фото: David Lynch — Crazy Clown Time


 

Если бы я однажды эмигрировал (конечно в США), то давно бы говорил по-русски с акцентом, писал несмешные посты в Facebook на английском языке, читал NYT, голосовал за Трампа и общался с натурализовавшимися китайцами и иранцами. Потому что, американцы со мной дружить не стали бы, а «русских» я бы сам ненавидел и всячески избегал.
И мне было бы плевать на российский империализм, кровавую гэбню, диссидентов и всяких несогласных.
Я бы не знал, кто такой Собянин, Сурков и Гудков-младший.
Я бы научился запекать на День Благодарения индейку, полюбил китайскую еду, а борщ и сырники — окончательно разлюбил.
Я не могу понять, почему люди, которые покинули эти ледяные пустоши, на которых растет только камыш и осока, 10-15-20 лет назад продолжают болеть сердцем за всех обиженных и оскорбленных Россией-мачехой?
У них ведь есть безлимитный Netflix и прекрасные горнолыжные склоны в Колорадо. Отчего же они продолжают смотреть Первый канал и переживать за плохой сервис в Сочи?
Зачем читать Акунина, если есть Джонатан Франзен?
На фига слушать маразматичного Жванецкого, когда есть остроумный Louis CK?
То ли «русский мир» обладает таким чудовищным магнетизмом, что не отпускает из своего поля никого живым, то ли бывшие соотечественники просто не могут выучить язык.
Дебилы блять…


.

Вначале было Слово.
Слово создало человека. Записанное на глиняной дощечке, Слово создало цивилизацию.
За Слово гугеноты резали католиков, а католики -гугенотов. Слова, сдвигали с насиженных мест целые народы и меняли облик континентов.
Тысячи лет люди отдавали и забирали за Слово жизнь и не считали это слишком большой ценой.
Потом Слово получило свободу и все кончилось. Оно утратило вес и смысл.
В разных концах белого мира люди производят мириады слов. Но они не облекаются в плоть, шуршат бессильно, как крупа с маракасах.
Два неопрятных юноши час битый час говорят друг другу слова, за малую долю которых ещё двадцать лет назад они били бы друг друга табуретами.
На другом конце планеты толстый юноша с автоматической винтовкой слушает с каменным лицом страшные оскорбления. А ведь у него была автоматическая винтовка. Зачем?
Образованные люди говорят и пишут друг другу слова, за которые 100 лет назад пришлось бы расплачиваться и их детям и внукам. Вендетта опустошила бы целые города, прежде чем слова потеряли бы свою смертельную силу.
Слову остались верны лишь самые архаичные сообщества и народы. Они его взвешивают и отмеряют как золотой песок. И они по-прежнему готовы за него убить или умереть. Не полагая это слишком большой ценой.


.

Гибель «Курска» в августе 2000 года традиционно открывает личный список преступлений, национальных катастроф, преступных ошибок, фатальных для страны неудач, приписываемых президенту Путину.
Однако, произошедшее 17 лет назад стало поистине апофеозом распада, к которому подошла в тот момент Россия. Новейшая субмарина, принятая на вооружение в 1994 году — утонула вместе со всем экипажем.
Причины катастрофы скорее всего кроются в хронологии. Лодка была заложена в 1992 году, когда инженерам и рабочим Северодвинска уже нечего было есть, а по стапелям верфи «Севмаша» бродило жулье в поисках поживы.
Отчего взорвалась учебная торпеда — из-за заводского брака или ошибки матроса — не суть важно. Она просто не могла не взорваться.
Катастрофа «Курска» в 2000 году была продолжением катастрофы русской армии в Чечне в 1996 году.
В августе 2000 года утонула не атомная подводная лодка «Курск», это тонула российская армия, рушилась российская государственность. Мертвый корпус К-141 и является подлинным надгробием над могилой Ельцина. А 118 моряков стали жуткой жертвой отцу «новой России».
Западный мир следил за гибелью «Курска» затаив дыхание. Это погружалась в бездну Советская империя. Ядерные левиафаны, грозившие Нью-Йорку и Лондону без сил опускались на илистое дно океанов, чтобы сгнить там бесследно, а недостроенные корпуса военных кораблей ходорковские и фридманы распиливали на металлолом.
То, что произошло потом — оказалось невероятным. Россия остановилась у края. И не упала.
Можно спорить о том хорош Путин или плох, надоел или нет. Но он сделал свою работу. И за «Курск» рассчитался сполна.


.

Максим Кантор уговаривает себя, что в России нет настоящих «левых». Да на «левом» политическом флаге тесно как деревенском автобусе.

Там и Едро, и унылый Миронов. КПРФ разложила свои толстые жопы на лучших местах и не хочет подвинуться.

На задней подножке старого «пазика» повис Алексей Навальный.

Он ведет себя как Остап Бендер в Черноморске. Скандалит, обвиняет всех в коррупции и требует пропустить его в середину.

Рулит «левым» автобусом, понятное дело, сам Владимир Путин, потому что левее российского президента никого нет. Он и дорогу бедным поселянам строит, и собственнику Пикалева запрещает закрывать убыточный завод.

Справа — ледяная пустыня, по которой бродят только Кудрин с Просивирниным.

Бывший министр конечно хочет погубить русский народ по рецептам МВФ и Ротшильдов. Толстый Егор дьявольски хохочет в никуда и время от времени восклицает: «Люблю эту русскую тьму! Люблю этот русский космос!».

