Дмитрий Галковский — КЛАДКА

Некоторые национальные особенности новиопов

«Это не человеческие семьи, а «кубышки» саранчи. «Кладка»»
Занимаясь в рамках истории мировой социал-демократии биографиями нашего верхнего класса, не переставал удивляться, как людей плющит и колбасит.
Прям «висит на потолке, зеленая и свистит». Ответ на эту загадку из абсурдистского юмора моего детства – «селедка»:
— А почему висит?
— Повесили.
— А почему зеленая?
— Покрасили.
— А почему свистит?
— Чтобы никто не догадался.
Вот, например Василий Аксенов, талантливый писатель-шестидесятник. Папа у него был женат три раза, мать три раза была замужем. Сам Аксенов был женат два раза, причем для его второй жены это был третий брак. И там все такие. Возьмите Сахарова, например. Я когда составлял генеалогические таблицы, чертыхался: «Вы что делаете, засранцы!»
Причем, это только часть картины. Биографии этих людей «Бенгалия-Греция, Италия-Швеция», «здесь помню, а здесь не помню», «срок дали маленький – 8 лет», «работал бегемотом в зоопарке», «японской цыган из Заира».
У Аксенова отец был русский, работал председателем казанского горисполкома и был членом ЦИК СССР. После 1937 года провел 18 лет в тюрьмах, лагерях и ссылках, я долгое время был убежден, что он там умер, а вот нет, дожил до 1991 года. Почему он сделал карьеру в Татарии, понятно. Его первой женой была Циля Шапиро, а второй — Евгения Соломоновна Гинзбург. (У них там у всех падчерицы, пасынки, приемные дети, это я останавливаться не буду, хотя очень показательно. Это не человеческие семьи, а «кубышки» саранчи. «Кладка».) Василий Аксенов родился от Гинзбург. Это советская журналистка, тоже получившая 18 лет тюрем и лагерей.
Таким образом, маленький Вася, родившейся в 1932 году, попал в детдом, потом жил у тетки со стороны отца, а в 16 лет поехал к маме в Магадан, где она жила на поселении. Нечего сказать, тяжелое начало жизни.
Но это жизнь не андеграунда, а элиты. Такая у них планида – ползать по стенам сырых казематов грегорами замзами. Но казематы свои, а тело мокрицы идеально заточено под подобную среду обитания. Поэтому Аксенов как дебютировал в 28 лет, так и купался в лучах литературной славы всю жизнь. Местами даже славы международный. А наивное млекопитающее Галковский в 28 лет со своим «бесконечным тупиком» оказался никому не нужен, и до сих пор мечтает получить хоть какое-то литературное удостоверение личности. Типа «член союза писателей Москвы», где этих писателей тысячи. При этом ничего не хочу сказать про Аксенова плохого. Он писатель хороший, у него есть головной – не головной, но большой мозг. Есть и чувства. Как у всех разумных существ. Физиология вот только… И она странновата не с моей точки зрения – она странновата ВООБЩЕ.
Первая жена Аксенова интересней, поэтому оставлю её на сладкое, и начну со второй. Вторая была до брака с Аксеновым женой гениального режиссера «Романа» «Кармена», который «Обыкновенный коммунизм», или «сионизм», или нет – «цинизм» — не помню, из головы вылетело. В общем, там что-то на тему «ненавижу негров и расистов». Снято плохо. Как вы, наверное, догадываетесь, вторая жена Аксенова была уже третьей женой Кармена. А вот первой его женой была дочка секретаря ЦК ВКП(б) «Емельяна» «Михайловича» «Ярославского». И опять вы догадались: дочь «Ярославского» после развода с Карменом тут же нашла себе нового мужа – международного авантюриста Марселя Розенберга. Вскоре его убили.
Однако вернемся ко второй жене Аксенова – урожденной Майе Афанасьевне Змеул. Непонятно, где этот бонвиван и либерал находил себе таких чудовищ. Змеул-отец (фамилия говорящая, её хоть куда, даже в «Звездные войны») был сотрудником органов и историком КПСС. Написал фундаментальный труд «Основы марксистско-ленинского учения о профсоюзах».
