«мы наблюдаем сегодня, как каждая вещь посредством рекламы, средств массовой информации и изображений приобретает свой символ. Даже самое банальное и непристойное — и то рядится в эстетику, облачается в культуру и стремится стать достойным музея. Все заявляет о себе, все самовыражается, набирает силу и обретает собственный знак. Система скорее функционирует за счет эстетической прибавочной стоимости знака, нежели за счет прибавочной стоимости товара…
Как и приверженцы стиля барокко, мы являемся неутомимыми создателями образов, но в тайне все-таки остаемся иконоборцами. Но не теми, кто разрушает образы, а теми, кто создает изобилие образов, ничего в себе не несущих. Большинство современных зрелищ, видео, живопись, пластические искусства, аудиовизуальные средства, синтезированные образы — все это представляет собой изображения, на которых буквально невозможно увидеть что-либо».

Жан Бодрийяр «Прозрачность зла». 1990

На этом фоне ТИПИЧНЫЙ кусок хуйни из самопиаровского концепта Кевина Робертса и Saatchi – «Lovemarks» – выглядит отличным образцом когнитивного диссонанса: «Идеализм любви – это новый реализм делового мира. Бизнес, который строится на уважении и любви, способен изменить мир»
Kevin Roberts, Ceo Worldwide, Saatchi&Saatchi / Lovemarks. 2004

P.S.
Г у р е в и ч . Мы говорили об Отчизне и катастрофе. Итак, я люблю Россию, она занимает шестую часть моей души. Теперь, наверно, уже немножко побольше… (смех в зале). Каждый нормальный гражданин должен быть отважным воином, точно так же, как всякая нормальная моча должна быть светло-янтарного цвета… Но только вот какое соображение сдерживает меня: за такую Родину, я, нравственно плюгавый хмырь, просто недостоин сражаться.
Д о к т о р. Ну, почему же? Мы вас тут подлечим… и…
Г у р е в и ч. Ну так что ж, что подлечите?.. Я все равно ни за что не разберу, какой танк и куда идет. Я готов, конечно, броситься под любой танк, со связкою гранат или даже без связки…
З и н а и д а Н и к о л а е в н а. Да без связки-то зачем?
Г у р е в и ч. Неприятель взлетает на воздух, если даже под него кидаются вообще без ничего. Мой вам совет: больше читайте… Ну уж, если не окажется ни одного танка поблизости — тогда уж амбразура найдется точно. Чья — не важно. Я, не мешкая, падаю на нее грудью — и лежу на ней, лежу, пока наш алый стяг не взовьется над Капитолием».

В.Ерофеев «Вальпургиева ночь, или «Шаги командора». 1985

АБ