Максим Солохин — Постмодерн и псевдомонашество (Галковский и Лурье)

By , in дело тёмное on .

Соединение в одном предложении фамилий Дмитрия Евгеньевича Галковского и Вадима/Василия/Григория Лурье (ака Basil Lourié) наверняка вызовет удивление читателя, которому знакомы оба эти имени. Между тем, по сути-то дела эта связь очевидна.

Оба эти человека являются гениями, оба они интеллектуалы, широко известные в узких кругах, оба являются авторами невероятно интересных текстов, хозяевами дискурса и властителями дум. Оба вызывают горячую любовь и преданность одних и ледяную ненависть других людей, оба каким-то таинственным образом связаны с Францией, оба открыли нам новые интеллектуальные перспективы — и оба так же опасны для молодых и зеленых, как может быть опасна для ребенка ядовитая змея.

Обратившись к вере в 1992 году, я на много лет выпал из общественной жизни, почти совершенно прекратив контакты с внешним миром и полностью погрузившись в атмосферу Церкви. Лишь в середине нулевых я начал потихоньку возобновлять общение за пределами Церкви. Но теперь меня, понятное дело, уже гораздо больше интересовали люди, увлеченные Православием, погруженные в наше Богословие. Очень быстро я вышел на достаточно узкий круг людей, увлеченных идеями Григория (Лурье). Все они поражали моё воображение тем, что действительно глубоко разбирались в Богословии, оставаясь при этом (за редким исключением) людьми нецерковными. То есть, это были такие теоретики гунфу, которых увлекала не столько духовная практика, сколько Византийская философия — вещь действительно потрясающе глубокая, сравнительно с которой все предыдущие и последующие философские изыски это (прощу прощения за откровенность) просто детский лепет.

Я наблюдал за этими людьми со страхом, зная по опыту церковной жизни, насколько сильно дьявол ополчается против тех, кто ищет Бога. Не имея благодатного покрова Церкви, к чему они могли прийти в итоге? Тем более, что и сам их Мэтр, Григорий Лурье, в то время уже ушел в раскол. (Для моих постоянных читателей могу кратко пояснить, что Григорий Лурье для Православия то же, что Галковский для России. Просто один в один.) Меня самого очаровывали его построения, но я имел надежный якорь в Церкви, а на что было надеяться им?

И вот прошло более десяти лет, и можно подводить итоги. Олег Мосолов ушел из Церкви, открыто объявив себя агностиком. Азамат Курмашев перешёл в католичество. Кто куда. Дерево принесло свои плоды — на мой взгляд, изначально  вполне ожидаемые…

А ведь когда-то Олег Мосолов буквально спас меня, дав краткий, точный и исчерпывающий ответ на мой каверзный вопрос по какому-то поводу. А спросил его «какой Своей волей Христос желал пострадать на Кресте — Божественной или человеческой?». И он ответил: «И той, и другой. Две воли Христа отличаются по природе, но не по направлению.»
Услышав и восприняв этот ответ, я начал потихоньку выплывать из прелести, в которую меня занесли лукавые помыслы, воспользовавшись моей необразованностью в Богословии.

Монахиня Кассия, которая тоже когда-то наставляла меня в Богословии, великодушно снисходя к моей интеллектуальной немощи, теперь пишет:
я без всякой молитвы и причастия не пью, не курю и по-нефранцузски не говорю, бесчувственным чурбаном становиться желанием не горю, а к непрестанной молитвенной сладости как-то не стремлюсь, а то, знаете, от перебора сладкого может внутри слипнуться
и ещё:
никакого грехопадения не было. никакой падшей природы нет в природе. наша природа такова, какова она есть, изначально. поэтому следует задаться вопросом: от чего же Христос должен нас спасать?
И при этом потихоньку проповедует приоритет персидского зороастризма над христианством.

И вот недавно я, тряхнув стариной, поучаствовал в обсуждении поста Олега Мосолова, цитирую:

[Внимание! Много, очень много букв. Длинная беседа на тему, в которой разбирается хорошо если один из ста тысяч.]

А теперь я попытаюсь простыми словами изложить дорогому читателю, к чему же мы в итоге пришли. Выяснилось, что в дискурсе Лурье (источником которого является по-видимому учение знаменитого православного француза Жан-Клод Ларше) едва ли не определяющую роль играет идея, что грех Адама состоял не в нарушении заповеди, собственно, а в том, что он вместо того, чтобы полностью сосредоточиться на познании Бога, обратил внимание на материальный/чувственный мир. Подразумевается, что если ты обратил внимание на чувственное, то дальше грехопадение уже неизбежно. То есть, по сути, внимание к материальному миру само по себе уже и есть грех.

Заслуживает отдельного исследования, в какой мере понимание Олега Мосолова и других участников беседы отражает взгляды Григория Лурье, а взгляды Лурье отражают воззрения Ларше. Когда дело касается таких тонких вопросов, нередко возникает эффект испорченного телефона. Но именно в таком виде идеи Лурье и были усвоены кружком увлекавшихся его книгами философов. Между тем, для меня это очень и очень знаковый вид.

Конечно, никто из них не говорит прямо, что материя это зло — иначе бы вышло уже явное манихейство, и пришлось бы говорить не о персидском влиянии, а о прямом заимствовании основного постулата всех вариантов персидской метарелигии, который с неизбежностью проявляется, какую бы форму она ни принимала — форму откровенной магии (зороастризм), псевдо-христианства (манихейство) или ислама (шииты).

