Вот вам телеграмма от Гиппопотама!

«Телеграмный аспект» беломайдана

Не секрет что белорусские власти фактически уступили медийную инициативу еще до выборов, когда оппозиция заявляла, что выборы будут не легитимными и сфальсифицированными, фактически подготавливая почву для будущих протестов. По всей видимости, не ожидалось, что информационный аспект окажется настолько важен. По действиям белорусских властей было заметно, что информационный удар по Лукашенко и государственному аппарату, а также его сила, оказались полнейшей неожиданностью, несмотря на все заявления о том, что чего-то подобного ожидали и к майданным сценариям готовились.
Белорусские медиа де-факто готовились к прошлой войне, а познакомились с современными методиками информационно-психологической войны. Отсюда и пассивная позиция, с нелепыми рассказами про удои и надои в критический период развития попыток захвата власти.
В силу полной неготовности белорусских государственных СМИ, оппозиционные каналы на некоторое время захватили полную информационную инициативу, навязывая обществу и внешним наблюдателям свой нарратив.

Главную роль в этом играл ТГ-канал NEXTA, который с территории Польши ведут два малолетних белорусских оппозиционера под чутким присмотром польских спецслужб и специалистов НАТО по информационно-психологической войне.

В условиях, когда в стране блокирован интернет, а государственные медиа пассивны, этот канал стал основными источником «телеграм-революции» (как в некоторых предшествующих событиях такую же роль играли Twitter, Facebook или FireChat), лишний раз показав, как легко через Телеграм обходить общие государственные блокировки (см. блокировку ТГ в России). Фактически, власти сами отдали информационное поле боя противнику, а потом удивлялись, почему через этот канал валом шел поток различной дезинформации, которой люди верили за неимением альтернативных каналов.
Как и любой пропагандистский инструмент NEXTA смешивала реальные факты и подлинные видео с постановочными роликами и вымышленными событиями, которые в условиях быстро развивающихся событий невозможно было оперативно проверить и многие принимали это за чистую монету, как скажем в Сирии верили в Твиты девочки Баны, а на Западе в «химические атаки Асада в Хан-Шейхуне. Разумеется, все это работает в краткосрочной перспективе — если события затягиваются, неувязки или постановочные ролики начинают всплывать и у многих искренне повершивших начинают закрадываться сомнения — а не водят ли их за нос в интересах заграничных кукловодов. Но как представляется, план свержения Лукашенко заключался в том, чтобы свергнуть его в течение недели после выборов, после чего разоблачение фейков NEXTы не имело бы актуальности — дело было бы сделано.
Но падения Лукашенко не случилось, а разоблачений фейков распространявшихся NEXT-ой становится все больше.

Кроме того, когда оппозиция сейчас говорит о том, что она за мирный ненасильственный протест, ей резонно напоминают, что главный информационный канал оппозиции открыто призывал к организации беспорядков, нападению на ОМОН, внутренние войска и прочим антигосударственным действиям.
Опять же — в период активного развития событий, это было не так важно, потому что результат (свержение Лукашенко), списал бы все. Но Лукашенко устоял, поэтому в условиях ожидающихся репрессалий против организаторов беспорядков, заявления ТГ-канала NEXTA очевидно будут использоваться как дополнительный аргумент для наказания причастных. Постеры канала и их хозяева из спецслужб разумеется останутся в безопасности в Польше, а вот те, кто им поверил, могут лишиться свободы.

Вместе с тем, Телеграм показал себя не только как отличное средство распространения информации и дезинформации с доставкой в карман конечного пользователя, но и как отличный способ общей координации раскрутки информационных нарративов, позволяя манипулировать настроениями толпы и толкать ее на те или иные акции и действия. Как обычные, так и противозаконные. Например, именно NEXTA предложила после первого дня протестов, прятать протестующих в подъездах жилых домов. К чему это привело — ОМОН начал бегать за протестующими по дворам и подъездам, что привело не только к задержаниям протестующих, но и избиением случайных граждан. Идеальная схема провокации. Авторы ее конечно в Польше ничем не рискуют, а тут ОМОН в дерьме, а случайные люди потирают избитый зад. То есть, те команды, которые отдавались через Телеграм, помогли достичь желаемого и усугубить кризис.

Аналогичным образом, протестующих учили блокировать дороги посредством организации заторов, разумеется не предупреждая о последствиях, когда машины начали забирать или ломать дубинками. Задача была понятной — нарушить транспортное сообщение в центре Минска и спровоцировать интенсификацию столкновений ОМОНа с протестующими водителями, что в дальнейшем привело к серии наездов на ОМОН, в том числе и с тяжелыми травмами у тех, кто попал под машину. Разумеется. тех кого поймают за это — те сядут. Подстрекатели же разумеется останутся на свободе и будут слать сообщения в Телеграме «узникам совести» из прекрасного далека.

