым
И нести домой пакет с соком мандариновым

Гладить робкою рукою золотые волосы
Колыбельную шептать бесталанным голосом
Отлетая повторять свой молебен маленький —
Машет девочка босая самодельной сабелькой…


.

Книга «Вишнёвая тетрадь»

 

Он обнимет тебя сзади.
Тротуаров асфальт тёплый
Каблуками гвоздят бляди
Пробегая в закат тёмный
У тебя на плечах пепел
От табачных простых листьев
И неон на углу светел
И светлы в голове мысли
Перебиты вокруг кошки
В синих ливнях твоё лето
Он обнимет твои ножки
Старомодных клешей пледом
От дыханья тепло мочке
От ладоней больших телу
На восьмом этаже дочка
Красит губы цветным мелом
Обрывать лепестки глупо
Тили-тили жених невеста
Сквозь неясной слезы лупу
Город станет пустым местом
А глаза закрывать просто
И под ритмы стихов странных
Улетать под углом острым
В них увиденные страны
И спиной ощутить рифы
И волну отпустить в пальцы
По колючей щеке скифа
Золотистых морщин танцы
Остывает асфальт поздно
Самодельной весны просинь
Через десять минут звёзды
Через двадцать веков осень

2004 г.


.
.
***
В поездах случается бессонница
На запястье отпечаток крестика
Подстаканников глухая конница
Ржавый ромбик чайного пакетика

Не курить табак не знать про станцию
Не смотреть в стекло окна и месяца
И забыть про слово вегетация
Даже если это слово вертится

В сквозняке вагона перегретого
В силуэтах пластиковых плечиков
В резонансе именно для этого
Желтого плафонного кузнечика

Встроенного в потолка субстанцию
Над соседкой снизу разметавшейся
В позе коммунальной мастурбации
Сдавшейся

За полночь не ходят сновидения
Чаще все глухая конница
Только проводница-привидение
Молча бережет мою бессонницу

2004


.
Книга «Вишнёвая тетрадь»

***
чтобы город был пустой утренний
чтоб трамвай в руках несла улица
чтобы холод отпустил внутренний
и душа была как бы спутница

а в проёме за стеклом женщина
поливала бы герань заспанно
лейкой бледно-голубой медленно
и погода чтоб была пасмурной

чтобы мокли на цепях велики
чтоб бродили возле урн голуби
чтоб торчали тополей веники
из туманного двора проруби

чтоб висела тишина стылая
над столицею чужой родины
чтоб хотелось вдруг сказать милая
я скучаю по тебе вроде бы

2006


.

12190074_952642404781320_5139104687464883770_n

фото автора

***
Пастернака читала в голос
И блевала на Плас-пигаль,
А я гладил намокший волос.
Осень. Русская пастораль.

Анна, Анна, все в жизни просто
Получается иногда —
Морось, ночь – одинокий остров,
Растворяющийся с утра

В этом красном вине, в одежде,
Глупо брошенной у стола,
В серой дымке слепой надежды
Из распахнутого окна,

В тишине и в гусиной коже,
В чемоданах и в зеркалах.
Я тебя поцелую тоже
На прощание. Навсегда.

В Петербурге конечно ветры.
Что прошло, как всегда не жаль.
Пастернак. Шерстяные гетры.
Осень. Русская пастораль.

2010


.

8950_513265842052314_877451873_n

фото автора

Горница

Твой пёс шершавым языком мне лижет губы
На мне холщёвое бельё и свитер грубый
Качает штору сквозняком, похоже – марта
Как называть тебя, скажи – Агафья, Марта?

Мне жарко, предо мной плывут саванны, прерии
Я снова выживший в бою солдат империи
Дышу, глотаю этот свет за дымкой ситцевой
Он свяжет мне еще сто лет стальными спицами

Как называть тебя скажи – ты Ада, Рая?
Передо мной кружат стрижи смеясь, рыдая.
А ты все смотришь и молчишь в пространстве горницы
и имя мне твоё, малыш, увы, не вспомнится

Твой пес шершавым языком мне лижет веки
Ты знаешь, я всегда любил большие реки
С прозрачной темною водой, теченьем медленным
И невесомою травой под небом ветреным…

2010


.
.
***
ковер с лебедями
комод со слонами
и девочка с фиксой
а девочке сорок
подруге записка
толстого подписка
дешевых романов
зачитанный ворох
мне девочка рада
простая награда
салфетке – помада
вину – табурет
ребенок на фронте
и замужем вроде
в окне за спиною
вечерешний свет
вишневый навеки
слипаются веки
последнего дня
предпоследней весны
хрущевские стены
прожилки и вены
у девочки простыни
страшно чисты…
в троллейбусах давка
на сердце удавка
мне смотрит в глаза
пожилой билетер
я знаю что где-то
на свете есть лето
рождаются дети
мерцает костер


.

Книга «Вишнёвая тетрадь»


А.

Белая девочка в черной стране
Холодно мне
Без натуральной причины на то
Без параллелей
Свет покидает пустое окно
Перстень ломает стаканное дно
В рану гортани стекает вино
Красной капели
Нет суеты нет малейших причин
Ждать электричек
Белая девочка в черной стране
Гаснущих спичек
Тонкая поступь сиреневых снов
Страх ускользанья
В переплетенье бессмысленных слов
Боль узнаванья
И не погладить скрывая в ветрах
плачь и сутулость
Белую девочку в черных снегах
Вечную юность…


.
.
***
вован повесится на груше
остынет ужин
звезда убогая
сойдёт на нет
и мысль последняя – кому я нужен
и выдох пасмурный
в закатный свет
шуршанье ежиков
часы победа
глаза бездонные
цепного пса
в траве упавшая спиной монета
туман разложенный
на голоса
стрекоз блуждающих
шипенья чайника
вован отправится
побрит и прост
без криков-проводов без слез стекающих
без ярко-розовых
тряпичных роз
совсем не холодно
погода балует
володе-баловню
всегда везло
и все когда-то мы были молоды
гуляли парами
судьбе назло


.

