Лев Пирогов — Памяти Кирилла Стремоусова

Когда погибают такие люди, как Стремоусов, как Мозговой, с благодарностью понимаешь, что всё-таки есть в России такие мужчины. Бесстрашные, идейные, с чувством огромной личной ответственности.

Но в то же время… Не уживаются они с «системой».

А мы – уживаемся. Я – уживаюсь.

И становится горько. И становится стыдно. Что они погибли, а ты живёшь. Сидишь строчишь в дзенчик. И даже сейчас не хватает мужества написать всё, что я об этом думаю. И как прикажете с этим жить?

Может быть, у вас не бывает таких минут. А если бывают, попробую сейчас рассказать, как с этим жить. Бог послал однажды такой случай.

Было это пару лет назад, тоже были жуткие дни, а мне надо было готовить новогодний номер «Лучика». Со всякими поздравлениями и шутками-прибаутками. И примерно те же мысли, как сейчас, плита чугунная на душе. Но вот, роясь в интернете в поиске какой-то нужной картинки, случайно наткнулся на фотографию…

Новый 1942-й год в детском саду в блокадном Ленинграде. Многие ли из этих детей выживут? Даже те, кого удастся вывезти по Дороге жизни…

И всё-таки у них праздник. Взрослые раздобыли ёлочку. И, наверное, чуть больше еды. И были стихи и песни, и хоровод. Каждый праздник важен в детстве, оно ведь очень кроткое. Жизнь вообще короткая, а детство – особенно… И взрослые – что, нашли в себе силы?

Нет. Просто сделали что должны.

Я жадно вглядывался в лицо их воспитательницы, и душа наполнялась безграничным уважением и любовью – как к родному человеку. Она, эта женщина, и объяснила мне тогда – как жить. Не думай о том, что можешь и чего не можешь, не фантазируй. Делай что должен. Делай изо всех сил, делай не смотря ни на что – и тогда, может быть, когда-нибудь ты и узнаешь, что ты можешь на самом деле.

Сейчас, извините, будет «модуляция», неподготовленный переход из минора в мажор. Помните анекдот, как актёра провинциального ТЮЗа пригласили в Голливуд на роль в блокбастере, а он ответил «не могу, у меня ёлки»? Я усмехался. Вот, дескать, дурак, актёр-то.

А юмор, он не всегда умный. Он скорый на посмеяться, а на подумать – нет. Актёр-то из анекдота был прав. Ёлки кормят, а в Голливуде – ты сначала пробы пройди. И ещё одно. Главное. Все блокбастеры – говно, положа руку на сердце. А ёлки детям радость приносят.

* * *
В этой жизни ничего не изменится. А если изменится, я об этом не узнаю. А если узнаю, буду счастливо изумлён. Но даже если ничего не изменится, я буду помнить о тебе, Кирилл Стремоусов, Кирилл Сергеевич. И в том, что я стараюсь делать полезного, а я буду стараться, обещаю тебе, будет жить частичка тебя.

«Наши» дети вырастут, что-то из журнала запомнят – пусть одну фразу, одну мысль, картинку, и понесут это по жизни с собой, и в их жизнях, в жизнях их детей, тоже будет крохотная частичка тебя, один твой атом.

Это не мало. Это так и устроено. Человек, его семья, его дело, народ, история.

* * *
У Кирилла Стремоусова шестеро детей. Младший ещё не успел родиться. Я ищу контакты его жены, кто может помочь, пожалуйста, напишите на glav@lych.ru. Спасибо.

Recommended articles