1391820_648783745174108_1219096_n

Родился в Омске в 1972 году. К литературе никакого отношения не имею.
Занимаюсь тем же, что и все остальные: стою перед вечностью.
Электронка: Lobunec_evg@rambler.ru
facebook


 

 КАК Я БЫЛ ЕВРЕЕМ

После окончания первого курса истфака нас разделили на группы и отправили в дальние края на практику. Некоторые взяли шанцевый инструмент с кисточками и поехали копаться в курганах в качестве начинающих археологов, а я попал в группу юных интернационалистов — любителей этнографии. Наша маленькая, но дружная компания была брошена в татарские земли для сбора тамошнего фольклора и других бесценных научных фактов. А год шел 1992 и начался передел собственности и вся наша жизнь стала стремительно меняться прямо таки одновременно с нашим взрослением. И вот как-то раз забрела наша группа в какой-то заштатный аул, а я вместе с моим добрым, но непомерно интеллигентным другом Сашкой волею случая зашёл в местный промтоварный магазин. После совершенно пустых полок государственных магазинов и недоступных коммерческих, местный промтоварный лабаз оказался, нетронутым новыми веяниями, оазисом коммунистического перепроизводства. Полки ломились от немыслимого количества дефицитных товаров по государственным ценам (!!!). Складывалось впечатление, что в эти ****я много лет свозился разнообразный товар и навсегда оставался лежать там, где его кинули ленивые продавцы. Я и Саня завороженно ходили между забитыми полками, как по музею, и обменивались многозначительными взглядами восхищения татарской промтоварной периферией. Вдруг в магазин зашли две женщины — татарки и увидев нас стали нарочито громко, демонстративно говорить по-татарски, кивая на нас продавщице. А Сашка, которого переполняла интеллигентность и усталость от изобильных доз тюрского фольклора внезапно громко обратился ко мне на английском языке. Я так же демонстративно громко ответил. Тётеньки замолчали и стали к нам прислушиваться. Я подошел к продавщице и тихо обратился к ней с речью, которая по всем признакам была текстом первого куплета песни Битлз «Let It Be»:
«When I find myself in times of trouble
Mother Mary comes to me
Speaking words of wisdom, let it be
And in my hour of darkness
She is standing right in front of me
Speaking words of wisdom, let it be
Let it be, let it be, let it be, let it be
Whisper words of wisdom, let it be».
Продавщица и еёные посетительницы так вытаращились на меня, что я стал сомневаться в их истинном этническом происхождении. Когда я закончил, Вяткин подхватил знамя и продолжил тоже о чем-то мечтать вслух на англицком наречии. Тётеньки, молча послушав нас пару минут, метнулись к выходу, а одна замерла у порога и, убедившись, что я обращаю на нее внимание, тихо, но так, чтобы я точно услышал (я стоял недалеко от выхода), на совершенно чистом русском языке подвела итог нашего интернационального перформанса: «Все, пропал аул. Добрались до нас евреи!!!»…


ГРЕЙ

«…Вышла я из магазина, в руках сумки, остановилась на минуту оглядеться, а он ко мне медленно так подходит и носом в ноги тыкается. Потом на снег лег и смотрит на меня снизу вверх, а сам весь дрожит, хвост поджал… Ну, мне что оставалось? На улице холод под тридцать, метель. Я ему говорю: «Ну, пойдем к нам домой, что с тобой делать…» — мама посмотрела на нас и пожала плечами: «Вот, отлеживается, отогревается, отъедается, второй день с кухни не выходит. Один раз на улицу вышел с отцом, да сразу домой… Боится, что выгоним, глупенький…». Так у нас в доме появился Грей.

Грей был здоровенным, но не очень чистокровным колли черно – белого цвета. Длинная морда, узкий поджарый корпус, мощные лапы, умнейшие глаза, абсолютная доброта и фантастическое, полное понимание человеческой речи. Первую неделю Грей обитал в основном на кухне, как будто боялся, что может пропустить свой очередной обед. Потом освоился и предпочитал лежать в зале на ковре, недалеко от батареи. А в один прекрасный день и вовсе почувствовал себя настолько свободно, что залез на диван к спящему после ночной смены отцу и лег рядом, уложив громадную морду ему на плече. А когда за это, кроме коллективного хохота, ему ничего не было, вовсе почувствовал себя своим, открывшись жизнерадостным, послушным, умным, воспитанным, но слегка по-доброму хулиганистым псом.

