Nigel Henderson
1917 — 1985
Художник, фотограф-экспериментатор
wiki/Nigel_Henderson
Создатель и идеолог Independent Group
wikipedia.org/wiki/Independent_Group

Independent Group
http://independentgroup.org.uk

Найджел Хендерсон пребывал в относительной безвестности с середины 1950-х годов. При том, что влияние его на британское искусство в 1950-е и 1960-е годы было огромным. Был близок племяннице Вирджинии Вулф, дружил с такими фигурами, как Дилан Томас, Т. С. Элиот, Бертольт Брехт и У. Х. Оден. Принятый Пегги Гуггенхаймом в середине 1930-х годов, Хендерсон вошел в круг  ключевых французских сюрреалистов, таких как Марсель Дюшан, Макс Эрнст, Ив Танги, Ханс Арп, а позже Фернан Леже, Альберто Джакометти и Жан Дюбюффе. После войны эти дружеские отношения и их влияние на его творчество привели Хендерсона в новый круг молодых художников, с которыми он смешался; среди них Эдуардо Паолоцци, Фрэнсис Бэкон, Уильям Тернбулл, Ричард Гамильтон и архитекторы Колин Сент-Джон Уилсон и Элисон и Питер Смитсон.

Его работы можно найти в галерее Тейт, Лондонском Музее, Музее Виктории и Альберта, Музее современного искусства в Нью-Йорке и Центре Помпиду в Париже.


После окончания Второй мировой войны Найджел Хендерсон часто любил гулять улицам Лондона и окидывая взглядом мусор на улицах, искал красоту в жизни разрушенного города. Эти прогулки успокаивали его душевные раны. Хендерсон был ранен во время Второй мировой войны. Постоянные вылеты в составе ВВС Великобритании как офицера Команды береговой охраны привели его организм к сильному истощению. Уже в самом конце войны Хендерсон перенес нервный срыв, и ему пришлось лечиться в клинике Гая.
Эти прогулки по разрушенному войной Лондону были своего рода терапией. Именно занятия фотографией с Rolleicord и привели к важному результату для Хендерсона: душевное исцеление и формирование основы для нового направления поп арт искусства в фотографиях и коллажах. После двух лет прогулок по улицам Лондона , ему наконец подарили легендарного качества фотокамеру Rolleicord фирмы Rollei, он начал фотографировать фрагменты окружающего его мир. Это, как оказалось, успокаивало его. Через матовое стекло фотоаппарата он по новому взглянул на жизнь, и его первые фотографии — это фотографии детей, играющих около разрушенных бомбами улиц, рядом с местами гибели их сверстников. Гуляя с фотоаппаратом он просматривал витрины на центральной и главной дороге города , фотографировал веселые объявления. Он видел, что война изменила даже характер игры в банджо среди игроков-старьевщиков, делающие ставки. Улицы все еще были в развалинах от бомбежек, везде была видна боль нищеты и бедности, но окружающий пейзаж дышал надеждами на новую жизнь.

Сейчас уже никто хорошо не помнит Найджела Хендерсона. Вспомнят о послевоенных художниках Англии, это будут имена Фрэнсиса Бэкона или художников в стиле поп-арт. Хендерсон в этой свите английских классиков арт-фотографии всегда был на втором плане, он и сам хотел оставаться в тени. Он был антитезисом сегодняшних, вечно голодных, средств массовой информации Великобритании. Он убегал от известности, он был безнадежно неперспективным с коммерческой точки зрения; вместо того, чтобы продавать или показать коммерсантам свои работы, он был просто счастлив. Искусство было для него как хобби, его личный способ восприятия мира, «способом выхода из послевоенной депрессии».

При всей его врожденной скромности и желании остаться в тишине, Хендерсон являлся невольным катализатором начала всплеска активности в британской культуре после 1945 года. Он был, как сказал Дэвид Сильвестер, «оригинальной фигурой», он был старшим братом для более настойчивой, находящейся в вечных поисках группы британских художников, архитекторов и скульпторов, которые вышли в свет рекламного бизнеса, также потрясенные войной, в те серые, строгие к излишествам послевоенные годы, и, подобно Хендерсону, также попыталась вылечить себя духовно, ища опору в окружающем мире. Его уличные фотографии были экспериментальными для того времени и дышали новизной  — как и у тех, кто балансировал между жанрами фотографии, таким как Анри Картир-Брессон и Роджер Майн. Его тесная связь с ведущими архитекторами старшего поколения породила брутализм, который помог ему восстановить образ довоенного Лондона. И его навязчивая идея о простой жизни и тяга к бытовым картинам обычной жизни Лондона заработала для него прозвище «Джон Бетджемен мусорщик». Для остальных он был просто отцом поп-арта и постмодернизма, недостающим звеном между Блумзбери и Питером Блэйком.

ссылка