Но никто его не слушает…

Главное отличие между «левым» Навальным и «левым» Удальцовым совсем не в крымской повестке. А в том, что один обращается к русским, которые жрут мороженные куриные окорочка с картошкой; а второй — к тем, кто привык к «утреннему латте».

Электорат Удальцова ходит в дешевых ботинках с вещевого рынка, а навальнёры выбирают New Balance под цвет своих сиреневых шорт.

Есть еще один чисто русский нюанс. У потенциальным симпатизантов Удальцова в кармане часто лежит ладно отлитая «свинчатка». У навальниста – вейп.

Теперь давайте поспорим, у кого больше шансов занять российскую улицу


.

Всякий народ приобретает историческую субъектность только тогда, когда им начинает интересоваться Америка.
Бомбить. Спасать. Или и то, и другое одновременно.
Кому, например, есть дело до какого-нибудь Парагвая? Никому. А Венесуэла и Куба с экранов новостных каналов не сходят.
Потому что, Америка-мама думает про них день и ночь и безуспешно пытается прекратить их безобразное поведение.
Или Чили.
Про Чили последний раз люди Земли вспоминали, когда американский протеже Пиночет убил советского протеже Альенде и начал строить рыночную экономику с применением эскадронов смерти. Но, это уже мало кого занимало. Потому что, Америка-мама, немедленно про эту дыру на географической карте забыла.
Европейцы с этим комплексом неполноценности борются по-разному.
Англичане пару раз в год собирают пресс-конференцию и напоминают, что они — американский союзник №1. Французы манерно бойкотируют Макдональдс. Поляки орут на всех деревенских сходках, что их с американцами 400 миллионов. Немцы… немцы помалкивают, потому что им сказать пока нечего.
Добросердечные и наивные украинцы устали притворяться, что им плевать на Америку и изо всех сил празднуют новый праздник «николы знову», называют младенцев Джавелинами, и пытаются переорать поляков на деревенских сходках.
А вот русские, конечно — крутые. В мире вообще теперь существуют — только Америка, Россия и все остальные.
Русские снова заняли в протестантском сознании привычное место Абсолютного Зла. Поскольку, раз есть прекрасный город на высоком холме, то должны быть и окружающие его темные силы, что пытаются поглотить источник Света.
И для бывших наших машебратьев это нестерпимо обидно.
Потому что, их мытарят как шлюх, что мерзнут голые в предбаннике, пока белые господа попарятся вволю и попьют вкусной водки. И девок то ли позовут, то ли не позовут. То ли просто трахнут, то ли — отмудохают и кинут на бабки.
А русские занимаются своими темными делами и по блядским саунам не ходят.

 


.
Русское общество всегда признавало безусловный авторитет людей военных. Члены Российского Императорского дома не знали иной одежды кроме армейского мундира. Матушка Екатерина Великая принимала присягу гвардии в сшитом за ночь белом парадном мундире Преображенского полка.

В дворянском обществе любой штатский чиновник чувствовал себя человеком второго сорта рядом с обладателем гусарского ментика или драгунских эполет.

Пушкин Александр Сергеевич, будучи человеком впечатлительным, отправился на Кавказ при первой возможности. И хотя удостоверение участника АТО тогда не давали, поэт был страшно доволен возможности пострелять в туземцев.

Русские женщины, даже пережив сто лет эмансипации и получив дипломы о высшем образовании, при виде военной формы превращаются в архаичных самок с заниженной самооценкой.

На любом корпоративе по случаю 23 февраля лысеющий бухгалтер, который вдруг говорит, что в 1988 году он служил в танковой дивизии, становится звездой, с которым мужчины хотят выпить, а женщины — почувствовать себя Ириной Алегровой.

Но все меркнет перед блистательным образом Воздушно-Десантных Войск.

Ироничное отношения к купанию в фонтанах бывших десантников скрывает дикий комплекс неполноценности, который есть у всякого, кто в ВДВ не служил.

Потому что, десантники это – спайдермены и железные человеки. Они — стивены сигалы и коллективный джон рембо.

Русский десантник это — creme de la crème нации. Идеальный генофонд.

Забеременеть от десантника инстинктивно мечтает любая женщина репродуктивного возраста. Любой ребенок мечтает быть усыновленным десантником, а мужчина — дружить с ним или хотя бы быть знакомым.

И хотя трудно различить античного героя в обрюзгшей фигуре с расплывшимися татуировками, это ничего не изменит ни в его, ни в твоей судьбе.

Тебя не взяли в десант. Потому что, туда брали лучших из лучших. А его – взяли…

Не суди сегодня строго уставшего героя. Помоги ему, скажи доброе слово, выпей с ним. И обняв его за плечи спой сегодня: «Расплескалась синева, расплескалась. По петлицам разлилась, по погонам…»

С Праздником!


.

Заветная русская игра «в Сталина» представляется мне своеобразной интеллектуальной перверсией. Когда просто на голую бабу уже не стоит, а нужно чего-нибудь особенного — существо в латексе, мужика или жирную старуху.
Образ рябого генсека доводит до сладкой истомы оба политических лагеря. Одни делают вид, что им страшно. Вторые — что их прет от великого прошлого.
Но, и те, и другие точно знают, что никакого Сталина 2.0 быть не может.
Чтобы снова родился такой инопланетянин, вся Европа должна истекать кровью в течение 10 лет. В России должна снова появиться партия-секта, которая ради идеалов будет резать соплеменников как скот и сама, не дрогнув, идти на вражеские пулеметы.
Человеческая жизнь должна потерять всякую ценность и смысл. И тогда в этом бесконечном кровавом хаосе может родиться такой сверхчеловек.
Постсоветские барыги, которые тридцать лет не могут нажраться, никакого Сталина родить не в силах. У них набор хромосом иной.

