Матильдострой и сливоробство:
предчувствие гражданской беды

Скандал с “бундестагским мальчиком”, который выстрелил в своего деда, а до того бурные выяснения, можно ли считать наших олимпийцев, если они согласятся выступать под нейтральным флагом, “власовцами”, а до этого совершенно искрометная истерика по поводу “хулы на нашего святого государя” посредством ни капельки вообще не красивой и дуры какой-то Матильды, вылившаяся в требование отмены Конституции и поджоги, а также уже сходящая со стапелей в информационное пространство новая матильда системы “ритуальное цареубийство” — заставили меня много думать на неприятные темы.

Наша богоспасаемая страна очевидно переживает бум матильдостоения. Давайте посмотрим на получившиеся изделия, чтобы попробовать понять, что это такое вообще и зачем и кому они необходимы в таком количестве и ассортименте.

Невозможно не заметить, что все матильды изготовлены по сходной схеме — берется реальное событие, свершившееся, совершающееся или возможное в будущем, вполне заурядное, но несколько предосудительное — и объявляется невероятным преступлением. Чудовищным кощунством, предательством народа, памяти, предков, победы, веры.

Таким образом все, кто не желает видеть в этом событии все вышеописанное — соответственно, становятся врагами отечества, веры, предателями, врагами народа, власовцами, убийцами, растлителями и так далее, и прислужниками антинародной власти, которая всему этому потакает — глумлению над верой, потому что они же чекисты, глумлению над победой, потому что капиталисты, глумлению над семейными ценностями, потому что западники, глумлению над страной и флагом, потому что компрадоры.

В результате матильдинга возникают три эффекта, которые представляют политический интерес.

Во-первых, за счет накручивания истерии, провокаций и даже нарушений закона экзальтированным радикальным меньшинством — дискредитируется идеология и общность, представителем которых истерящее меньшинство себя объявляет. То есть “православная матильда” придавливает собой православных как общность и православие как идеологию. Олимпийская матильда — дискредитирует российский патриотизм. А бундестагская матильда — патриотизм советский.

У этого есть два последствия — во-первых, государство и его элиты отталкиваются от дискредитированной опасно себя ведущей общности и идеологии, перестают с ними сотрудничать и начинают защищаться от них. При этом я прошу отметить, что “сектор обстрела матильдами” — строго антилиберален. А следовательно, выгодоприобретателем матильдинга на данном этапе является либеральный клан элиты.

Он укрепляет свои позиции за счет маргинализации консерваторов, красных и православных. Второе — загнанная в секту идеология деградирует и уходит с исторической сцены, а ее носители превращаются в удобную для манипуляций оппозицию. Это порождает второй интересный с точки зрения политики эффект. Враждебные по идеологии Западу и либеральному клану общности из оппонентов превращаются в актив. То есть происходит нечто вроде рейдерского захвата неприятельской идеологии при соучастии радикалов, относящих себя к соответствующей общности. Идея — угнать под знаменем очередной матильды побольше народа к себе в гараж, перебить на нем номера, а потом кататься на нем к Путину — требовать уважения и прилагаемых к нему дивидендов. Время от времени Путина покусывая и демонстрируя свою силу — например, отменяя президентский закон об ужесточении ответственности за домашнее насилие. Или поджигая автомобили. Или устраивая травлю отдельно взятого школьника.

Так вот, кстати о рейдерстве. Одним из самых активных СМИ, раскручивющим над нашими с вами головами различными матильдами, был высокодуховный телеканал “Царьград”. Кстати, сотрудник владельца «Царьграда» долгое время угонял в свой политический гараж радикалов для спасения Новороссии от “путинского слива”.

Путинские сливы — это вообще самый популярный фрукт в меню политрейдеров. Путинскими сливами самых разных форм и сортов сливоробы нечерноземья кормят во всех известных мне “патриотических” сектах. Путинские сливы — это как секс по телефону. Пощупать и увидеть вы ничего не можете, но вам все настолько подробно расскажут, что вы сможете почувствовать себя патриотом, спасающим Родину несколько раз за сеанс.

Матильдостроение и сливоробство позволяют имитировать гражданское общество с помощью сект радикалов разной идеологической направленности и степени безумия. Бытовой ужас выглядит так: на родительском собрании мама одноклассника вашего ребенка вдруг тихо предлагает сжечь учительницу, потому что она — ведьма. Вы ничего не отвечаете, просто ставите себе в голове галочку и тихо отходите.

А год спустя она становится депутатом госдумы, потому что смогла пролезть в парламентскую партию став популярной со своей программой поиска и сжигания ведьм.

…Бизнес на дураках и радикалах — самый надежный. От МММ до НОД. Технология данного политрейдерства довольно незамысловата, но эффективна. Для того, чтобы отколоть от общества некоторое количество людей в свою секту, нужно заставить их истерично защищать от всего остального общества некий символ или же не менее истерично курощать какое-то кощунство — вопреки основному смыслу и сути якобы исповедуемой идеологии.

Инквизировать режиссера во имя св. Царя, судить военно-полевым судом школьника от имени его деда, плевать спортсменам в лицо за гипотетический отказ от флага. В то время как патриотизм, коммунизм, Победа в Великой Войне, христианство — это все ради одного и того же. Смысл в одном и том же. В вас. В ваших отношениях друг с другом. В преодолении отчуждения. В деятелнов выражении любви друг к другу. В отказе от эксплуатации друг друга. В совместном труде. Во взаимопомощи. Вот цитаты христиан, коммунистов, патриотов и солдат. Я намеренно их не атрибутирую.

“Я хотел бы объять своей любовью все человечество, согреть его и очистить от грязи современной жизни …”

“Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий”.

“Рискуя показаться смешным, хотел бы сказать, что истинным революционером движет великая любовь. Невозможно себе представить настоящего революционера, не испытывающего этого чувства”

“Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих”.

“Я возненавидел богатство, так как полюбил людей, так как я вижу и чувствую всеми струнами своей души, что сегодня люди поклоняются золотому тельцу, который превратил человеческие души в скотские и изгнал из сердец людей любовь”.

Весь смысл в вас. Все ради вас. Нет ничего страшнее для того, что совершает для вас подвиг, для Христа, для революционера, для солдата — чем смотреть как вы терзаете друг друга во имя его. Касательно крайней, но явно не последней матильды с бундестагом сообщаю следующие соображения:

Все мои деды и бабки воевали или геройски трудились в Войну. Как воевал дед Николая Десятниченко — лейтенант Степан Арсентьевич Десятниченко. Значит, Степан Десятниченко — брат по оружию и Меджиту Алиеву, и Семену Судакову, и Кириллу Носикову. А значит, я Николаю Десятниченко прихожусь старшим братом. И я сторож брату моему до тех пор, пока есть хоть какие-то шансы на то, что его можно сохранить для нас. И моя обязанность — учить его и защищать и от ласковых немецких херров с липкими лапками, и от истериков отечественного разлива с ранцевыми слюнеметами.

Наши деды победили потому, что любили друг друга, нас, свои семьи и все человечество так, как никто не любил. В этом, самом главном их качестве с них и следует брать пример. Не научимся ценить и беречь друг друга как они — большая беда нас научит.

ссылка