Гулял Грей со всеми по-разному. С мамой выходил только по необходимости, быстро делал свои дела и спешно просился домой. С отцом – самостоятельно бегал по прилегающим окрестностям, давая моему уставшему после работы папе возможность спокойно покурить и посидеть на лавке возле дома. Но меня Грей ждал с особым трепетом – мне было 22 года, я был молод, полон сил, жил отдельно от родителей, но приходил погулять с Греем почти каждый день. По словам родителей, Грей чувствовал мой приход минут за двадцать: подбегал к входным дверям, суетился, лаял и весело поскуливал в ожидании ежедневного экстремального выгула. Мы выскакивали на громадный засыпанный снегом школьный двор и Грей, сделав пару кругов на максимальной скорости, начинал меня атаковать, бросаясь с разбега мне на грудь. Мы падали в снег и начинали в нем бороться, при этом Грей заботливо прятал когти и осторожно прикусывая меня за части моего пуховика и внимательно поглядывал мне в глаза – не больно ли мне. А пес был, повторюсь здоровый. Когда он вставал напротив меня на задние лапы и клал передние мне на плечи – мы были практически одного роста – за метр восемьдесят. Да, забыл сказать, что на поводке Грея мы никогда не водили, ограничились ошейником, ибо разумность и тактичность поведения этого колли была запредельна. Так весело и быстро промчалась наша зима.

А потом произошло это. В тот день, я, как обычно, выгуливал Грея и мы развлекали местных малышей — играли в собачьи подвижные игры с улетающей палкой, которую Грей ловил прямо в полете, грациозно изгибаясь в прыжке своим огромным, но изящным корпусом. Ко мне подошла незнакомая женщина и спросила: «Это ваша собака?». «Моя!», — ответил я. «Нет, Это не ваша собака. Я знаю его хозяев. Они его ищут», — начала повышать тон тетенька: «Сами отдадите пса или в милицию будем заявлять?». «А кто у него хозяева? Мы его на улице подобрали голодного и замершего. Вообще, кто вы?», — попытался я возразить, но был жестко пристыжен незнакомой тетей: «Я вдова. Соседка хозяев. Собака меня знает. Там дети плачут каждый день. Хозяева с ног сбились, а вы…». Где хозяева живут?», — спросил я и почувствовал, что происходит ужасное. «Да, через два дома, на соседней улице. Здесь не далеко», — дама нахмурилась: «Пойдем прямо сейчас. И почему пес без ошейника? Разбаловали! Прикормили, а он дурной и рад чужому куску!». Грей перестал играть, сел в отдалении и смотрел на нас с выраженной тревогой. «А что он сам домой не побежал, если дом рядом?», — неуверенно спросил я: «Я же его на поводке никогда не выгуливал?». «Ты о детях подумай, как они Туза ждут», — прищурилась вдова-соседка. Услышав слово «Туза», Грей подскочил, поджал хвост и начал мотать головой. Ситуация была жуткой. Я не знал, что делать. Я подумал о детских страданиях по любимому псу и машинально согласился сходить с дамой к старым хозяевам Грея.