1488176_660937180618512_1250523499_n

фото автора

***
Киев дождь китайский зонт
Цвета ветхого ливайса
Никогда не оставайся
Ни за что не расставайся
Но всегда – за горизонт
По брусчатке …в сумку тортик
Рифмы письма голоса
Видишь в небе полоса
Как в шару стеклянном кортик
Без начала и конца
Самолет летит на запад
Через юг восток и север
Кто-то в море сеет клевер
Под кленовый листопад
Как-то раз босой пилот
Мне сказал что так бывает
И он видел – так бывает
Клевер всходит и летает
А пилот, пилот не врет
Лужа, ландышей букет
У тебя отец фотограф
На щеке твоей автограф
Чьих-то губ. Смешной пакет
Я несу в толпе промокшей
В жизни нет приятней ноши
И руки твоей продрогшей
И помятых сигарет
Вместе с зонтиком растают
Этих мокрых полчаса
Видишь в небе полоса
Там босой пилот летает
На педальки нажимает
Неожиданно вздыхает
И поет на голоса
С постаревшей стюардессой
Убежавшей из Одессы
В платье маленькой принцессы
В золотые небеса
У нее похожий зонт
Цвета тертого ливайса
Никогда не расставайся
Ни за что не оставайся
И всегда – за горизонт…

2004 (Киев)


.
.
***
Не могут бабы без скандала,
Тоскуют бабы без любви,
Как без сивушного стакана
Страдает Вася из Твери.
А выпьет — падает в канаву
И там валяется в грязи.
Не может баба без скандала
Сгорает баба без любви.
Мешая физику и лиру,
Как Вася вермут с тройником,
Смешав, бодается с сортиром,
Несется в темень босиком.
А утром голова батоном,
Таблетки, шеф, отчеты, дом…
Не можешь пить — не мучай попу,
Чтоб больно не было потом.
Не могут бабы без скандала.
Я сам страдаю с бодуна.
Лосьёном с запахом сандала
Амбрэ сбивая изо рта
Хворая жду,жуя резинку,
когда с придуманного дна,
Смахнув подсохшую слезинку,
В дверях появится она…


.
.
***
Колян на Мальте, Ёся стал педе
Андрюха растолстел, торгует КАСКО
Серёга на прикладе СВД
Зарубку ставит где-то под Луганском

В психушке Толик, Стасик правит бал
Володя принял сан, Кирюха – дозу
Матвей вчера в цветочном покупал
Кому-то отвратительную розу

Куда податься? Все звонят-звонят
Кто с мыслью о бухле, а кто о Боге
С Матвеем к бабам? С Кирей в ад?
Хоть засыпаю с именем Серёги…

2016


.
14993500_1212496688795889_8617694707747932111_n***

Мой мальчик, мой далекий белокурый
С крестом нательным на шнурке плетеном,
Ты корабли бумажные и шхуны
В ручей спускаешь. Камышом зеленым

Шумят ветра, протянутые к лету.
Ты занят, я тебя не беспокою.
Твои суда плывут в потоке света.
Я отвезти тебя хотел бы к морю.

Мой мальчик, мы с тобою не знакомы.
Нас разделяют льды и суеверья.
Стучат по снегу стертые подковы,
Летят и стонут черные деревья.

Я рассказать тебе хотел бы сказку,
Коль сказки знал. Но всем милее ветер.
Тебе весенний. Мне, наверно, разный.
Но все же – ветер.

Мой мальчик, мы с тобою так похожи.
Молчать и плакать капитану шхуны,
Глядеть на век умеренно погожий…
Я подарить тебе хотел бы струны.

Я помолчать с тобой хотел бы рядом.
И чтоб над нами желтые стрекозы.
И чтобы небо цвета старой марли.
И в поле – козы.

Мой мальчик, мой далекий, ты не слушай.
Твои суда плывут в потоке света…
И камыши шумят и лед разрушен
Ветрами в лето.


.

Книга «Вишнёвая тетрадь»

***
Лучшие женщины спят на кроватях
Жёстких двуспальных одни.
Нам не узнать их, нам не обнять их,
Нам не войти в эти сны.

В их ноутбуках романы и слёзы
Стёрты, удалены,
Бывших возлюбленных письма-неврозы
Смыты, растворены

Медленной музыкой, фотками кошек,
Синью далёких морей,
Длинными бусами дней непогожих,
Желчью московских огней.

Но зацепилась пылинкою, точкой
Где-то на кромке харда
Тонкая ниточка, краткая строчка
«ты мне пиши иногда».

2008 г.


.

Книга «Вишнёвая тетрадь»

***
Здравствуй Оля я в Париже
Я пишу тебе письмо
Здесь вода стекает с крыши
И сквозняк мне пятки лижет
Сквозь открытое окно

В конуре моей собачьей
Восемь метров и житан
Белых створок писк телячий
И небесный глаз незрячий
И не слышно парижан

Только красные обои
Только серая вода
Теплый ветер запах хвои
Рождество немного хвори
И чужие провода

И неверное сплетенье
Русских слов по глупой воле
И наверное старенье
И пустынное безделье
Без пароля

Здравствуй Оля я в Париже
И не пишется письмо
Только мерный дождь по крыше
И никто меня не слышит
Рождество

2005 г.

 

Recommended articles