 


.
Люди, которые не едят хлеб — продукт деэволюции.
Хлеб сопровождает человека с раннего неолита.
Хлеб — это то, что создало вид Homo sapiens.
Без хлеба не бывает борща. Без хлеба шашлык утрачивает половину вкуса. Без хлеба водку пьют только дегенераты.
Настоящий мужик рвёт зубами горбушку, как хищник, жертву. По тому, как мужчина ест хлеб, можно понять, как он работает и как делает детей. 
Если мужик не ест хлеб — он ни на что не годен.
Хлеб ест даже американец. В бургере, в хот-доге, в сандвиче с огурцом.
А ты лучше, чем американец.
Русские научили татар есть мясо с хлебом и татары перестали заниматься монголо-татарским игом.
Древние люди придумали есть хлеб с салом и от того, стали украинцами.
Кушай хлеб. Те, кто говорят, что он вредный и от него толстеют — слуги сатаны.
Расскажи про вредные углеводы и избыточный вес таджику, который набивает в тележку 300 батонов белого хлеба по 7 рублей. Он подарит тебе лопату и позовёт с собой копать траншею на Рублевском шоссе.
Приобретя этот полезный опыт, ты наверняка поймёшь, как нужно поступить с модным диетологом, который призывает тебя отречься от хлеба.
Нужно взять номер журнала Cosmopolitan, свернуть его в жгут и избить диетолога до полусмерти.


.
Мертвые легенды

Вы знаете, что означает слово «стосороковой»?
Если вам 30 лет и меньше, скорее всего — нет.
Это — настоящий и главный символ 90-х. Символ новой власти, нового богатства. Образ силы, знак жизни и бессмертия. 
Это — машина на которой ездили Безумные Максы по дикой пустыне, оставшейся на месте бывшей Советской Империи.
«Бэхи», «Бумеры», «боевая машина братвы». Легендарная «пятерка» BMW серий E34 и E39. Кошмар баварских маркетологов, которые 10 лет потратили потом на то, чтобы избавить марку от имиджа Maschine das russische mafia. В 1995-м эта машина источала такую угрозу, которой сегодня нет даже в пресловутой «Армате». Без всякого проблескового маячка ей на трассе уступали левый ряд. Если тебя подрезала эта тачка, то даже не возникала мысль моргать ей вслед. Потому что — голову могли за это прострелить…
Сколько их мертвых легенд осталось в той жизни… Chevrolet Suburban с расходом 35 литров на сотню; Pajero, он же «поджарый» — для братков попроще; Gelandewagen. Land Cruiser 100 — это вообще для России как Т-34…
Не время убило всех этих титанов. Их убил подлый автокредит. Один мой приятель, человек вполне интеллигентный, с болью в голосе рассказывал, что один его подчиненный, настоящее офисное животное лет 30, купил в кредит Range Rover Vogue. Он никак не мог понять, зачем это насекомое ездит на ТАКОЙ машине?.. И только кавказцы не растеряли первозданного отношения к правильному автомобилю.
Машина — это прекрасный и верный конь, на которого можно всю добычу, захваченную в походе променять. Это Карагез Казбича, за которого юный Азамат «табун в тысячу кобыл готов отдать». И если сегодня в дегунинских пятиэтажных трущобах встречаешь запаркованную сверкающую «панамеру», это — наверняка какой-нибудь джигит из местных.
На что ему ваша ипотека? Чтобы жить в безликой двушке где-нибудь на щербинских пустырях? Глупость какая! За эти 10 миллионов какую машину взять можно! А?!

 


.
#ДЛЯГААГИ

— Говори, старая ведьма, когда тебя ЦРУ завербовало? Явки, пароли?! Кто твой связной? Где рация?! Отвечай, тварь!
Что, в молчанку будем играть? Ну, хорошо… Сейчас я буду ломать тебе пальцы. По одному…

 


.
Михал Михалыч Касьянов обстоятельно, со смаком, рассказывал, что американцы скоро предоставят Украине летальное оружие.
И вот тогда:
— Российские офицеры и так называемые ополченцы почувствуют, что такое высокоточное оружие. Только появляется какой-нибудь танк или БТР, а от него уже ничего не остаётся.
Я вот о чем подумал в этот момент.
Если Касьянова застрелят, или его переедет поливальная машина, или он неудачно попьёт чаю, я совершенно не удивлюсь…

 


.

Инструкция по общению

1. Если тебе говорят, что рашка — говно и отсюда нужно валить, ответь ему, что это он — говно, и таких как он, самих нужно валить. Это будет правильно, даже если до этого вы дружили двадцать лет…

2. Если знакомый говорит, что в Донбассе воюет быдло и наёмники, просто пошли знакомого нахуй. Но не бей сразу, возможно, человек просто заблуждается…

3. Если он начинает ныть, что с Крымом было всё не так однозначно, не отмалчивайся. Просто скажи, что с Крымом всё совершенно однозначно, Крым — наш. Если он не соглашается — пошли его нахуй.

4. Если кто-то покровительственно пытается похлопать тебя по плечу со словами; «Вы же разумный человек, а не религиозный фанатик.» — сломай ему пальцы и ответь, что ты не фанатик. Просто — православный неофит.