Грей сразу все понял и шел за нами отставая все больше и больше. Когда мы подошли к многоэтажке, где раньше жил Грей, пес остановился в пятнадцати метрах от подъезда и завыл. Мое сердце разрывалось, я был молод и глуп, я совершенно не знал, как поступить правильно. Я запаниковал. Но здесь из подъезда появилась какая-то неопрятно одетая женщина и с криком,: «Ты где шлялся? Где шлялся?» быстрым шагом двинулась к Грею. Грей лег на землю и замер. «А где дети? Где ваши дети?», — метнулся я ко второй тетке. «Ты чо? Еще вознаграждение хочешь? Да скажи спасибо, что я тебя в милицию не сдаю!!!», — стала орать подруга вдовы-соседки. «А дети где? Давайте договоримся. Грей уже привык…», — я пытался что-то говорить, но бывшая хозяйка схватила Грея за ошейник и потащила в подъезд. Грей упираясь мелкими шажками двигался за ней. На входе в подъезд Грей резко остановился и, повернувшись, стал смотреть на меня пронзительным молящим взглядом, но тетка рванула ошейник и Грей скрылся за, хлопнувшей на весь квартал, железной дверью подъезда.

На секунду мир остановился, воцарилась тишина, которую разорвал сухой треск голоса вдовы-соседки: «Ну, чо встал как пень, иди отсюда, а то добрые люди в милицию засунут как вора — будешь знать». Тетка ушла, а я остался стоять на месте. Такого потрясения я не испытывал никогда в жизни.

Прошло два месяца.

Я шел от остановки в сторону родительского дома, как вдруг из остова недостроенного здания выкатилась стая бездомных собак. Вожака было видно сразу – это был здоровенный нечистокровный колли черно – белого окраса. Он был потрепан и худ. На боку его массивного гибкого корпуса был выдран клок шерсти с запекшейся кровью. «Грей!», — крикнул я, не успев осмыслить происходящее. Пес остановился и посмотрел на меня. Стая замерла. Грей рявкнул и неторопливо двинулся в мою сторону. Он подошел ко мне и, сев на задние лапы, стал глядеть мне в глаза. Мы молча смотрели друг на друга целую вечность. Потом Грей вздохнул и встал на задние лапы, бухнув грязные передние мне на плечи. Краем глаза я заметил, что Грей старательно максимально глубоко спрятал свои ободранные когти. В лицо дыхнуло горячим дыханием и Грей несколько раз лизнул мне шею. Я не знал, что делать и просто молчал. Грей опустился на землю, рявкнул и быстро побежал в сторону стройки. За ним с лаем покатилась разнокалиберная собачья свора.

Это была моя последняя встреча с Греем.


 

ГС

Галина Сергеевна
1.

— Галина Сергеевна, почему Вы так долго не отвечаете на телефонные звонки на Ваш мобильник?
ГС: Понимаете, Евгений, мне так нравится мелодия звонка на моём телефоне, что не хочется её прерывать…
2.

— Галина Сергеевна, Вы бы могли не пить свой чай над документами? Вдруг прольете, как в прошлый раз?
ГС: В прошлый раз я чёрный пролила, а сейчас, не волнуйтесь, Евгений, у меня зелёный — он почти бесцветный!
3.

ГС: Евгений, а почему у Вас такая странная фамилия -Лобунец?
— Галина Сергеевна, у папы моего была фамилия Лобунец — вот он мне её и передал по наследству))
ГС: Вы не поверите, Евгений, но я примерно так и подумала.
4.

ГС: Евгений, как Вы думаете, мне надо идти учиться в автошколу?
— Я не знаю, Галина Сергеевна, Вам — виднее.
ГС: Ну я знаю, что мне это не надо, но просто интересно, что по этому поводу мужчина скажет…
5.

— Галина Сергеевна, Вас не продует? Закрыть форточку?
ГС: Может быть и не продует. Может быть и не возьму больничный…
6.

— Галина Сергеевна, не надо штепсель из розетки выдергивать, чтобы компьютер отключить! Там кнопка ПУСК, далее выбираете в меню…
ГС: Евгений, я за свои пятьдесят пять лет ни одного утюга не сожгла и уж с пишущей машинкой как нибудь, поверьте, разберусь…
7.

ГС: Евгений, а Вы любите собирать грибы?
— В детстве очень любил, Галина Сергеевна. Я со своей бабушкой уходил на целый день в лес и мы там бродили, собирали разные грузди с сыроежками…
ГС: Евгений, Вы всерьез считаете, что я не чувствую Ваших невыносимо оскорбительных параллелей в мой адрес? Если так, то Вы слишком о себе возомнили! Вы — невежда!
8.

