Le Point (Франция): нефтяная война — реванш русского Дарта Вейдера


В конце материала P.S. от Interfax

Он взял реванш. 59-летний Игорь Сечин наверняка смаковал последнюю передовицу «Независимой газеты»: американские нефтекомпании на грани банкротства. Глава гигантского госпредприятия «Роснефть», который оказался под санкциями Запада после аннексии Крыма, убежден, что, наконец, может задушить соперников с другого берега Атлантики. Как? С помощью ценовой войны. Именно он убедил 6 марта Владимира Путина разорвать трехлетнее соглашение со странами ОПЕК и снять ограничения на добычу российского черного золота.

Его уже не один месяц выводила из себя позиция Саудовской Аравии, которую он обвинял в защите американских интересов с помощью поддержания высоких цен. Год назад он уже написал Путину письмо, в котором посетовал на предоставленное США преимущество и угрозу для развития российской нефтяной отрасли. Тогда Путин не согласился с ним. Он хотел выстроить привилегированные отношения с наследным принцем Мухаммедом бен Салманом, фактическим саудовским лидером. Он рассчитывал получить с помощью такого союзника влияние на региональную политику. Сечин отступил, но затем вновь перешел в наступление. Кризис вокруг коронавируса и затребованное ОПЕК новое сокращение производства стали для него хорошим поводом. В чем заключались его аргументы? США стали первым в мире производителем нефти благодаря сланцевым месторождениям и теперь намереваются экспортировать ее в Китай. Это может подорвать огромные совместные инвестиции в Сибири с китайским партнером. По его словам, снижение цен должно поставить на колени американских операторов, которым приходится иметь дело с высокой стоимостью добычи. Путин уступил, хотя ему и пришлось пожертвовать недавней идиллией с саудовским принцем.

Это триумф для Сечина, который не привык отступать. «Его сила проистекала из близости к президенту и умения вести аппаратные игры», — пишет журналист Михаил Зыгарь в книге «Вся кремлевская рать». Сечин и Путин знают друг друга со времен работы в мэрии Санкт-Петербурга в начале 1990-х годов. Сечин был тогда секретарем Путина, который отвечал за внешние связи городской власти. Преданный подчиненный каждое утро приносил начальнику кофе. Как и Путин, он служил в КГБ, работал в Анголе и Мозамбике на посту переводчика.

Второе лицо

С тех пор Сечин не отходил от Путина. Он последовал за ним в администрацию президента, стал вице-премьером в 2008 году и, наконец, возглавил крупнейшую нефтекомпанию страны «Роснефть». Его абсолютная верность, огромная трудоспособность и связи в спецслужбах сделали его одним из самых влиятельных государственных деятелей. Вторым человеком, как говорят некоторые. Этот человек с угловатым и красным лицом по прозвищу Дарт Вейдер (суперзлодей из «Звездных войн» — прим. ред.) также вызывает страх, поскольку он совершенно безжалостен с любым, кто перейдет ему дорогу.

Первым, кто сделал это и поплатился, был бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский. В 2003 году Сечин составил на него досье, обвинив в финансировании оппозиции и намерении продать компанию американской корпорации Exxon. Путин дал добро на арест. Ходорковский провел десять лет в тюрьме, а активы его компании перешли «Роснефти».

Сечин ненасытен. В 2014 году он выбрал себе новую жертву. На этот раз под ударом был глава нефтяной компании «Башнефть». Владимир Евтушенков оказался за решеткой по обвинению в расхищении средств, а «Роснефть» поглотила «Башнефть».

Дело закрыто? Не совсем. Сечин подготовил месть против того, кто пытался сорвать всю операцию: речь шла не о ком ином, как о министре экономического развития Алексее Улюкаеве, представителе либерального лагеря. Врага, по мнению Сечина. Он подстроил ему ловушку, пригласив к себе в ноябре 2016 года. Министр вышел из его кабинета с чемоданом в руке и сел в машину, которую затем задержали агенты ФСБ (бывший КГБ). В кейсе оказались 2 миллиона долларов мелкими банкнотами. Начался суд. Сечина четыре раза вызывали свидетелем, но он отвечал отказом. В любом случае, он добился желаемого: Улюкаеву дали восемь лет тюрьмы.

Сложно сказать, победит ли Сечин в противостоянии с американскими нефтяниками. Гарантии нет. Прежде всего, те могут пережить бурю, сократив расходы. Далее, Сечин разгневал Саудовскую Аравию, которая оказалась готова вести ценовую войну и предоставить скидки клиентам. Все это осложняет план по завоеванию рынка. Наконец, устойчивый спад цены ниже отметки в 40 долларов за баррель становится угрозой для всех, в том числе и для «Роснефти», чьи котировки просели почти на 20%. Сечин еще не закончил шептать на ухо Путину.

