Дмитрий Галковский — ИМПЕРИЯ ЛЕТУЧИХ ОБЕЗЬЯН

By , in дело тёмное on .

«В карикатурном виде история создания «хазаров» в 19 веке повторяет историю создания «евреев» в веке 18».


Полмира в крови, и в развалинах век,
И сказано было недаром:
«Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хазарам».

И эти звенящие медью слова
Мы все повторяли ни раз и ни два.

Но как-то с трибуны большой человек
Воскликнул с волненьем и жаром:
«Однажды задумал предатель Олег
Отмстить нашим братьям хазарам».

Приходят слова и уходят слова,
За правдою правда вступает в права.

Сменяются правды, как в оттепель снег,
И скажем, чтоб кончилась смута:
«Каким-то хазарам, какой-то Олег,
За что-то отмстил почему-то».

Александр Галич, 1972

«Над арабской мирной хатой гордо реет жид пархатый»

Иосиф Бродский «Представление», 1986


ИМПЕРИЯ ЛЕТУЧИХ ОБЕЗЬЯН


…разгорелась дискуссия о «хазарах». Хазарская тема это характерный пример неудачного исторического проекта. В 19 веке в России окончательно придумали себя «караимы» — группа инициативных евреев, живущих на периферии только что сконструированного и покрытого лаком еврейского мифа. Пионеры забежали дальше и стали забивать столбики в бесплодное Прикаспие. Немного денег и наглости – вот и новое сословие. Ребятам удалось забежать в серую зону. С одной стороны, они убедили Главных Финансистов, что достраивают их же миф, превращающий касту европейско-арабских метисов в «народ в изгнании». (Это при том, что сама каста возникла путём механического объединения совсем разных групп: от берберо-кастильцев до греко-сирийцев.) С другой стороны, ребята обманули русских чиновников, убедив их, что таким образом можно расколоть крупную иудейскую общину черты оседлости. Чиновники клюнули, потому то таким же образом разваливали секту старообрядцев.

Дальше-больше. Скопировав миф о монголах, караимы, подобно крымским татарам, объявили себя потомками Волшебной Империи, которая существовала в воздухе. Без городов, без средств коммуникации, без продовольственной базы, без языка и без письменности. Империя Летучих Обезьян. На поиски империи в СССР стали выделяться деньги. Советские евреи плакали и искали империю от счастья. Советские русские плакали и искали империю от злобы. Чтобы «отмстить неразумным хазарам». Проклятые хазары никак не находились. Не потому, что находки нельзя было сфальсифицировать, а потому что конструкция получалась уж очень натужной. Можно легко «найти» следы монголов. Приписать к ним остатки китайских форпостов или караван-сараев, пристегнуть тюркских кочевников, написать тексты. Не проблема. Но у хазар кроме такого же всеядно-невнятного названия (монголы-моголы-маги-магоги-демагоги – хазары-казары-казаки-казаны-хазаны) есть праздничная особенность: ВООБЩЕ хазары евреям или русским нужны. Можно ничтожных казахов или северокавказцев подвинуть ногой и отнять родные черепки и лошадиные черепа. Но вот КОНКРЕТНО хазары никому не нужны. Караимы – прикольщики, их мало. Евреи жмутся – заиметь могущественную империю иудаистов сладко, да караимы раскольники, надо их давить. Русским желательно предстать жертвами еврейского варварства, свергнутого победоносными воинами-дружинниками, да играть за гадов не хочется – придумывать хазарские книги и обычаи рука не поднимается. Лучше уж сочинять половецкие пляски или опять же полуродных «монголо-татар». Вот и валяются бесхозные «хазары», время от времени используемые для очередного упражнения на абстрактные литературно-фантазийные темы. То Гумилёв что-то напишет, то Кестлер, то «биографы» Бенджамина Тудельского. Бедные фантастические зверушки прозябают на периферии. Гоблины или эльфы вон как устроились. И книги, и фильмы, и игрушки компьютерные. А орки, а хоббиты? Всем почёт, интерес, уважение. А бедные некрасивые «хазары» сидит зарёванными чебурашками на верхней полке «Детского мира». Никому-то они, недоделанные, не нужны. «Забыли!»