ГС: Вам пора жениться, Евгений. У Вас есть невеста?
— Галина Сергеевна?
ГС: Нет, нет. Послушайте мой совет: Вам нужна простушка, которая будет считать Вас умным человеком. Тогда Ваш брак будет долгим и крепким. Девушки с высшим образованием Вам не подходят. Зачем Вам их духовные искания, когда мужику нужна простая эээ … девушка. Ну, современная Золушка. Для духовного поиска — Вы слишком просты. Нет у Вас большого полета, Вы — циник. Не обижайтесь, Евгений.Навряд ли у Вас, кроме меня, есть умные друзья, которые могут с Вами откровенно поговорить на эту тему.
9.

ГС: Люблю, люблю театр! Послезавтра иду в драму.
— Аа.
ГС: Евгений, вы не представляете, как это: театральный буфет, богемная обстановка, бутерброды с икрой и шампанское. А рядом за соседними столиками разные артисты. Тут и до интересных знакомств не далеко!
10.

ГС: Евгений, Вы поете на караоке?
— Нет, Галина Сергеевна, не пою. Совсем не пою. Никак.
ГС: Не понимаю я Вас, Вы же закончили музыкальную школу?
11.

ГС: Если бы я была мужчиной, то меня бы ждала карьера генерала. Я, когда руковожу людьми, чувствую себя необычайно в своей тарелке. И мой аналитический ум тоже создан для военного дела.
А Вы, что думаете, Евгений?
— А?
ГС: Если бы я была генералом, Вы бы, Евгений, у меня так не отвечали…
12.

ГС: Война имеет и положительные стороны. Много статных мужчин в военной форме с орденами и медалями. Парады, салюты опять же.
— Галина Сергеевна, а убитые, калеки, обездоленные беженцы, разрушения — это Вас не напрягает?
ГС: Евгений, надо фиксироваться на позитиве. Уметь делать из лимона лимонад. Я Вам Карнеги принесу, чтоб Вы развивались. А то сидите тут в пессимизме!
13.

ГС: Евгений, а почему Вы никогда на меня не обижаетесь?
— ???
ГС: У Вас нет достоинства, Евгений. Вам надо над собой работать.
14.

ГС: Евгений, я решилась на пластику.
— Галина Сергеевна, Вы хотите косметическую операцию себе сделать?
ГС: Евгений, я намерена обшить белым пластиком свой балкон в квартире. Но пока это не основная моя мечта. А, кстати, почему Вы заговорили о необходимости пластической операции для меня? Говорите честно. Как будто я Ваша священница. Ине бойтесь, я готова стерпеть от Вас очередное оскорбление молча.
15.

ГС: Евгений, у Вас очень плохой цвет лица. И вообще Вы очень плохо выглядите. Вы, прямо скажем, больны. И больны серьезно.Ос-но-ва-тель-но! Это, кстати, всех в кабинете касается!
— Аа.
ГС: Я Вам могу помочь. Почти даром. Имя Вашего выздоровления: Гербалайф. Выбудете вспоминать меня добрым словом всю Вашу оставшуюся жизнь!
16.

ГС: Евгений, Вы в курсе, что скоро конец света?
— Галина Сергеевна, у каждого из нас будет свой персональный конец света. Каждому в свое время. Так что, можно сказать, что в курсе.
ГС: Ну, с Вами все понятно… Посмотрим как Вы забегаете, когда по Земле комета вдарит, а что делать Вы то и не знаете!
17.

ГС: Евгений, а сколько лет Вашей маме?
— Галина Сергеевна, Вы с ней, практически, одного возраста.
ГС: Все, Евгений. Спасибо за намеки. До конца недели я с Вами больше не общаюсь…
18.

ГС: Евгений, Вам когда- нибудь хотелось кого- нибудь убить?
— Галина Сергеевна, Вы сегодня такая боевая!
ГС: Просто, Вы, Евгений, слишком молоды и глупы и не знаете всю глубину подлости женщин, которые у нас тут вокруг меня работают!!!
19.