5. Если кто-то культурно намекает на неполноценность русских и русской культуры — сломай ему несколько ребер. Не разочаровывай человека, оправдай его ожидания. Русские же — звери. Они всегда так поступают.

картина: Вася Ложкин


.
200 жандармов на БТРе сутки ловили кратовского пенсионера.
Понимаю теперь, что «Рембо. Первая кровь» — фильм-предсказание.
Достанься отставнику пулемёт М60 — он мог бы, в принципе, взять Кремль.


.
У творческого человека есть единственный способ бороться с тоталитарным государством — не брать у него денег. Вообще. Ни копейки.
Только гранты, частные пожертвования, краудфандинг и меценаты.
Но тут есть нюансы…
Скажем, если ты неудачно потратил средства Минкульта, то в самом худшем случае тебе выйдет небольшой срок по Статье 160 УК РФ. А талантливый человек и на зоне не пропадет. Можно ставить домашние спектакли или руководить местной художественной самодеятельностью.
Другое дело, если ты взял деньги у авторитетных людей и пообщещал им снять фильм «Бригада» или поставить трагедию Шекспира в Пермском драматическом театре с Аль Пачино в главной роли.
Вдруг что-то пошло не так. Ты сорвался, запил, купил новую машину. о которой мечтал с детства или даже вложился в акции ВТБ. Мало ли. У художника ведь бывают такие моменты поиска себя, фрустрации, экзистенциального одиночества…
Но частный инвестор — бессердечен и, скорее всего, прикажет забить тебя молотками до смерти, а твой труп бросить в миксер с бетоном. Такое, понимаешь, у русских меценатов дикое представление о либертарианской экономике и социальной ответственности художника.
Поэтому, может быть и правда надежнее служить кровавому режиму? Или нет?


 

Если бы я руководил императорским театром, то всенепременно распоряжался театральной кассой, как своей собственной.
Возил бы юных инженю в Баден-Баден; целыми днями пил розовый редерер вместе с толпой прихлебателей; летал в феврале на Палантинский холм первым классом, чтобы босиком ходить по зеленой траве думать о вечности; сделал бы дизайнерский ремонт в директорском кабинете с джакузи и комнатой отдыха; носил красные ковбойские сапоги с монограммой и сдал за кэш помещения в аренду темным личностям.
Потом бы меня арестовали…


.
Ленин был настоящим философом, человеком глубоким, образованным и «умным» в буквальном смысле этого слова.
При этом Ильич за 30 лет создал разветвленную организацию в огромной необразованной, крестьянской стране. Без интернета и телевидения.
Он рекрутировал и руководил самыми разными людьми — от рафинированного Красина, до недоучившегося семинариста Джугашвили.
Большевики собирались, ни много ни мало — построить царствие небесное на земле.
Этот месседж не казался им неактуальным.
Не только тема коррупции, но даже тема войны им не казалась достаточно значимой, чтобы на них строить свою политическую деятельность.
Большевики были уверены, что их «электоральная база» достаточна велика (хотя она не превыщала 10% взрослого населения Центральной России и 5% — населения Сибири).
Они были спокойны насчет доступа к медиаресурсам (читать умело всего 20% населения), не ныли по поводу сложности фандрайзинга среди крупной российской буржуазии и блокировки партийного Яндекс Кошелька.
И вот гляжу я на Алексея Навального и не могу понять — почему он такой дурак?


.
Поскольку никто из вас Толстого, на самом деле, не читал, расскажу, про что это.
Если вкратце, то «Анна Каренина» — это история про то, как 28-летняя женщина, находящаяся на пике своей сексуальной активности, естественным образом тянется к 22-летнему юноше Вронскому, находящемуся в естественном состоянии сексуальной гиперактивности (это, когда можно хоть по 10 раз в день).
А вот к 48-летнему старому пердуну и подагрику Каренину, у которого вечно то стресс на работе, то ноги сводит, Анну после неутомимого Вронского больше не тянет.
В общем, очень простая и очень современная история.
Одного не могу понять, почему Лев Николаевич не добавил 2-3 постельные сцены в духе Николая Ускова.
Что-нибудь вроде «он резко вошел в неё; она содрогнулась всем телом, вдруг всхлипнула и заплакала счастливыми слезами…».
Редакторы недоработали.


.
Снова тень Сталина встала над Москвой. Заслонила собой полнеба, дохнула бодрящим колымским холодом.
И словно спало оцепенение с людей…
-«Сталинки» собираются сносить, — полетел черным ветром слух по Соколу и Университету, по Фрунзенской и Тверским-Ямским.
Но зашумели глухо и зло Песчанная и Усиевича; хмыкнули угрюмо Шоссе Эктузиастов и Молодежная; скрипнули желваками Доватора и Ленинский проспект…
Кряхтя и матерясь вполголоса полезли на антресоли дети капитанов дальнего плавания, внуки командиров укрепрайонов и правнуки начальников политотделов армий и округов. Достали спрятанные до роковой поры АКСУ и РПГ, сели за широкие обеденные столы набивать патроны в рожки и ленты….
И не устоял режим. Струсил. Отступил. Отменил реновацию…
Только на Тверской, 13 в кабинете с тяжелыми шторами до утра не гас свет. Собянин с подручными жгли секретные карты сноса исторической Сталинской Москвы.
Снова товарищ Сталин отстоял Москву.
И отступила в свои ядовитые чёрные болота девелоперская нежить, поджала трусливые хвосты.
Только злобно рыча смотрят они из своих смрадных урочищ на великий город, так и не ставший добычей захватчиков и предателей.