Если же говорить более серьёзно, то сама концепция кочевого государства абсурдна. Не было никаких гигантских кочевых империй, все эти монголы, хазары и прочие кидани – идеологическое кидалово, причём низкопробное. Кочевников мало. Они живут охотой и собирательством. С точки зрения оседлого населения их нет. Соотношение примерно такое, как между лесными гориллами и распахивающими леса банту. Банту размножаются в геометрической прогрессии (в условиях СПИДА!) их десятки и сотни миллионов. А бедные обезьянки подъедают корешки в стремительно сокращающихся джунглях. Учёные спорят сколько их. Одна тысяча, пять?

Кочевники начинают размножаться только вблизи помойки. Помойка есть — наступает демографический взрыв. Но у помойки есть хозяева. Если уровень культуры хозяев высок (огнестрельное оружие) возникает североамериканский сценарий. Вдоль Миссисипи ходят разрозненные племена бродяг, общая численность на весь бассейн, где сейчас живёт сто миллионов – тысяч 20, от силы — 50. Появляются европейцы-земледельцы, начинают на хлебе размножаться как на дрожжах. Возникает масса помоек, на помойках начинается меновая торговля. Число кочевников начинает стремительно увеличиваться и наконец достигает пропорции 1 к 20. Т.е. на 20 белых – один индеец. Тогда индейцы начинают мешать. Стая обезьян, имея доступ к кукурузному полю, может подняться быстро. Если их не перестрелять – сожрут всю кукурузу. Обезьян стреляют. Поскольку человек не обезьяна, индейцам перепадает немного оружия, появляются добряки из других европейских государств, воюющие с метрополией поселенцев. Но, в общем, всё бесперспективно, кочевников давят и ассимилируют. Если колонизация идёт по каким-то причинам медленно, кочевники успевают перенять ноу-хау земледелия и создают густонаселённые пространства. Так произошло в западной Африке.

Наконец третий сценарий – это недостаточно высокий уровень земледельцев-колонистов. Тогда поднявшиеся на чужом хлебе кочевники могут существовать достаточно долго, возникает периферийная «зона плова» — мясо кочевников и каша земледельцев. Кочевников меньше, они глупее. Но у кочевников есть инициатива, привычка перемещаться на большие расстояния, охотиться и постоянно участвовать в меновой торговле. Сначала они выступают на подхвате у политиков-земледельцев, приучаются вмешиваться в местные конфликты и пользоваться современным оружием (современным для того времени). В конце концов, клан кочевников может внедриться на земледельческую территорию и послужить костяком для складывающегося аппарата централизованного государства. Эта ситуация даже типична. Но сам по себе кочевник это ничто. Ему нужен город, как раку-отшельнику раковина. Если кочевник со своей ватагой укрылся за городскими стенами и подчинил горожан, появился полис с армией, а это и есть первичное государство. Поэтому все страны, непосредственно граничащие с основной областью обитания кочевников (степь и плоскогорья), отличаются крупными размерами и начали свою государственность с манчжуро-татаро-турецко-арабо-азербайджанского завоевания. Но кочевых государств быть не может. Это последующие легенды. Кочевники живут вне истории и вне культуры. Посему и заниматься ими должны не историки, а этнографы. Как зверюшками. В казахской или причерноморской степи раскопки должен вести не археолог, а антрополог.