ГС: Евгений, знаете о чем я думаю?
— Нет, Галина Сергеевна. Не знаю.
ГС: Сейчас появились фотоаппараты без плёнки. Фотографируют прямо на экранчик.Дорогие… Жуть… И вот я мечтаю, чтобы меня на экранчик такого фотоаппарата кто-нибудь для истории снял!
20.

ГС: Евгений, хотите анекдот расскажу?
— Минутку… Рассказывайте, Галина Сергеевна.
ГС: ……………………………
— Ага. Понятно.
ГС: Евгений, Вам что ли не смешно?
— Да я этот анекдот утром в газете читал. Вот она — её же весь отдел смотрел уже.
ГС: Между прочим, эту газету купила и принесла я!!!
21.

ГС: Евгений, я тут НЛО заинтересовалась. Все таки есть они или нет — вот вопрос! Говорят, они людей воруют с целью экспериментов…
— Аа.
ГС: Потом у украденных людей появляются разные сверхспособности.
— Аа.
ГС: Если бы у меня были сверхспособности, я бы всем показала!
— Что бы Вы всем показали, Галина Сергеевна?
ГС: Евгений, Вы — невыносимы. Не-вы-но-симы!
22.

ГС: Жаль, Евгений, что у Вас нет машины. Вы срываете кучу моих планов.
— Ну так.
ГС: Вы даже не извинились.
23.

ГС: Евгений, хотите на выходных у нас подработать на даче?
— Нет, не хочу. Спасибо.
ГС: Как нет? Я не поняла? Я же уже с мужем договорилась! Мы даже обсуждали, не угостить ли Вас шашлыком!
24.

ГС: Евгений, у меня есть мысль, что Вы — скрытый антисемит.
— ??? Галина Сергеевна, я — скорее открытый антитермит. Я термитов недолюбливаю…
ГС: Евгений, я Вас предупреждаю, я нацистов у себя под боком не потерплю. И что Вам сделали плохого эти термиты? Они, между прочим, такие же люди, как и мы с вами. Ну, может быть, немного отстают от нас в развитии… Но это же не повод для фашизма!
25.

ГС: Ну, Евгений, где мне теперь взять такую сумму на шубу?
— Галина Сергеевна, может, имеет смысл к Вашему мужу обратиться?
ГС: Евгений, я всегда ценила Ваш ум! Это идея! Евгений, правда, обратитесь к моему мужу, поговорите с ним. В конце концов мужчина мужчину то лучше поймёт!!!
26.

— Галина Сергеевна, я не готов быть Вашим поручителем в банке, к сожалению.
ГС: Евгений, я не поняла, что Вы этим хотите сказать? Вы со своими друзьям и меня без зимней одежды хотите оставить? А как же Ваша мужская честь?
27.

ГС: Евгений, у Вас есть приличные друзья?
— В смысле?
ГС: Надумала шубу купить себе. Но на кредит нужны три поручителя. Ну я и думаю:Вы — само собой и ещё двух надо найти. Но чтоб приличные люди были, надеюсь, Вы меня понимаете?
28.

ГС: Евгений, у Вас зубы не болят?
— Нет, не болят. А почему Вы меня об этом спросили?
ГС: Да, просто подумала о стоматологии…
29.

ГС: О, Евгений, я смотрю у Вас костюмчик новый.Прикупили?
— Да, новый… Недавно купил. Извините, Галина Сергеевна.
ГС: Извините? А денюжку то мне вчера, кто не одолжил?
30.

ГС: Евгений, а что коллеги мне на День рождения планируют подарить? По сколько скидываются? Кто будет подарок выбирать?
— Галина Сергеевна, ну я не могу Вам сказать, это же как бы сюрприз…
ГС: Учтите, я никаких столов накрывать не собираюсь. Они все равно не окупаются.
31.

ГС: Евгений, после работы Вы мне нужны. Надо обои до моего дома допереть. Купила, вот.
— Галина Сергеевна, а почему бы Вам мужа своего не пригласить Вам помочь?
ГС: Евгений, зачем мне его в час пик по пустякам через весь город гонять?
32.