18.03.2020
цинк



Сечин допустил возврат нефти к $60/баррель в случае ухода с рынка сланца

«Мы, естественно, будем восполнять ресурсную базу. Но тем не менее это огромный потенциал, который не зависит от состояния рынка. Операционные затраты сопоставимы с операционными затратами Saudi Aramco, например. У нас $3,1 на баррель добываемой нефти, у них там порядка $2,5-2,8. Поэтому здесь тоже мы можем спокойно, эффективно работать, при этом мы не демпингуем, в отличие от них. Поэтому наша эффективность может быть даже и выше», — заявил глава «Роснефти».


Москва. 20 марта. INTERFAX.RU — Низкие цены на нефть делают добычу сланцевой нефти в США неэффективной, поэтому уход с рынка этих объемов может привести к росту цены к концу года, считает глава «Роснефти» Игорь Сечин.

«Одновременно появляется информация о выводе части добычных активов сланцевого производства, этот процесс уже пошел. Снижение (цены на нефть — ИФ) до такого уровня не дает возможности привлечения финансирования, хотя финансовые власти США активно поддерживают своих производителей», — сказал он журналистам.

Глава «Роснефти» отметил, что Федеральная резервная система (ФРС) США провела допэмиссию на $1,5 трлн, в том числе в целях поддержки производителей, но усомнился в эффективности таких мер.

«Какие бы инвестиции ни предлагались, текущий уровень цены не позволяет эффективно добывать сланцевую нефть, поэтому рынок откорректируется. И я думаю, что достаточно быстро откорректируется, я думаю, в течение полугода мы увидим уже изменения в более таком стабильном, правильном направлении», — добавил Сечин.

«К концу года, я предполагаю, что цена может вырасти и вернуться на уровень до $60, если будут процессы продолжаться, выход будет сланцевой нефти с рынка», — считает глава «Роснефти».

Кроме того, он напомнил, что бюджет Саудовской Аравии балансируется при цене свыше $80 за баррель. «Большие обязательства социального характера, обязательства, взятые перед инвесторами, которые вложили средства в Saudi Aramco в ходе IPO. Это же известно, что они взяли обязательства о выплате дивидендов объемом в $75 млрд. Такая цена, которая сейчас складывается, она не позволяет выполнить эти обязательства, вот придется какие-то решения принимать», — уверен Сечин.

По его словам, ресурсная база «Роснефти» даже без дополнительных инвестиций в геологоразведку позволит компании не снижать объемы добычи, а операционные затраты дают возможность «достаточно долго» работать в этом режиме.

«Мы, естественно, будем восполнять ресурсную базу. Но тем не менее это огромный потенциал, который не зависит от состояния рынка. Операционные затраты сопоставимы с операционными затратами Saudi Aramco, например. У нас $3,1 на баррель добываемой нефти, у них там порядка $2,5-2,8. Поэтому здесь тоже мы можем спокойно, эффективно работать, при этом мы не демпингуем, в отличие от них. Поэтому наша эффективность может быть даже и выше», — заявил глава «Роснефти».

Также он выразил уверенность в том, что Россия и Саудовская Аравия как крупнейшие производители нефти даже после распада сделки ОПЕК+ должны продолжать сотрудничество и обмен информацией по нефтяной теме, стремясь при этом к взаимной выгоде и придерживаясь «рыночных конструкций».

«Мы исходим из того, что рыночная конструкция всегда имеет больше оснований и больше стабильности. Влияние политических циклов дестабилизирует нашу работу. Но то, что контакты должны продолжаться, у меня даже сомнений нет», — заявил Сечин.

Глава «Роснефти» признал, что соглашение ОПЕК+ вносило свою лепту в балансировку рынка через сокращение нефтедобычи. Однако, по мнению Сечина, роль сделки была ограничена тем, что в ней не участвовал один из лидеров мировой добычи — США, которые вышли на первое место в мире по производству нефти.

«И впервые Соединенные Штаты стали нетто-экспортером, и активно занимали те рынки, которые раньше даже не обсуждались. Да, вот тут и Европа, и Восточная Азия, Китай и Индия, ряд других направлений. Даже первый газовоз американский пришел в Польшу, разгрузился, хотя понятно, что по газотранспортной системе поляки спокойно могли бы получать и российский газ. Больше того, российский газ примерно на 30% дешевле американского», — заявил он.

«Поэтому тут опять мы видим вмешательство ряда политических факторов, а не экономики. Это уже прогнозируется не так достоверно», — сказал Сечин.

цинк

 

Recommended articles