Я не хочу делать поспешные выводы, но мой постоянный читатель уже догадывается, какие нехорошие подозрения роятся в моей голове (см. Персидская метаигра: поворот оверкиль).

Может быть, я и неправ, но уж очень много в этой истории совпадений, начиная со французского псевдонима уважаемого  Basil Lourié и кончая таинственными французскими знакомствами русского националиста Дмитрия Галковского (см. также заметку Черная рука и Парижское богословие). А как я отношусь к подобным совпадениям — это я изложил совсем недавно (см. Теория Вероятности). Коротко говоря, я в них не верю.

[К слову]

Если моя мысль ещё не ясна, выражусь ещё яснее.

Я считаю, что причиной невероятно сильного удара, который потерпело в XVIII-XX веках христианство вообще и Православие в особенности, было ни что иное как псевдомонашество, химически чистым образцом которого можно считать сегодня многоуважаемого «епископа» Григория (Лурье). И нанесен этот удар был из Франции. Первой жертвой его стала сама Франция (Великая Французская Революция), а далее язва начала распространяться по всему миру, достигнув и нас в злосчастном Феврале 1917 года (см. От Февраля к Октябрю 1917 года).

Псевдомонашество это извращение христианства, распространенное главным образом среди мирян. Реальные монахи редко становятся жертвами этого рода прелести, потому что суть её в мечтательности. Реальная же монашеская жизнь с мечтательностью очень плохо сочетается. Это можно сравнить с соотношением столь популярных в недавнем прошлом «восточных единоборств» и реального боя. Восточные единоборства несомненно хороши как физкультура, но из реального боя успешного теоретика-единоборца нередко выносят вперед ногами. Что же Григорий Лурье? Ведь он монах? Да! Но прежде всего он ученый монах, а это совершенно особая порода монахов, которая соотносится с просто монахами примерно так же, как морские свинки с обычными.

Ну хорошо, а при чем же тут Галковский?

Галковский это националист и теоретик национализма. Между тем, нации заняли место христианских конфессий, хорошо прогретое в Европе многовековой религиозной традицией.

Нация это псевдо-конфессия. (См. например заметку Определение нации и основная промблема русского национализма)

Ну хорошо, а кто придумал национализм, эту религию модерна?
(Шёпотом:) Французы!
Теперь вопрос: пророком какой (псевдо)религии является Галковский? А что он самый настоящий пророк, обладающий всеми атрибутами пророка — это сомнений, я думаю, не вызывает.

Вы неправы. Сам ДЕГ говорит: «Я лично никогда не был националистом, ибо для меня, как философа, любая форма идеологии это случайные рамки для глубоко закономерного и поэтому враждебного любым случайностям процесса мышления» (см. Восемь советов будущим русским националистам)

Ну естественно, хозяин дискурса не может быть идеологом. Землевладелец не сеет, не пашет. Это работа для крестьянина. Так и хозяин дискурса не является идеологом.

Ну да, ДЕГ так и говорит: «Идеология — это обман. «Проталкиватели идеологии» — обманщики. Великой нации никакая идеология не нужна. Нужна правда и трезвое осознание своих интересов». Но Вы же ДЕГа в своём посте именно националистом и называете

Я его называю националистом в том же переносном смысле, в каком Хозяев Англии называю «Англичанами» или Хозяев России (Романовых) «русскими». Это обычная манера: называть владельца по владению. Отсюда все эти дефонцу и проч. Князь Мышкин это вообще-то (изначально) владелец города Мышкина.

Но всё же говорить «Галковский националист» значит впадать в неразличение.
А «Хозяева Англии — англичане» — тут да, всё нормально
))

Это вопрос привычки, но соглашусь. С другой стороны, не называть же Галковского ДЕ НАЦИОНАЛИСТОМ? А вот как я поступлю. Я внесу этот наш диалог прямо в текст заметки.

Ладно, с «национализмом» разобрались.

Если кому-то опять непонятно, при чем тут псевдомонашество, могу сказать совсем уже открытым текстом.

Сексуальная революция и социальная — это как ян и инь. Это две стороны одной и той же секретной пружинки, при помощи которой была сломана система Управления, основанная на христианстве.

Совсем недавно я опубликовал заметку Спор о цели христианского брака, которая вызвала живой отклик читателей, хотя со мной и пытались спорить. Но в итоге оппоненты замолчали, и fedorprostof подвёл итог:

А зачем усложнять. Монашество таинство. Брак таинство. Мистически преобразует человека, и если он к Богу устремлён помогает (содействует) спасению . Избавлению от эгоизма (гордости), постановки Бога на первое место. Семья это домашняя церковь.

Мой ответ:

Вот именно.
Вообще-то тут всё очевидно. Все «проМблемы», накрученные вокруг брака — от лукавого. Их источником является дьявол, который пытается подменить Православие псевдомонашеством, объявляя монашество единственно правильным путем к Богу, а семейную жизни — компромиссом, неполноценным христианством.
Отсюда прямо вытекает негативное отношение к сексу, подавление женщины, жестокость к детям и всё прочее, что и создало предпосылки к Мировой революции.
Когда Людям в 60-е годы расхотелось играть в революцию, они сразу обнулили левое движение, кинув лозунг свободной любви. Вчерашние террористы и бунтари тут же утешились и довольно зачавкали ирисками (c).
Блистательный Богемик написал на эту тему статью Голубенький супчик, где связь секса и революции раскрыта предельно просто и убедительно.

цинк

Recommended articles