ГС: Евгений, Вам надо срочно протестироваться!
— ???
ГС: Я протестировалась у кришнаитов и, нате вам, выясняется, что в прошлой жизни я была персидской принцессой. Я стояла ночью в садах своего дворца под луной и мои глаза дивно сияли. Только после тестирования на реинкарнацию я многое о себе поняла по настоящему…
33.

ГС: Евгений, знаете, я была на выходных в церкви.
— О! Не ожидал от Вас такого серьезного шага, Галина Сергеевна.
ГС: У нас недооценивают духовность. Я, наверно, буду креститься. Правда, ещё не выбрала, что бы такое надеть, чтоб все было очень красиво.
34.

ГС: Евгений, Вам нужна девушка?
— Галина Сергеевна, я Вас не очень хорошо понимаю. Что Вы имеете в виду?
ГС: Да я переживаю. У подруги дочка на грани развода…
35.

ГС: Евгений, что Вы сейчас читаете?
— Квартальный отчёт.
ГС: Евгений, в Вашем возрасте так дамам не хамят!
36.

ГС: Евгений, у меня есть тетрадь с моими стихами. Я пишу, но редко. Я хочу доверить Вам набрать их на компьютере, а то их читать неочень удобно.
— Галина Сергеевна, это невозможно. Я не достоин.
ГС: Зря, Евгений. Зря! Это могло бы Вас развить как творческую личность…
37.

ГС: Евгений, я села на новую диету и скоро Вы меня не узнаете!
— Я Вас, Галина Сергеевна, всегда узнаю.В крайнем случае по удостоверению.
ГС: Евгений, юмор — это когда смешно, а не когда так, как у Вас…
38.

ГС: Евгений, Вы что наденете на субботник?
— Костюм бомжа. А что ещё можно надеть на этот безумный коммунистический субботник на десятом году дикого капитализма , Галина Сергеевна?
ГС: А я приду в новых кроссовках «Найк».
39.

ГС: Евгений, я тут принесла свои фотографии, какой я была в молодости. Все уже посмотрели, только Вы остались.
— Галина Сергеевна, я сейчас документы доделаю и минут через тридцать посмотрю.Хорошо?
ГС: Это что, Евгений? Получается, что я зря свои фотографии везла через весь город?
40.

ГС: Евгений, а у Вас есть дача?
— Галина Сергеевна, а почему Вы меня об этом спрашиваете?
ГС: Ну, мы же не можем все время сидеть в тишине и молчать…
41.

ГС: Евгений, Вы курите?
— Нет, Галина Сергеевна, не курю и не курил никогда в жизни. Так получилось.
ГС: Евгений, мы с Вами очень похожи. Я вот собираюсь с Нового года тоже бросить.
42.

ГС: Евгений, а чем Вам не нравится Жириновский?
— Я не знаю, Галина Сергеевна, я об этом никогда не думал.
ГС: Вот зря! С Вашим умом Вы могли бы принести ЛДПР много пользы!
43.

ГС: Евгений, Вы читали программу ЛДПР?
— Нет, Галина Сергеевна, не читал.
ГС: Почитайте обязательно, я Вам её в карман Вашего пальто положила.
44.

ГС: Евгений, а Вы за кого на выборах голосовали?
— Галина Сергеевна, я не хожу на выборы.
ГС: А я, знаете, всегда голосую за ЛДПР. А из- за таких зомбированных и равнодушных как Вы мы и живём плохо…
45.

ГС: Евгений, Вы не брали мою расчёску с моего стола?
— Я? Вашу расческу? Галина Сергеевна! Зачем мне Ваша расческа? Вы же видите — у меня прическа — вечный спортивный полубокс — мне вообще расчёска не нужна!!!
ГС: Ну, я подумала, что у Вас есть какие-нибудь свои женщины…
46.