цинк

БОГ С НИМИ, С ХАЗАРАМИ, ИЛИ ИМПЕРИЯ ЛЕТУЧИХ ОБЕЗЬЯН — 2

1. Сама по себе концепция существования кочевого государства лишена смысла. В современном мире таких государств не наблюдается, очевидно, их не было и в прошлом. У кочевников нет городов, нет устойчивых каналов коммуникации, нет государственного аппарата, нет письменности и нет истории. Наконец, кочевые народы крайне малочисленны. Легенды о «полчищах кочевников» ни на чём не основаны. Пищевая база кочевых племён настолько мала, что их плотность на два порядка меньше плотности самого примитивного земледельческого народа. В обычных условиях земледельцы механически вытесняют кочевников, которые просто растворяются среди миллионов «производителей хлеба и каши». И наоборот, сколько-нибудь значительной численности кочевники достигают только в периферийной зоне контакта с земледельцами, так сказать в «зоне плова», где возможна интенсивная меновая торговля и кочевое хищничество. То, что впоследствии по смутным воспоминанием воспринимается колонистами-земледельцами как «нашествие», есть набеги мелких паразитов, которые размножились как крысы на ворованном или обмененном хлебе и рисе. По мере косвенного окультуривания кочевники включаются в политическую борьбу земледельческого государства. Отдельные кланы скотоводов, всё время враждующие друг с другом, становятся наёмниками, получают плату, оружие, начатки образования. Из-за привычки к набегам такие отряды могут быть эффективной воинской силой и при симбиотическом сращивании с земледельческими городами становятся основой для создания крупных государств. Так возник огромный Китай с династией маньчжуров, Персия с тюркскими правителями, империя моголов в Индии, Османская империя и допетровская Россия с татарским войском и татарскими князьями. Но все эти государства по историческим меркам мгновенно ассимилировали захватчиков, и наоборот, кочевники смогли сыграть серьёзную роль в их становлении, лишь предварительно окультурившись и в той или иной степени этнически переродившись.

Территория огромной монголо-татарской империи, занимающая степи и пустыни центральной Евразии есть несуществующая дырка от бублика, а бублик – «зона плова», состоящая из китайского, среднеазиатско-индийского, иранского, турецкого и русского секторов. При этом кочевники Причерноморья никак не связаны с кочевниками Маньчжурии. Разумеется, за исключением самых общих антропологических черт, точно так же объединяющих разрозненные племена американских индейцев в некую умозрительную общность.

Надо сказать, что в СССР концепция кочевых государств, будто бы отличающихся большой культурой, всегда пользовалась негласной поддержкой властей. В 20-30-е годы на эту тему много писали так называемые «евразийцы» — группа интеллигентов-коллаборационистов, сошедшихся с большевиками на почве общей ненависти к России и русской истории. В 60-70-е годы их педерастическая «теория» получила развитие в писаниях Льва Гумилёва, хотя его советские поддерживали из побуждений, так сказать, позитивных. Гумилёв был интересен азиатской части коммунистической номенклатуры не как русофоб, а как тюркофил. Его опусы до сих пор служат фундаментом националистической мифологии в азиатских республиках СНГ и РФ. В этом смысле Гумилёв имеет право на существование, правда не как историк, а как политический агитатор-шовинист. Но зачем его вульгарная отсебятина нужна русским людям – совершенно не понятно. Как учёный он не существует, как автор «полезных легенд» бесполезен и даже вреден.

2. Что касается собственно хазар, то нельзя даже сказать, что их историческая роль была незначительна. Таковой не было вообще. Если кочевников тюрков или кочевников монголов можно легко обнаружить в современной действительности и тем более в историческом прошлом, то никаких данных о существовании хазар нет. Их нет сейчас, их не было и раньше. Археологические находки на территории «великой Хазарии» (два-три плохо атрибутированных черепка за сто лет поисков) это постыдный фарс. Ничего там не нашли и найти не могли.

В 19 веке аппарат Российской империи решил в утилитарных целях («разделяй и властвуй») выделить в быстро консолидирующемся еврействе группу крымских евреев-караимов. Тут же инициативные ренегаты из числа польско-литовских евреев записались в выдуманное сословие и стали писать фантастические документы о будто бы трёхтысячелетней истории мирового караимства. Главой прытких фальсификаторов был Абрам Фиркович, сначала в прозе и стихах отмежевавшийся от «раввинистов», а затем написавший целый свод якобы им найденных «древних» рукописей. Из этих документов следовало, что караимы были древнейшими обитателями Крыма, который они получили от персидских царей за хорошее поведение. Там же говорилось что караимы это дожившие до современности потомки хазар. Евреи подвергли писания Фирковича насмешкам, но русское правительство с удовольствием сделало вид, что верит этому бреду. На основании того, что «караимы во время распятия Христа жили не в Палестине, а в Причерноморье», им были даны большие сословные льготы.

