Амирам Григоров — Прощай, жванецкий. И забери своих бадханов.

By , in CRAZY BLOG on .

Мой папа в советские годы терпеть не мог телевизор. Не смотрел.
Однажды он сказал фразу, которая меня поразила тем, что я категорически не понял её смысла:
— Да ну, кого там смотреть? Клезмер и бадханы!
А моего папу надо просто слушать, он говорит так, что отдыхает сериал «Ликвидация» — у него мат и феня с украинизмами мешается с изречениями великих равов.
Что есть клезмер, я вскоре понял. Папа считает всю советскую эстраду именно клезмером, начиная с Бернеса.
А кто такие бадханы?
Вот как-то увидел я фотографию еврейской свадьбы — не помню уж, чьей свадьбы, но место действия — Украина. И там стоит пожилой дядька в пальто, вывернутом наизнанку, и в вывернутом наизнанку треухе. Это был бадхан.
Короче говоря, бадханы это свадебные шутники, профессиональные хохмачи, которые работали за гонорар и переезжали из городка в городок — дело в том, что есть обязанность (мицва) веселить жениха и невесту. Делалось это мит хохмэс унт бдихэс (с шутками и анекдотами). Были и придворные бадханы у великих раввинов, имевших дворцы и «дворы».
Со временем некоторые бадханы политизировались, притом настолько, что у них появились сатиры на раввинов и шутки на политическую тему.
Вообще у бадханов ничего святого не было — их цель была заставить всех хохотать, нетрезвые гости должны быть веселы — и как этого добиться, совершенно неважно — наутро никто не вспомнит.
Ну так советские «сатирики» так называемые, от Райкина начиная, это никакое не большевистское ноу-хау. Это старая добрая ашкеназская традиция. Но. Когда бадхан заставляет ржать еврейскую милую компанию это одно, когда же он развлекает зал, набитый похмельными брежневскими афонями, это совсем другое.
Исключительной силы пошлость, этакая хамская из портового города, самоненависть, внушаемая через веселуху, тупое зомбирование недалёкого заводского плебса, всё это связано со Жванецким.
Я как-то сравнил его с человекообразным насекомым из Стивена Кинга — с разумным жуком, который смешит до смерти, и забирает душу.
Если у евреев в еврейской среде это всё понарошку, это мистификация для своих, то в совке это воспринималось совсем по-другому. И не удивлюсь, если «партия» дала отмашку на такое «творчество». Потому что они стали плодиться и размножаться — появились бесчисленные аркановы, арлазоровы, петросяны, измайловы, и в конце совка было то, что называется перепроизводством.
Давайте уж осознаем — совку пора уж сказать «прощай». Уходи, дурное наваждение, и забери своих бадханов. Встретимся на свадьбе, и больше нигде и никогда. Прощай, жванецкий.

2018

Фото: Борис Березовский обмывает покупку ТВ-6, 1999 г.

 


Умер Жванецкий.

Я его ругал. Ругал много и убеждённо.

Для меня одесский «сатирик» был символом брежневского времени, со всеми его родовыми болезнями.
Но, уверяю, есть вещи похуже Жванецкого и его пошлой до непристойности риторики. Есть, и эти вещи предстали воочию.

Подмахивание нацизму и сам нацизм — куда хуже, чем шуточки покойного. И быдло, которое отчасти нацифицировано и потеряло людской облик — оно стократ похуже будет, чем советские простые люди, которые хохотали в зале над раками, которые по пять, или над «А вас? А меня Аваз».

Безусловно, всякая нехорошая простота — зло. И тем ещё зло, что путь от простеца к нацисту — короче и термодинамически выгоднее, чем путь от того же простеца к гражданину.

Да, брежневская, простите за возвышенное слово, мысль, сделала из советских людей совков. Райкины и жванецкие напрямую участвовали в этой работе над биоматериалом. Совковый сапиенс же только при крайнем стечении благоприятных обстоятельств может стать патриотом и гражданином, а вот визжащим нацистом — украинским, к примеру, или русским — может слишком легко.

Жванецкий ушёл — он там пусть сам с Б-гом разбирается. Это окончательно ушёл совок — боюсь, никого больше из столь определяющих стиль той эпохи фигур на свете уже не осталось.

Мы остались, и почти некого стало ругать лично мне. Но, признаю, прошлое ругать легко, а вот как быть с настоящим?



Вот пишу про какого-нибудь либерального клоуна, типа Кролика-Вишневского, и приходит в комментарии Русский дуракъ, с таким комментарием «а вот всё потому, что в Талмуде у них написано».
Меня больше всего поражает, что в 21-м веке по прежнему есть некий корпус людей, серьёзно уверенных, во-первых, во всемогуществе религии, во-вторых — в том, что либерализм равен иудаизму.
В 21-м веке!
А дело-то, как можно понять, не просто в неграмотности, а в том, что все доступные источники по еврейской истории Нового времени крайне запутаны, а запутаны как раз либералами.
И дело в том, что именно еврейское общество очень рано, раньше большинства европейских обществ, подверглось секуляризации «снизу». Строго соблюдающие свои законы евреи, ещё и пребывая под прессингом извне, от окружающих народов, перестали придерживаться консервативного иудаизма, в 18 веке произошёл слом — на западе континента, в Германии и Голландии, началась хаскала, на Востоке — в Польше, Галиции, Украине и Венгрии — начался Хасидут — то есть, одни рвали с устоявшейся традицией с позиций т.н. «прогресса», другие — с позиций крайнего мистицизма. О втором как-нибудь отдельно. А вот хаскала, просвещенческая линия, очень быстро привела — через стадии образования всяких реформатских общин — к отпадению от религии вообще, к крайнему атеизму и нигилизму, это именно хаскала, своим безразличием к любым традициям, привела к массовым крещениям евреев, при полном презрении как к новой вере, так и к своей старой. Нет и не было ни единой античеловеческой теории, к которой бы не примкнули евреи, ударенные хаскалой по голове.
Я сейчас не хочу входить в тонкие материи, и обсуждать прогресс, как таковой и его сочетаемость с религиозностью, речь не об этом.
Просто ни Рубинштейн, ни Шендерович, ни Улицкая, никто из них — не является иудеем, не принадлежит к Традиции, и ничего из того, что они говорят, не произносится от имени Традиции.
Кроме фамилий у них вообще ничего нет такого, что связывало бы их с Востоком, с Иерусалимом и с Талмудом.

 

 

 

Recommended articles