7¢=

Самая известная работа Андрея Логвина.  В собрании Третьяковской галереи.

Андрей ЛОГВИН
Меня учили не завидовать и не считать чужие деньги.
Но мы живем в стране,
где восемь миллиардов в квартире мента –
часть системного кода,
которым запрограммировали общество
«кремлевские айтишники».

Сергей ЛОГВИН
Народ задаёт риторические[?] вопросы:
Когда же они нажрутся?
Чего им ещё не хватает?!
 

 

Отвечаю по порядку.
1.
Никогда. Для каждого владельца богатства важно богатство не абсолютное, а относительное. Нужно (жизненно важно) быть богаче других. Поэтому предела жадности нет. Это объясняется как инстинктами, так и вполне рациональными причинами. Капитал чувствует себя в безопасности, только когда он больше других капиталов и может их съесть (купить). Иначе съедят (купят) его.
Экземпляры капиталов (и капиталистов), которые не стремятся к постоянному росту получают «премию Дарвина» и выбывают из конкуренции. Как заметил один социальный мыслитель: «Богатство полезно, когда оно велико.» (с). А другой мыслитель сформулировал критерий этой «величины»: «чтобы можно было содержать свою армию» (с). Зачем? Для защиты от посягательств конкурентов уже внеэкономическими/силовыми методами.
2.
Не хватает денег, отдельных от власти. Капитала. Личного/ликвидного, который можно передать по наследству. Или употребить на произвольные цели. Власть = деньги (возможности) — но это азиатский «способ жизни». Власть конечна и может быть утеряна/отобрана со всем остальным. На «западе» давно произошло отделение Власти от Денег. На «востоке» — нет. К Путину та и претензия, что он отчасти вернул «азиатчину».
Собственность/капитал даёт дополнительную гарантию независимости и трансляции «элитности» во времени, защиту от капризов вышестоящих иерархов и плебса. Ребята не хотят быть губернаторами, они хотят быть лендлордами и магнатами. С золотым запасом. СССР для этого развалили.
Элиты постоянно самозарождаются и разрастаются как плесень, стремясь подгрести под себя все ресурсы общества. При этом они непрерывно смещаются в сторону отказа от выполнения обязанностей элиты при закреплении (и наследовании) элитного статуса (прав и привилегий). Идеалом является ситуация «чтобы у нас всё было, а нам за это ничего не было». И это стремление неостановимо, потому, что естественно. Закон природы.
Поэтому «правильно» (рационально) устроенное общество должно иметь постоянно действующий механизм защиты от элиты. Элитариев требуется непрерывно «перетрахивать» (с, Батька Л.), принудительно ротировать, в запущенных случаях — массово, запуская «социальные мусоропроводы» на полную мощность. Иначе всё новые поколения будут задавать всё те же наивные вопросы
Сергей Логвин



 

15078546_1180063582085942_1425363673532304394_n

 

Тут нам в последнее время подбрасывают совершенно новые и оригинальные идеи насчёт того, что роботизация, кибернетизация и нанификация спасут капитализм. Пролы и негры-де получат возможность не работать, а станут поголовно креаклами и будут только есть митболы со смузи и вотсапить бесплатно. А вкалывать будут железяки. Но со времён А. Смита прошли уже десятки волн механизации/автоматизации. Производительность труда выросла в десятки и сотни тысяч раз. И? В 50-е годы сборщик/настройщик телевизоров в дубовых корпусах был уважаемый специалист с высокой зарплатой, которой хватало на домик в субурбии, форд и жену-домохозяйку. Сейчас телевизоров как грязи, делают их в основном роботы, а сборщики (где остались) работают в памперсах, т.к. пописать отойти не могут. А каждая новая волна автоматизации снижает а) рентабельность капитала б) платёжеспособный спрос (роботы телевизоров не покупают).
.
Цитата дня, 60-летней давности. Не изменилось ничего. Потому, что дело не в технологиях. Что бы ни делали гейтсы, джобсы, тили и маски, это всё равно приводит к одному: росту коэффициента Джини.
Сергей Логвин

2vas
logvin.ru