Нетрудно заметить, что Фиркович рецептировал к местным условиям государственную легенду о монголо-татарах (потомками которых считали кочевников Крымского ханства). Изображая караимов наследниками ассимилированных кочевников, Фиркович резко повышал статус этой группы евреев в сословной российской монархии.

После революции миф о хазарах был обернут черносотенцами в другую сторону. В этом была своя логика, так как действительно роль любых кочевников в становлении централизованного государства двойственна. С одной стороны, татары совершали набеги на земледельческое население юга России, с другой — составили значительную часть российской военной аристократии. Если Фиркович напирал на второе обстоятельство, то в условиях национального кризиса легенда о «неразумных хазарах-евреях» стала отождествляться с «монголо-татарским игом». В свою очередь большевистское правительство в пику белогвардейской пропаганде и в видах поощрения антирусского евразийства стало поддерживать версию «уникальной хазарской цивилизации». Однако советская номенклатура состояла из нескольких частей, уже в силу своей численности русские входили в её состав, хотя и в смещённой пропорции. Для облегчения тиранического правления Сталину нужно было периодически натравливать одну часть номенклатуры на другую. Динамика стравливания обуславливалась и внешнеполитическими причинами. На волне лицемерного русского национализма хазары опять превратились в синоним поработителей русского народа. В зависимости от колебаний курса партии, а также в соответствии с зовом своего сердца по степям Прикаспия и Предкавказья ползали группы русских и еврейских археологов, в книгохранилищах корпели русские и еврейские архивисты. В этих условиях найти что-то конкретное было трудно и опасно. Ничего и не нашли. По националистическому зову крови, конечно, хотелось, но как говорится, «стрёмно». Представьте, что Новгород копают то русские, то эстонцы, а политика руководства меняется раз в пять лет и вообще чёрт ногу сломит. Вот и остались хазары недоделками исторического диснейленда. Готы, кельты, гоблины, эльфы, викинги, хоббиты, халдеи, орки и прочая сказочная живность процветает. Есть про них и фильмы и мультики, и компьютерные игры, и диссертации государственных «историков». А бедные некрасивые «хазары» сидит зарёванными чебурашками на верхней полке «Детского мира». Никому-то они, недоделанные, не нужны. «Забыли!»

Хазар можно было бы использовать за пределами России, прежде всего еврейским пропагандистам. Заиметь могущественное древнее царство иудаистов им соблазнительно, но опять только с одной стороны. Караимы для Израиля презираемые ренегаты, к тому же кочевники-иудаисты не вписываются в официальную доктрину городской цивилизации, противостоящей кочевникам-мусульманам.

3. Впрочем, дело не в хазарах. Полемика о хазарах на страницах вашей газеты это эвфемизм еврейского вопроса. Остановиться на хазарах в этих условиях, значит не сказать ничего. Поговорим о евреях. В карикатурном виде история создания «хазаров» в 19 веке повторяет историю создания «евреев» в веке 18. Кто «еврей» в антропологическом отношении? Это помесь семита и индо-европейца. Разумеется, евреи были и в 17 веке и даже в 16. Точно так же как в это время существовали мулаты. Но мулаты, при всей специфичности их внешности, типовом характере и привычках, не являются отдельным народом. Проблема «сефардов» и «ашкенази» получила смысл только после создания легенды о якобы этнически однородных евреях с многотысячелетней историей. На самом деле есть мулаты — помеси банту и французов, есть помеси сенегальцев и французов, есть помеси с разными группами негров португальцев, испанцев и англичан, но нет единой мулатской народности. Хотя при желании и в определённых условиях её можно было сделать. Как это сделали в отношении евреев.

Поскольку еврей это араб, смешавшийся с европейцами, живущий на территории европейцев или являющийся коллаборационистом на контролируемой европейцами территории, естественно мы будем наблюдать евреев только там, где арабы имеют возможность быть евреями. Мы их там и наблюдаем. Стоит добавить, что кроме евро-арабских метисов-иудаистов есть ещё евро-арабские метисы-христиане, мусульмане и всякого рода переходные формы, вроде друзов. Все они в этнографическом, психологическом и культурно-социальном плане очень похожи, вплоть до зацикливания на всякого рода сакральных текстах, явно написанных для них иностранцами.