Сюда же можно отнести рекомендацию «организовывать сцепки» как «эффективный метод» борьбы с ОМОНом. Когда несколько таких сцепок ОМОН показательно и жестко развалил, это все заботли0во засняли и выложили там же, где до этого рассказывали про «эффективные методы». ОМОНу подсунули вполне конкретную цель, которую он легко устранил в своей манере (потому что как раз этому их и учат — давить организованное сопротивление на улицах), а советчики получили необходимую картинку. Те, кто вышел постоять в «сцепке», получили дубинкой по корпусу или по голове. Вот это и есть эффективный метод сопротивления ОМОНу, только он не силовой, и информационный.

Разумеется. нельзя говорить о том, что вся координация беломайдана шла через Телеграм. Действия спецгрупп засылавшихся с территории стран НАТО и Украины, если и координировались через Телеграм (помимо других, более специализированных каналов координации), скорее всего проходили через куда как менее афишируемые группы.

Все это разумеется не снимает вопросов к белорусским СМИ, которые оказались несостоятельными и сейчас вынуждены получать «гуманитарную информационную помощь» из России. В этой связи, забастовка части журналистов гос.ТВ Белоруссии дает Лукашенко возможность радикально обновить свою замшелую информационную политику, потому что если посмотреть на эфиры белорусского ТВ (или практически полностью пассивный сетевой сегмент) в период с 9 по 14 августа, то возникают серьезные вопросы к квалификации тех, кто там работает или работал. Россия более активно участвует в информационных войнах (субъективно, она если и уступает США, то в основном по ресурсным параметрам), поэтому в этих технологиях она существенно опережает Белоруссию и при сохранению текущего вектора отношений Белоруссии и РФ, можно ожидать, что под воздействием работы российских журналистов и политтехнологов, Белорусские государственные и сетевые СМИ станут более современными и зубастыми. В этом конечно есть и вина Лукашенко, который откровенно пустил на самотек информационную политику у себя в стране и был вынужден в условиях цейтнота экстренно обращаться за помощью и тушить разгорающийся пожар. Старт контрнаступления был дан 16 августа, а уже через несколько дней по оппозиции нанесли ряд серьезных медийных ударов, банально воспользовавшись ее информационными самострелами («Реанимиацинный пакет реформ», встреча Тихановской с Бернаром Анри Леви) или же результатами работы КГБ Белоруссии (показания задержанных координаторов беспорядков или же оперативные материалы показывавшие обратную сторону «мирного протеста»). NEXTA все это игнорировала или уходила в отрицалово, что позволило про-лукашенковским ресурсам создать свой информационный нарратив, который был важен как с точки зрения укрепления лояльности своих сторонников, так и для убеждения колеблющихся. Также это было важно с точки зрения распропагандирования части сторонников оппозиции, которым начали показывать «несуществующих сторонников Лукашенко» и то, что «не все так однозначно»). Все это сразу сказалось на балансе митинговой активности и несколько укрепило позиции Лукашенко.

Можно отметить, что несмотря на очевидные признаки попыток реализации цветного сценария, эти сценарии отнюдь не гомеостатичны и могут менять/обновлять/дополнять свой инструментарий в зависимости от особенностей конкретной страны и особенностей развивающихся информационных технологий.

Если в 2011 году в Египте основным каналом был Facebook, в Сирии в 2012-м Twitter, а во время протестов в Гонконге Firechat, то в Белоруссии-2020 на первый план вышел Телеграм. Важно понимать, что это в первую очередь инструмент, который в перспективе может быть сменен на более эффективный, по мере развития информационных технологий и программного обеспечения.

Развитие Телеграма на текущем этапе сделало его более предпочтительным инструментом, нежели Твиттер или Фейсбук, в том числе и в силу распространения Телеграма в Белоруссии. Поэтому ставка была сделана на Телеграм, а в самом Телеграме подготовлены каналы аффилированные с спецслужбами стран НАТО. Поэтому после Белоруссии смешно говорить, что это просто мессенджер. Это обоюдоострый инструмент ведения информационной войны посредством которого можно наносить серьезные удары по государственному и силовому аппарату атакуемой страны, а значит можно ожидать, что гласное и негласное присутствие государства в Телеграме будет повышаться, хотя бы с целью контроля потенциального поля боя, чтобы выставлять против той же NEXT-ы свои каналы, как это было проделано в Белоруссии, где после приезда российских специалистов срочно появились про-лукашенковские ТГ-каналы (вроде «Желтые сливы» или «Шкварки», где транслируются государственные нарративы). Можно ожидать, что таких каналов в Белоруссии в ближайшие месяцы станет больше, а их ведение перейдет от партизанщины к упорядоченной информационной машине, как это реализовано в России.

Ну и само собой этот опыт будет изучаться, так как эффект NEXT-ы в первую недель показывает, что в рамках более подготовленных попыток свержения государственного режима в другой атакуемой стране, эта методология может оказаться еще более опасной и эффективной.

цинк

Recommended articles