 


.
9 мая — это наш День Независимости. Это — наш День Спасения. Это — наша гражданская Пасха.
Она — для всех. И верующих, и не очень.
Мы празднуем День Победы как христане празднуют Воскресение Христово. Открыто и громко. Щедро делясь своей радостью со всем миром.
Поэтому, чего нам стыдится георгиевских лент и пилоток с красными звездами?! Мы же не стыдимся колокольного звона.
Наш парад — это не приступ милитаризма. Это — групповая психотерапия. Потому что, мы знаем, что с нами будет, если не будет всех этих армат и тополей. А так нам немного спокойнее за наших детей…
Мы исповедуем День Победы, как христиане исповедуют Христа Спасителя. Всякий, кто вместе с нами радуется великому празднику — брат нам. И неважно, какой у него разрез глаз или акцент.
А всякий, для кого этот день не Праздник, тот нам вообще не брат и совсем не друг. А даже наоборот.


.
Гастарбайтеры в гипермаркете взяли полсотни батонов белого хлеба, пятилитровую флягу растительного масла, дешевый рис, серые макароны, морковь, лук. Немудрящий, самый дешевый набор продуктов…
Непроницаемыми черными глазами смотрят они на шумных, красивых москвичей, которые деловито выкладывают на ленты касс ломти свежего мяса, марочные коньяки, упаковки немецкого пива, батоны сырокопченой колбасы, большие пакеты отборных, крупных апельсинов для еды и помельче — для сока; ягоды, арбузы, лососину, черную треску, питьевую воду…
Белокурые, чисто одетые детки москвичей держат в руках шоколадки и новые игрушки, красивые женщины сосредоточено проверяют список покупок и покрикивают на расслабленных мужей…
В непроницаемых черных глазах гастарбайтеров, батраков, поденных рабочих, чьих имен здесь никто не знает и не хочет знать — застыла черная ненависть.
Их вежливо стараются не замечать.
Воспитанные белые люди даже стараются делать вид, что полагают их такими же людьми, как и они сами. Что конечно же — ложь.
На самом деле, они бы с радостью запретили этим страшным людям с черными от солнца руками приходить в их магазины, гулять по их улицам и жить в их городах. Им самое место в замкадье, на выселках, в заброшенных промзонах, перестроенных в гетто.
Лучший способ питать в обществе плод фашизма — завозить и эксплуатировать миллионы рабов и делать вид, что их не существует.


.
Никогда русский обыватель не жил так свободно, как в путинской России.
Экзальтированные люди тыкают иголками в куклу Путина и говорят, что мол он — мерзавец и тиран, растоптал идеалы 90-х, а свобода на баррикадах Белого дома обернулась арестами и преследованиями инакомыслящих.
Но, это всего лишь причудливые искривления памяти.
Личная свобода для обывателя — это возможность жить автономно от начальников, не замечать их существования и лучше вообще о них не думать.
Власть может делать все, что угодно. Имитировать любые выборы, менять герб и гимн, конституцию, гнобить несогласных. Это все не имеет ни малейшего значения для простого человека.
Имеет настоящую ценность только личная свобода. А это совсем про другое…
Личная свобода — это безопасность. Это — возможность накормить, одеть, выучить детей. Личная свобода — это, когда ты можешь каждый год ездить с друзьями на рыбалку в Астрахань, а с семьей — в Египет (хотя бы и раз в жизни). Свобода это — двести сортов колбасы в деревенском магазине и любые книжки. Это — 100 телевизионных каналов, от Малахова до Animal Planet и торговые центры в любом мухосранске.
В 1991 году бывшие советские люди про личную свободу ничего не успели понять. На смену КПСС в Россию пришли Царь-Голод и Царь-Страх с бесчисленными армиями уличных бандитов.
Путин стал для российского обывателя подлинным Освободителем, новым Александром II. Мы получили все, о чем мечтали поколения русских людей. Пушкин мечтал о загранпаспорте, Высоцкий — о подержанном мерседесе. У нас сегодня есть — все.
Так что, Навального нам «продать» без шансов.


.
Навальный — это такая уютненькая буржуазная оппозиция.
Им устройство российской жизни. в принципе, нравится.
Только надо, чтобы было еще лучше, еще сытнее. Чтобы олигархов было не всего 10, а — целых 100.
Для этих розовоплюшевых революционеров кровавые репрессии — это поездка в ОВД в автозаке. А 15 суток административного ареста — равны страданиям декабристов на виселице.
Нежную девушку-дизайнера. которая краснеет от слова «хуй» такой оппозицией, наверное можно увлечь, а вот простого русского человека — вряд ли.
Этот русский народный человек если кому снова и поверит, то кому-нибудь вроде «приморских партизан» или донбасских ополченцев.
Эти не станут выстраиваться живой цепью или выходить в одиночные пикеты, а просто будут стрелять по майбахам одиночными и очередями.