Какую же цель преследовали европейцы, легендируя евреев-метисов под единый народ с фантастической «религиозно-мистической» историей? Поскольку основной вектор экспансии тогда шёл из Европы на Юг и Восток, очевидно европейцам были нужны послушные посредники. Англия в 19 веке затачивала евреев для управленческих функций в Египте и Трансиордании, Франция – в Северной Африке, Сирии и Ливане. Параллельно еврейские общины использовались для общей маскировки деятельности европейцев друг против друга, в основном в области финансовых операций и политического подполья. Очевидно, наиболее востребованными на роль зиц-председателей должны были быть общины государства-гегемона и государства-субгегемона. Так в 19 веке гегемон Великобритания использовала еврейскую общину субгегемона Франции для прикрытия своей экономической и политической интервенции. В 20 веке, после второй мировой войны еврейский вопрос стал в центре скрытого англо-американского противостояния. В рамках антиевропейской деколонизации, США перекупили еврейских колонистов и направили против европейских метрополий. В результате подобной демагогии второго-третьего порядка, хвост начал вертеть собакой, но, в конечном счёте, наивные и недостаточно культурные евреи опять стали жертвами западного коварства. Евреи Израиля одновременно выступили и как колонизаторы, и как антиколониальные повстанцы. То же самое произошло в случае взбунтовавшейся Родезии Яна Смита. Не нужно обладать особыми познаниями в политологии, чтобы понять, что история независимого Израиля может прерваться так же быстро и так же трагично, как история парадоксального расистского антиколониального государства на юге Африки.

Если убрать толстую «памеловскую» кожуру идеологических сказок, евреи это этническая эфемерида, возникшая на политической арене в последние сто лет и в течение ста последующих лет обречённая на бесследное исчезновение.

4. Какова с этой точки зрения роль евреев в РФ? На первый взгляд, еврейский вопрос в России чрезвычайно актуален и важен. За последнее время евреи, бывшие в годы застоя двусмысленной социальной группой, одновременно гонимой и привилегированной, стали вызывать всеобщую ненависть. Такие фигуры как Березовский или Абрамович вызывают отвращение даже у домашних животных. Но реально ли они владеют миллиардами, реально ли занимаются политической деятельностью? Если внимательно сопоставить имеющиеся факты, со всей очевидностью видно, что это подставные фигуры, мало что решающие. Их задача стягивать на себя недовольство и отвлекать общественность РФ от подлинных проблем и подлинного устройства современного общества. Суть же состоит в том, что контроль над Российской федерацией полностью осуществляет не мифическое «мировое цыганско-хазарское правительство», которое никто отродясь не видел, а вполне реальный Лондон.

Конечно, до сих пор в России есть люди (в основном 50-60-летние литераторы из провинции), которые всерьёз воспринимают писания Сергея Нилуса или Дугласа Рида об анонимном двухсполовинотысячелетнем заговоре и о выращивании антихриста в секретном иудомасонском инкубаторе. Ведь не менее анонимные и секретные патриотические силы Нилуса и Рида заботливо переводили и распространяли в подсоветской России десятилетиями. До сих пор по странному недосмотру «мирового предиктора» эти книги продаются в центре Москвы на Лубянской площади. Рядом со зданием колониального филиала английской тайной полиции. Лоток стоит у входа в главный книжный магазин столицы. Всё очень просто, нравы провинциальные. С одной стороны от здания ФСБ патриоты борются с цыганами и айсорами, с другой — расположены рестораны «Майор Пронин» и «Щит и меч», где набранная с бору по сосенке слепая деревенщина ощущает себя джеймсами бондами. А посередине в подземном переходе торгуют наркотой. Все при деле. Тайная полиция колонии не нужна. Достаточно работающих под английским присмотром вохровцев и дезинформаторов.

Кто же такой Дуглас Рид? Кадровый сотрудник Интеллидженс Сервис, мастер чёрного пиара, ведущий сотрудник лондонской «Таймс». Специализировался на антинацистской пропаганде. После второй мировой войны по приказу начальства сделал оборот на 180 градусов и занялся разоблачением «мирового жидомасонского заговора». В полном соответствии с приёмами геббельсовской пропаганды.