Но первая жена много круче. Это Кира Людвиговна Менделева. Аксенов так описывал её мать:
«Моя теща от первого брака, напористая дама по имени Берта Менделева, в тридцатые годы поступила в Академию бронетанковых войск, которую и окончила перед началом второй мировой войны. Ее любимой поговоркой было популярное среди советских жлобов выражение: «Порядок в танковых войсках!» Уже выйдя в отставку в чине полковника, она ходила в мерлушковой папахе и офицерской шинели и отдавала распоряжения высоким надтреснутым голосом. В период всенародной критики сталинизма она соглашалась – да, у Сталина были ошибки, и главная ошибка заключалась в том, что он в 1945 году остановил наши танки на Эльбе вместо того, чтобы позволить им прокатиться до Атлантики: ведь американские «Шерманы» не шли ни в какое сравнение с советскими «тридцатьчетверками».».
Берта Ионовна Менделева родила свою дочь от внебрачной связи с венгерским коммунистом Лайошем Гавро. Гавро это австро-венгерский прапорщик, сделавший карьеру в карательных интернациональных частях Красной армии, а затем работавший во внешней разведке (в основном в Болгарии и Китае). Имел чин комкора, разумеется расстрелян.
Его женой была Анна Никитишна Фурманова, вдова Дмитрия Фурманова, автора «Чапаева». От Фурманова она родила дочь, а от Гавро — сына. Её девичья фамилия Стешенко, но о родителях ничего не сообщается. Ходят слухи, что её мать была как раз из рода Менделевых.
Про родителей Фурманова тоже сведений кот наплакал. В википедии сообщается что его отец «из крестьян Ярославской губернии». Фурман — хорошая фамилия для русского крестьянина, не хуже чем Блюхер. Однако, какой же это крестьянин, если сам Фурман(ов) сообщает, что его отец был содержателем кабака в городе?
Потом считается, что Стешенко это его жена с 1915 года, но после рождения ребенка он её бросил, а через некоторое время она самовольно приехала к нему в чапаевскую дивизию (имея на руках годовалого ребенка) и стала плясать на сцене. Плясала так хорошо, что Чапаев стал распускать руки, а Фурманов написал донос своему патрону Фрунзе. После этого Фурманова направили в Туркестан, где он стал жить с некоей Лидией Августовной Отмарштейн, дочкой колчаковского полковника, в 1917 году служившего вместе с Чапаевым. Лидия Отмарштейн работала в ЦК бухарской компартии, а затем занимала большие посты в органах советской юстиции. Отмарштейны это почтенная фамилия русского военного масонства. Представитель другой её ветви, Георгий (Юрко) Васильевич (Оттович) Отмарштейн, был правой рукой Петлюры.
Ну вот где-то так. Крутят этот фарш в мясорубке международной секты уже лет сто. Все уже давно перемешалось до уровня однородного гумуса, но интересно что там, внутри, люди, конечно, не понимают что происходят. Им кажется, что весь этот калейдоскоп: разрушение семейных ценностей, абсурдные репрессии и еще более абсурдные карьеры, скрещивание, клонирование, педерастия в товарных количествах — это все естественная нормальная жизнь. Ну, может немного с чудинкой.
Когда речь идет о судьбе одного человека, то так оно и есть. Жизнь богата на парадоксы. Но когда речь идет о поколениях и о сотнях и тысячах судеб, то тут не «чудинка». Тут дело фантастическое, страшное. И попавших в оборот по-человечески жалко. Вне зависимости, что они там из мясорубки верещат (как правило, ничего хорошего: «рашка-какашка», «когда же это кончится», «отравили новичком»).

цинк

Recommended articles