ГС: Евгений, зачем Вы себя сдерживаете? Лицемерите?Зачем?
— Не понимаю Вас, Галина Сергеевна.
ГС: Ну! Не понимаете? Вы же видите — у меня новые туфли. По Вашим глазам я вижу,что они Вам нравятся… Не сдерживайтесь. Так и скажите: какие, мол, у Вас,Галина Сергеевна, хорошие новые туфли!
47.

ГС (по телефону громким шепотом): Евгений! А,Евгений! Как там, все тихо?
— Все нормально, только начальство спрашивает, где Вы?
ГС: Скажите, что я ногу подвернула. Не могу прийти на работу.
— Какую ногу, Галина Сергеевна? Правую или левую?
ГС: Какую — какую! Какую-какую! Скажите, что одну — опорную ногу подвернула. И все.
48.

ГС: Евгений, что Вы там себе под нос неразборчиво бормочете?
— Да, так, Галина Сергеевна, цитирую из «Бременских музыкантов»:»Мы свое призванье не забудем, смех и радость мы приносим людям!»
ГС: Ну, Вы там, не сильно обобщайте. Вы, да, приносите смех. Я а, в отличие от Вас — радость.
49.

ГС: Евгений, у Вас домашние животные есть?
— Ага. Кот Диверсант.
ГС: Диверсант? Почему Диверсант?
— Все время колготки девчонкам когтями цепляет и делает затяжки, ну и хулиганит постоянно.
ГС: Евгений, я не поняла, Вы общаетесь с девчонками? И потом — колготки?Евгений, Вы перешли грань дозволенного и вторглись в мое достоинство. Вы за это ответите.
50.

ГС: Евгений, Вы телевизор смотрите?
— Иногда смотрю, Галина Сергеевна.
ГС: Вам не надо его смотреть. От него еще больше глупеют. И разврат опять же. Вам — не надо.
51.

ГС: Евгений, что то Вы тихий какой то сегодня.Сидите, делаете вид, что работаете…
— Что?
ГС: Я Вас как рентген — насквозь вижу. Вот что! Чтокает он мне!
52.

ГС: В общем, Евгений, вся моя жизнь напоминает мне жизнь Диогена.
— Галина Сергеевна, Вам захотелось заняться философией?
ГС: Нет… Просто я как Диоген – он, так же как и я — всю жизнь ходил с электрическим фонариком и пытался найти среди людей хоть одного человека…
53.

ГС: Евгений, Вы бы смогли стать первым космонавтом.Как Гагарин?
— ???
ГС: А я бы не струсила. Там все равно все было автоматическое и продублированное.
54.

ГС: Надоели эти бумаги. Надоели эти посетители.
— Что поделать, Галина Сергеевна, пока мы не в «Форбсе», приходится работать.
ГС: А что, Форбс — это такой город, где все просто так живут и никто не работает? Что то Вас с утра глючит, Евгений. Хотите ириску дам?
55.

ГС: В природе я больше всего люблю пруды. В них не штормит и нет течений.
— Аа.
ГС: Был бы здесь пруд с лодками Вы бы меня покатали. Вы, Евгений, грести то умеете?
56.

ГС: Мой женский идеал — это тургеневские девушки.
— Это Вы к чему, Галина Сергеевна?
ГС: Ах, Евгений, Евгений… Разгадка моих мыслей — это блестящее знание русской классики. Многим дано услышать мои слова, но не всем дано понять мои мысли…
57.

ГС: Ну что, Евгений? Попался?
— Что?
ГС: Попался — говорю. Все на мероприятии, будете теперь со мной чай пить.
58.

ГС: Евгений, Вы один мне помогли подняться, когда я упала с лестницы! Спасибо Вам.
— Пожалуйста, Галина Сергеевна.
ГС: Только после Вашей помощи у меня пропал проездной.
— ?
ГС: Я не ничего не хочу сказать, но он пропал!
59.

— Галина Сергеевна, вы плачете? Что случилось?
ГС: Да, я плАчу. Потому что сережку потеряла.
— Ну, может, найдется?
ГС: Евгений, Вы видели с кем мы с Вами работаем? С этими людьми уже ничего не найдется.
60.