.
Художник обязательно должен быть успешен.
Как Пушкин. Как Некрасов. Как Достоевский, Толстой, Чехов, Айвазовский, Серов, Бакст, Васнецов.
Художник зарабатывает себе на хлеб, так же, как продавец шаурмы или Java-программист. Просто он любит свое ремесло. Оно приносит ему кайф, недоступный квалифицированному стоматологу или укладчику асфальта.
Но даже этот кайф не может погасить ипотеку или купить жене шубу. Поэтому, художник должен продавать свой труд. Стараться продавать его дорого, эффективно, успешно конкурируя на рынке с другими творцами.
Взгляд американцев на искусство, как и на все остальное устройство жизни, по-детски – ясный и очень верный. Доверять можно только успешному человеку. Он трудился изо всех сил и за это вознагражден Господом.
Голодранец не может никого учить. Если ты не в состоянии устроить свою жизнь и позаботиться о своей семье, то ты – никчемный и несерьезный человек. И никакой не моральный авторитет.
«Приземленность» американцев не помешала им создать за какие-то 150 лет великую литературу, великое кино и театр, сильную школу живописи и абсолютно всю современную музыку.
Правильное устройство культурной жизни в России было нарушено советской властью, посадившей художников на идеологический паёк. Они до сих пор уверены, что их ремесло гарантирует им усиленное питание и дачи в Переделкино. Что – глупость конечно.
Если писатель может продать свою книгу только 1000 человекам, то он – говно, а не писатель. Такого нужно гнать из издательства ссаными тряпками и переучиваться на бульдозериста.
Если, фильмы Сокурова, Кончаловского и Михалкова приносят только убытки, то им не стоит давать ни копейки. А давать их надо Крыжовникову и Светлакову и Дмитрию Киселёву.
Прилепин и Шишкин – молодцы. Потому что, умеют продавать свой писательский труд. А Акунин с Донцовой – вообще гении. Честь им и хвала.
Ребенка имеет смысл учить живописи лишь в том случае, если он мечтает продавать свои картины по 50 тысяч долларов за штуку. А вот учить его играть на скрипке – точно не стоит, потому что, он подохнет с голоду.


.
Мне совершенно не жаль европейцев, идентичность которых размывают сексуально неуравновешенные арабы и турки. Но со страхом и трепетом я наблюдаю за величайшей антропологической катастрофой 21 века — исчезновением вида «москвич коренной обыкновенный».
Вокруг одни приезжие. На работе, на лестничной клетке, в банке, в автосервисе… Уроженцы Тулы, выходцы из Костромы, беженцы из Владивостока… Они злые, голодные. Они готовы жить в Новой Москве, платить кабальную ипотеку и драться в “Ашане” за акционный товар, лишь бы их туземные дети стали настоящими римскими гражданами и избавились от своего провинциального поволжского выговора.
Провинциалы без всякой рефлексии идут работать кассирами в супермаркеты, снимают одну комнату на троих, пока малокровные и апатичные дети коренных москвичей прогуливают занятия в институтах. Зато спустя 3-4 года бывшие кассиры уже занимают места начальников отделов в гигантских розничных сетях, а дети коренных москвичей с жалким видом приходят к ним на собеседование, чтобы убивать свою молодость за 40 тысяч рублей в месяц.
Посмотрите на список Forbes. Вексельберг — с Украины. Лисин — из Иваново, Усманов — из Узбекистана, Тимченко — из Армении, про питерских я вообще не говорю. Уроженцы Петербурга — это образцовые провинциалы с диким комплексом неполноценности. Один Потанин в этом списке — москвич. И условно — Фридман. Хотя и он был скромным еврейским юношей, приехавшим в столицу из подмосковной Электростали. Актеры, звезды телевидения, политики, шоумены, генералы… Все они приехали в этот город и заняли все теплые места. Москвича не оттирает от кормушки только ленивый, в любой очереди москвич оказывается крайним.
Коренной москвич стал редким животным, нуждающемся в уходе и памперсе. Этакая лысая хохлатая собачка. На улицу ему нельзя. Выпусти — и его немедленно сожрут большие и голодные дворняги. А он дурак даже убежать не сумеет. Разве что тяфкнет перед смертью разок…
В фейсбуке ноют тоже, как правило, москвичи. То им ларьки жалко, то за парковку с них деньги тянут, то руину XIX века краснодарские девелоперы снесли. Москвич конечно ненавидит мэра. Потому что, Собянин — типичный варвар, приехавший в метрополию из дальней пограничной крепости Тюмень. Там, в этой полумифической Тюмени живут люди с собачьими головами и едят тюлений жир.
Внутренний беженец, понаехавший в Москву из Владимира и Сызрани, московского мэра любит как сириец Ангелу Меркель. Бывший владимирец полон оптимизма и верит в светлое будущее. Он с удовольствием ставит лайки заголовкам типа “Обама в шоке. Путин снова всех переиграл”, не подписывает глупые петиции против платных парковок и охотно дает взятки везде, где их нужно давать. Поэтому внутренний беженец получает место в детском саду и хорошей школе, а коренной москвич жалуется маме и друзьям на проклятый режим.
Даже на либеральные митинги москвичи не ходят. Потому что, в массе своей они — апатичны, трусоваты и знают, что бороться бесполезно.
На Болотную площадь отправились бывшие читинцы и саратовцы, которым по жизни всего мало. Вот сколько им не дай — они все одно недовольны. Такова уж она сущность настоящего провинциала. Однако, кровавая клика тоже оказалась неместной, а менты и подавно все выросли в урюпинсках. Соответственно, смутьянов били дубинками без всякой жалости, как и принято в русском провинциальном городе.
Коренных москвичей жалеть не нужно. Они жирные каплуны с низким уровнем тестостерона. Тупиковая ветвь эволюции урбанизма.
Единственное, что спасает коренных москвичей от окончательного вырождения и исчезновения с карты города — это хищные провинциалки. Молодые, крашеные в разные привлекательные цвета, с крепким здоровым телом и еще более здоровой психикой. Они женят москвичей на себе, прописываются в их роскошные квартиры и рожают здоровое потомство.
Дети от таких матерей хотя бы не безнадежны…


