7¢=

Самая известная работа Андрея Логвина.  В собрании Третьяковской галереи.

 2vasСергей ЛОГВИН & Андрей ЛОГВИН
logvin.ru

(Новотолковый этимологический словарь Логвина)
http://finbahn.com/нэсл/

 


 

За употребление словосочетания
«цивилизованный мир»
без кавычек
давно пора привлекать
к административной ответственности

Сергей Логвин



Андрей Логвин

Меня учили не завидовать и не считать чужие деньги.
Но мы живем в стране,
где восемь миллиардов в квартире мента –
часть системного кода,
которым запрограммировали общество
«кремлевские айтишники».

Сергей Логвин

Народ задаёт риторические[?] вопросы:
Когда же они нажрутся?
Чего им ещё не хватает?!
 
Отвечаю по порядку.
1.
Никогда. Для каждого владельца богатства важно богатство не абсолютное, а относительное. Нужно (жизненно важно) быть богаче других. Поэтому предела жадности нет. Это объясняется как инстинктами, так и вполне рациональными причинами. Капитал чувствует себя в безопасности, только когда он больше других капиталов и может их съесть (купить). Иначе съедят (купят) его.
Экземпляры капиталов (и капиталистов), которые не стремятся к постоянному росту получают «премию Дарвина» и выбывают из конкуренции. Как заметил один социальный мыслитель: «Богатство полезно, когда оно велико.» (с). А другой мыслитель сформулировал критерий этой «величины»: «чтобы можно было содержать свою армию» (с). Зачем? Для защиты от посягательств конкурентов уже внеэкономическими/силовыми методами.
2.
Не хватает денег, отдельных от власти. Капитала. Личного/ликвидного, который можно передать по наследству. Или употребить на произвольные цели. Власть = деньги (возможности) — но это азиатский «способ жизни». Власть конечна и может быть утеряна/отобрана со всем остальным. На «западе» давно произошло отделение Власти от Денег. На «востоке» — нет. К Путину та и претензия, что он отчасти вернул «азиатчину».
Собственность/капитал даёт дополнительную гарантию независимости и трансляции «элитности» во времени, защиту от капризов вышестоящих иерархов и плебса. Ребята не хотят быть губернаторами, они хотят быть лендлордами и магнатами. С золотым запасом. СССР для этого развалили.
Элиты постоянно самозарождаются и разрастаются как плесень, стремясь подгрести под себя все ресурсы общества. При этом они непрерывно смещаются в сторону отказа от выполнения обязанностей элиты при закреплении (и наследовании) элитного статуса (прав и привилегий). Идеалом является ситуация «чтобы у нас всё было, а нам за это ничего не было». И это стремление неостановимо, потому, что естественно. Закон природы.
Поэтому «правильно» (рационально) устроенное общество должно иметь постоянно действующий механизм защиты от элиты. Элитариев требуется непрерывно «перетрахивать» (с, Батька Л.), принудительно ротировать, в запущенных случаях — массово, запуская «социальные мусоропроводы» на полную мощность. Иначе всё новые поколения будут задавать всё те же наивные вопросы
Сергей Логвин



15078546_1180063582085942_1425363673532304394_n

 

Тут нам в последнее время подбрасывают совершенно новые и оригинальные идеи насчёт того, что роботизация, кибернетизация и нанификация спасут капитализм. Пролы и негры-де получат возможность не работать, а станут поголовно креаклами и будут только есть митболы со смузи и вотсапить бесплатно. А вкалывать будут железяки. Но со времён А. Смита прошли уже десятки волн механизации/автоматизации. Производительность труда выросла в десятки и сотни тысяч раз. И? В 50-е годы сборщик/настройщик телевизоров в дубовых корпусах был уважаемый специалист с высокой зарплатой, которой хватало на домик в субурбии, форд и жену-домохозяйку. Сейчас телевизоров как грязи, делают их в основном роботы, а сборщики (где остались) работают в памперсах, т.к. пописать отойти не могут. А каждая новая волна автоматизации снижает а) рентабельность капитала б) платёжеспособный спрос (роботы телевизоров не покупают).
.
Цитата дня, 60-летней давности. Не изменилось ничего. Потому, что дело не в технологиях. Что бы ни делали гейтсы, джобсы, тили и маски, это всё равно приводит к одному: росту коэффициента Джини.

Сергей Логвин


.
Цитата дня:

«Нынешняя искаженная форма либеральной демократии находится в кульминационной точке колебания. На противоположном конце, где маятник находился не так уж давно, были Эйхман и Освенцим, эвтаназия, расовая ненависть, геноцид и суд Линча. Мы должны понять, что по обе стороны точки, где остановился бы маятник, если бы когда-нибудь пришел в равновесие, СТОЯТ ПОДЛИННЫЕ ЦЕННОСТИ: «слева» — ценность свободного развития личности, «справа» — ценность общественного и культурного здоровья. Бесчеловечны лишь эксцессы в ЛЮБУЮ сторону.