Кто такой Сергей Нилус? Английский шут, в лицо издевавшийся над наивными российскими обывателями. Его произведения состоят из перепева бульварных банальностей, сознательно доведённых до идиотизма и разрекламированных мировым пропагандистским аппаратом англичан. Например, в своей книге «Близ есть, при дверех» Нилус описывает некоего еврейского юродивого «Ребихе-Изрольку», проживающего в австро-венгерском местечке:

«Изролька – совершенный идиот. Под его седыми волосами не живёт мыслящий разум, в груди его нет никакого чувства; ходит он не иначе, как опираясь на проводника, не из слабости, а из животной бессознательности».

Кто же этот «Изролька» по мнению Нилуса? Глава мирового еврейского заговора, отец антихриста, родившегося в Черновцах.

Неудивительного, что российского Лео Таксиля, большевики не тронули и он спокойно жил в СССР на свободе. Это в период, где за малейшие проявления антисемитизма следовала немедленная и страшная кара. Нилуса несколько раз пыталась арестовать местная чрезвычайка. И каждый раз чья-то могущественная рука осаждала ретивых не по разуму провинциалов. Ведь Нилус, а потом и Рид выполняли важное правительственно задание: сказками о мировом цыганском заговоре отвлекали внимание от реального сверхгосударства, контролирующего четверть земного шара и одну треть мировых финансовых ресурсов. Реально – т.е. можно посмотреть на карту и прочитать финансовые бюллетени. В этом государстве Ротшильд был ничтожным лакеем, используемым английской высшей аристократией для прикрытия своих финансовых операций. За отличную работу его даже приняли на низшую ступень – сделали бароном и разрешили породниться с настоящими властелинами Англии.

Впрочем, и эта точка зрения для особо упёртых до неузнаваемости опошлена и перековеркана ещё одним британским шутом – Энтони Саттоном.
Это хорошо продуманная и прекрасно оплачиваемая система лжи, у которой есть только один недостаток. Она совершенно не рассчитана на существование в условиях гиперинформационного общества с интернетом и мультикультурным менталитетом нового поколения. Это архаика.

В подобной ситуации беседовать с евреями совершенно бессмысленно. Перед нами находящиеся совершенно «не в теме» полуазиаты, попавшие в оборот колоссальных пропагандистских аппаратов Великобритании и США — двух сверхгосударств, находящихся в ожесточённой конфронтации более столетия. Да, цыгане торгуют наркотиками, от их «деятельности» вымирают целые районы. Но разве дело в цыганах? Разве мировой наркотрафик контролируется цыганскими таборами? Это мелкие исполнители. Хозяевами наркоторговли уже 200 лет является высшая английская аристократия, включая королевскую семью. Там, во дворцах принимаются решения, оперирующие десятками миллиардов долларов и определяющие судьбы миллионов людей. Какой же смысл вступать по этому поводу в полемику с цыганской интеллигенцией из театра «Ромен»?

Впрочем, вернёмся напоследок к «хазарам». Наиболее значительный труд на эту тему за переделами России — книга Артура Кестлера «Тринадцатое колено. Крушение империи хазар и ее наследие». Нет смысла анализировать это произведение. Кестлер, как это вообще характерно для классического венгерского эмигранта, был завербован англичанами и всю жизнь работал на английскую разведку. Его шарлатанские книги не имеют никакой ценности, как и аналогичные труды Нилуса или Рида. Это примитивный агитатор, на пустом месте раздутый подконтрольными Лондону средствами массовой информации для забивания мозгов населению криптоколонии.

В свете вышеизложенных фактов мне остаётся только процитировать знаменитую песенку Александра Галича:

Полмира в крови, и в развалинах век,
И сказано было недаром:
«Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хазарам».

И эти звенящие медью слова
Мы все повторяли ни раз и ни два.

Но как-то с трибуны большой человек
Воскликнул с волненьем и жаром:
«Однажды задумал предатель Олег
Отмстить нашим братьям хазарам».

Приходят слова и уходят слова,
За правдою правда вступает в права.

Сменяются правды, как в оттепель снег,
И скажем, чтоб кончилась смута:
«Каким-то хазарам, какой-то Олег,
За что-то отмстил почему-то».

цинк

Recommended articles