.
Когда я был маленьким, у каждого школьника была какая-нибудь обязательная общественная нагрузка.
Нет. Это не про волонтеров. Волонтеры — это были тимуровцы, но их тоже не было. Их придумал писатель Аркадий Гайдар.
Общественная нагрузка — это типа, помогать делать уроки отстающему Васе, делать стенгазету или быть членом совета пионерской дружины.
Я был политинформатором. Раз в неделю собирал всякие заметки про ирано-иракскую войну, зверства израильской военщины и рассказывал аполитичным одноклассникам, которым, честно говоря, было плевать и на военщину, и на Иран с Ираком.
За то, что я был политинформатором, меня приняли в комсомол, что было взрослым поступком. Ибо без комсомола не принимали в МГУ.
В фейсбуке собрались десятки тысяч бывших политинформаторов, которые годами рассказывают всем остальным скучные новости про гребаную политику. Но их за это все равно никуда не берут.
Все остальные зевают и вместо политики ищут сиськи и чего-нибудь поржать.
Потому у фейсбука нет будущего, а у VK — есть.


.
1,6 миллиона человек живут в московских хрущевках.
Люди с позитивным взглядом на жизнь (урбанисты и велосипедисты) полагают, что жители хрущоб за одно только обещание дать им человеческое жилье с 9-метровой кухней, проголосуют хоть за Путина, хоть за Сталина.
Истеричные мизантропы с мерцающим сознанием, уверены, что полтора миллиона санкюлотов повернут собянинские эскаваторы против угнетателей и с криками «Мир — хижинам, война — дворцам!» снесут Кремль как Бастилию.


.
Режим напрасно заваливает Москву деньгами. Не в коня корм.
Сколько москвича не корми, все равно он на власть волком смотрит.
Им гадам советская власть решила новые квартиры дать, так снова все не нраву.
Каждая тварь, что живет в трущобе с видом на Третье кольцо, требует аппартаменты в Москва-Сити и еще льготу по квартплате.
Плюнуть на них и забыть. Пусть дальше живут живут в своем малогабаритном говне.
Если у родины есть лишние 3 трлн.рублей, то их не на Москву обожравшуюся тратить нужно, а на расселение людей из руин, что стоят по тысячам русских городов от Выборга до Находки, из которым людям выбраться нет ни единого шанса. Потому что, если у тебя зарплата 20 000 рублей, то оплатить ипотеку в Воронеже или Перми ты не сможешь.
Не на москвичах стоит Россия.
Москвич — космополит, трус и потенциальный предатель. «Баварского», разлитого на «Клинском пивзаводе» ему уже мало. Ему крафтовое подавай.
Москвич говно за собой убирать не хочет и привозит для этого киргизов в контейнерах. И в армии служить москвич считает ниже своего достоинства, оставляя это занятие для быдла и неруси всякой.
Россия — это не Москва. Россия стоит на людях, что трудно живут и много работают в Новгороде, Екатеринбурге, Коврове, Новосибирске, Ростове Великом, Иркутске, Костроме и Вятке.
Вот на этих людей триллионы и потратить. Они и спасибо скажут, и проголосуют как надо.


.
КЛАССИКА

Что такое «советская» свадьба? Безумие, возведенное в традицию. Состояние, нажитое непосильным трудом двух семей, спускается в унитаз на чистой воды азиатчину. Идиотское платье, которое надевается всего один раз, пошлейшие лимузины, похабные кабаки, тамада с конкурсами, свадебное путешествие.
Сценарий у всех всегда один. Различия — только в бюджете. Голодранцы покупают платье за 20 тысяч. Люди с хорошими лицами — за 200. Одни накрывают стол в «Доме колхозника», другие — в банкетном зале «Наполеон». Сын автослесаря едет в свадебное путешествие в Египет, дочь финансового директора — на Таити. Но и тот, и другой с вероятностью 90% разведутся в течение 3 лет.
Все это знают, все об этом думают, но отменить свадьбу не могут. Это — русский рок. Фатум.
Десятки пьяных рож, пошлые тосты, матерщина, угар.
Тетя жениха о чем-то плачет, свидетель угрюмо лапает свидетельницу, родители говорят важные слова и волнуются, а жених с невестой и так живут уже вместе два года и даже однажды уже чуть не расстались, но она его простила. Кажется, ад уже наступил, хуже быть не может. Но нет.
Ансамбль лабухов врубает «Владимирский централ» и ты начинаешь понимать, почему плачет тетя жениха. Тебе тоже хочется заплакать.
Жених с невестой — самые трезвые. Они смотрят на эту картину Иеронима Босха и понимают, что они обречены.