Один из многих парадоксов, в которых запуталось цивилизованное человечество, состоит в том, что требование человечности по отношению к личности снова вступает в противоречие с интересами человечества. Наше сострадание к асоциальным отщепенцам, неполноценность которых может быть вызвана как необратимым повреждением в раннем возрасте, так и наследственным дефектом, мешает нам защитить тех, кто этим дефектом не поражен. Нельзя даже применять к людям слова «неполноценный» и «полноценный», не навлекая на себя сразу же подозрение, что ты сторонник газовых камер.» (с) Конрад Лоренц

 

Увы, актуальность этой цитаты из Лоренца только возросла. Кстати, в 2015 великого учёного, настоящего гуманиста и Нобелевского лауреата посмертно лишили почетной докторской степени университета в Зальцбурге в связи с «приверженностью идеологии нацизма». Видимо, «маятник демократии» до максимума абсурда в Европе ещё не дошел.

Но тут ведь вот какое дело … Чем сильнее отклонение влево, тем мощнее будет отдача вправо, вплоть до возобновления пресловутой «нацистской идеологии» в масштабах ещё побольше, чем у европейских нацистов 20-40 гг прошлого века.

Это объективный социосистемный процесс, а такие процессы запретами или назначением жупелов не лечатся. И есть ещё такая элементарная вещь, как «перерегулирование». Все инженеры знают, а вот политики и гуманитарии, вещающие о морали, почему-то — нет.

На пальцах: хотите бысрто скомпенсировать управляющим воздействием какие-то «отклонения от верного курса», но излишне сильно/резко/далеко поворачиваете руль. Потом приходится обратно крутить ещё быстрее … и снова.

Процесс принимает автоколебательный характер с возрастающей амплитудой вплоть до фатального исхода. Если вы виндсёрфер — то падаете с доски. Если водитель — втыкаетесь в столб. А в обществе либо бунт возникает, либо процессы экстремальной выживательной консолидации ака «фашизм».

Сергей Логвин


Протесты молодёжи — это социобилогическое явление. Они всегда были
и всегда будут. Это «проба Акелы на промашку», попытка смены А-самцов и/или образования собственного клана/племени (выход из иерархии и создание собственной). Если молодёжи много в процентном отношении (арабия, часть Африки и Азии), то общество неустойчиво, и «революции» имеют шанс на успех.

Проблема в том, что социум хомосапиенсов имеет внутри себя неразрешимое противоречие. У животных эволюционные задачи, т.е. подстройка под изменившиеся условия среды, выбраковка неудачных особей и распространение удачных (и присущих им качеств/вариантов поведения), решаются сменой поколений.

А человек с момента обретения речи/разума и, особенно, средств внешнего хранения информации (письменности) занимается созданием структур, срок жизни которых МНОГО БОЛЬШЕ людского поколения.
Это и культурные мемы, и государства и, главное, цепочки наследования собственности.

В результате каждое новое поколение утыкается в стеночку занятых социальных ниш. Социобиологическую задачу достижения превосходства оказывается решить невозможно, т.к. всевозможные «Акелы» либо не хотят уходить, либо передают свои статусы не объективно более лучшим/адаптивным, а близким. Не обязательно родственникам. Это может быть и меметическая (идейная, мировоззренческая, организационная) близость.

Социальные лифты не могут работать без социальных мусоропроводов. Чтобы поднять новую «объективную элиту» наверх, нужно иметь свободные места наверху. Именно поэтому всякого рода прогресс ускоряется во время войн и революций. Ну, или, во время принудительных ротаций элит.

Сергей Логвин


Любая война есть война между реальностями, война за реализацию, установление доминирования конкретного варианта реальности.

Реальность устанавливается в умах, реальность есть то что мы (т.е. вы) о ней знаем и думаем. И наоборот. Существует безусловное взаимное влияние между реальностью и её массовым осознанием. И на семантическом, и на номинативном уровнях. «Мятеж не может кончиться удачей, в противном случае его зовут иначе.» (с)

Соответственно, формирование картины реальности есть часть военных действий. И тот, кто в ней участвует – комбатант. А тот, кто участвует активно и масштабно, рискует получить по полной в соответствии с законами военного времени.

Все имеют право поступать и действовать в соответствии со своей картиной мира и требованиями собственной совести (или, в другой формулировке, идти на поводу у внутренних тараканов). Но каждый должен понимать, что любой репост, любая картинка, любой лайк реальность пытаются изменить. Не говоря уже о гораздо более масштабных затеях типа «расследований» или фильмов.

А реальность, она обладает очень большой упругостью и совершенно негуманной внутренней логикой. Пытаешься прогнуть мир, будь готов к тому, что он разогнётся и даст под жопу. В лучшем случае.
И не нужно потом задавать вопрос из гениального [западно]украинского анекдота: «А менi то за що?!».

Сергей Логвин


 

/.