 


.
Коррупция очеловечивает беспросветную русскую жизнь, делает ее хотя бы чуть-чуть легче.
Общество без коррупции – невыносимо. Советская власть безжалостно боролось с коррупцией и в итоге создала тот самый проклятый совок, который унижал человека ежедневно.
Каждый халдей имел власть над тобой, самый распоследний автослесарь. Кобенились, хамили, измывались. Но пришёл 1991 год и официант с таксистом стали говном, людьми с социального дна, просто «персоналом».
На смену власти метрдотелей и завмагов пришли железные 90-е с их безжалостным принципом – «мы придем и всех купим». Для адептов чистых товарно-денежных отношений, появились платные школы, детские сады и коммерческие клиники.
Правда, платные школы не всегда могли научить ребенка таблице умножения, а медицинская страховка не гарантировала нормально сделанной операции. Поэтому, мудрые люди продолжали «заносить» директору английской спецшколы и главврачу, не взирая на появление в их жизни невидимой руки рынка.
От либерального оболванивания и капиталистического расчеловечивания русских людей спасали гаишники, да и вообще менты. Они не давали русскому человеку оторваться от корней, поддерживали его коммуникативные навыки на высоте, учили разговаривать с простыми людьми. Российские менты являлись подлинными создателями и хранителями тайны бизнес стратегии win-win.
Я давал в жизни взятки бессчетное количество раз.
Я платил врачам, учителям, директорам школ и театров, инспекторам ДПС, следователям, начальникам паспортных столов, руководителям отделов рекламы, персональным ассистентам разных полезных начальников, главным инженерам ЖЭКов, журналистам, таможенникам, пограничникам, командирам воинских частей и подразделений, страховым агентам и даже стюардессам «Аэрофлота».
Я платил этим людям с добрыми мыслями и чистым сердцем. Моя мзда не оскорбляла берущего. Просто мы вместе исправляли несовершенный мир, который не может выпрямить запутанные отношения между людьми, и излечить все несправедливости.
Когда в транснациональной корпорации меня заставили прослушать на английском языке тренинг «Мы не платим взяток», я окончательно понял, что с миром подлого чистогана мне не по пути. Всё моё существо протестует против этой лжи и бесчувствия.
Российская коррупция — это наш способ бороться с хаосом и бесчеловечностью капитализма. Мы комбатанты на этой священной войне.
Однажды с дорог исчезнет последний пузатый майор с полосатой палкой, с которым можно поделиться добротой в разумном размере и остаться с водительскими правами, а на смену ему придет мертвый глаз автоматической видеокамеры. Старая добрая мужская дружба в сауне с русалками будет убита безликими сетевыми тендерами «на поставку продукции и услуг»; а медсестра побоится взять 1000 рублей за то, чтобы твой родной человек получил чуть больше тепла и заботы в больничной палате.
Для того, чтобы не случилось этой беды; чтобы не прервалась связь поколений, и остался жив уютный и добрый, как пуховая перина в бабушкином доме, Русский мир, скажем «нет» навальным и гудковым. Скажем все вместе: «Руки прочь от Димона!»

 


.
Погибла Рассеюшка…
Американизация ползучая словно сифилис сжирает ее организм, мертвит живую народную ткань…
Рядом с деревенским супермаркетом Райпотребкооперации — кофе на вынос.
Огромный бородатый гомосексуалист татуированный ловко делает латте и мокачино для сельских жителей.
Спрашиваю, есть ли, что съестное у вас? Может быть брауни какой-нибудь или кукис свежий?
— Нет, — говорит — Кончились брауни. Возьмите маффины. С черникой или шоколадные. Очень вкусные…
Русская деревня. Новый Иерусалим. Ни беляша, ни сосисочки в тесте. Одни блять маффины и капкейки. Приходи, американская военщина, и забирай нас с потрохами. Мы давно вас ждали…

 


.
Сидим с товарищем в бане. Выпиваем не торопясь. Он с гордостью рассказывает о своей лучшей в жизни сделке:
— Я купил фуру ворованной кока-колы и продал ее по рынкам мелким оптом. Немерено бабла поднял… Мне было тогда 19 лет.
По дряблой щеке стекает слеза умиления. Очевидно, что мысль его рисует картину, как к нему приходит его 20-летний сын и говорит: «Папа, мне тут один пацан предложили вагон таджикского алюминия в слябах. По штуке грина за тонну. Войди в долю на половину…»
Но не придет. И не предложит. Мальчик учится в экономическом вузе, читает книжки про брендинг и подумывает о стартапе. Собирается купить фудтрак и продавать сахарную вату или готовую кашу для московского среднего класса.
Папа от этих идей наследника впадает в тоску и тянется к коньяку.
— Просрёт ведь все дубина стоеросовая. Все блять нажитое непосильным трудом. Просрёт. Обуют его как последнего лоха с этими фудтраками. Лучше бы в консерваторию пошел, как мать предлагала…
Мы с ним выпиваем еще по 100 и обсуждаем, что можно купить в Новгородской области сушеной рыбы по 50 рублей за кило и потом продавать ее на пляжах в Сочи по 300.
Про Илона Маска мы не говорим. Это нам не интересно…

 


.
Михаил Борисович Ходорковский вчера очень проникновенно написал о том, что режим замахнулся на самое святое, что есть у человека — на его собственность. Этого нельзя терпеть. Отнимают последнее. Нужно бороться…
Вот именно этот точный, глубокий взгляд, который видит возможности там, где все остальные замечают только груду металлолома, и отличает большого предпринимителя от обывателя.
Обыватель сосредоточен на своих 50 метрах с рыночной стоимостью от силы — 9 миллионов рублей, которые власть якобы хочет поменять на 70 квадратных метров в ебенях.
А крупный мыслитель занимается проектом на 50 миллиардов долларов (сумма иска акционеров ЮКОСа к правильству РФ). Под такой гешефт можно и общественные организации создавать, финансировать как медиаресурсы, так и отдельных журналистов, что МБХ всегда делал системно и щедро.
Так что, продолжайте наклеивать желтый скотч, друзья мои. Вас, баранов кто-то обязательно будет будут стричь.



.