ГС: Люди любят со мной общаться. Они у меня узнают много нового о себе. И необычного.
— А почему Вы так думаете, Галина Сергеевна?
ГС: А почему я должна думать по-другому?
61.

ГС: Мне всегда двадцать лет. Потому что я такая.Меня время не волнует.
— Серьезная заявка, Галина Сергеевна!
ГС: Серьезная заявка будет, когда я это в 100 лет скажу. Но мало кто из вас,это услышит. По объективным обстоятельствам. Ха-ха.
62.

ГС: Ты — ушел, я — осталась…
Ты пришел, я — заждалась.
Мы стояли одни в эти темные дни.
Но надежда была — нас согрела она.
— Это Вы про любовь, наверно, Галина Сергеевна?
ГС: Нет, Евгений, про инфляцию и деноминацию. Этот стих я мужу на День рождения подарила. Я ему всегда стихи дарю, чтоб по магазинам за подарками не бегать.
63.

ГС: Евгений!
Желаю Вам в Ваш день рожденья,
Всех желаний исполненье.
И чтоб денежки текли,
Как счастливые деньки!
— Спасибо, Галина Сергеевна! За поздравление и пожелания!
ГС: Какое спасибо? Ты наливай давай! Да не в эти наперстки! Евгений, Вы как подросток, ей Богу!
64.

— Галина Сергеевна, возьмите трубку! Там Ваш муж Вас уже минут пять ожидает.
ГС: Ха! А Вы что, не можете спросить, что ему надо? Все самой надо делать. Все самой…
65.

ГС: Евгений, Вы слышали песню: «Как утомительны в России вечера»?
— Ну да, слышал, конечно. В маршрутках гоняют. Там еще про хруст французской булки.
ГС: Ах, Евгений. С Вашим булочно-желудочным восприятием нашей великой культуры Вам ничего стоящего в жизни точно не светит. Ха-ха-ха…
66.

ГС: Евгений, у Вас никогда не было чувства, что мы с Вами окружены одними самовлюбленными идиотами?
— Галина Сергеевна, Вы мне льстите…
ГС: Ничуть. Просто я всегда даю людям шанс проявить свои лучшие качества. Но не все сдают мне этот экзамен… А вообще — я никому спуску не даю!
67.

ГС: Мой стих, Евгений. Создала его только сейчас.Навеяло. Надеюсь, Вы меня поймете:

Щемящее чувство наполнило тело;
Листва поздней осени не отшумела.
И, верю, что будут с солнцем деньки,
Сквозь лед, сквозь метели и сквозняки…

— Это Вы про свой будущий летний отпуск, Галина Сергеевна?
ГС: Евгений. Евгений, Евгений. Да… Я опять жалею о своей искренности с Вами.Ваш идеал — студентка-двоечница в колготках, порванных вашим котом… Ваша пошлость меня достала. Я пошла обедать.
68.

ГС: Евгений! А, Евгений! А что там у Вас за коробочки на столе?
— Да, купил несколько CD-дисков с разной музыкой.
ГС: О! Евгений! Я смотрю Вы все-таки надумали жениться?
69.

ГС: Евгений, у Вас корвалол есть?
— Нет, Галина Сергеевна. А что у Вас случилось?
ГС: Ваше беспардонное хамство у меня случилось…
70.

ГС: Евгений, выйдете по-быстрому из кабинета. Мне надо с мужем по телефону переговорить.
— Галина Сергеевна, это уже слишком. Дома вечерком переговорите. Никуда муж не денется.
ГС: Так! Встал и вышел!
— Да ладно Вам, Галина Сергеевна. Хотите чайку?
ГС: А… Ладно… Давайте чайку попьем.
71.

ГС: Знаете, Евгений. Вы меня раздражаете. Просто раздражаете.
— Что случилось, Галина Сергеевна?
ГС: Вы сидите целый день уткнувшись в монитор, обложились документами, что то набираете, по телефону болтаете с важным видом. Одна я, такая, сижу, как будто я ничего не делаю.
72.

ГС: Ньютону на голову яблоко упало, так с пользой.Он что то такое сразу открыл в науке. На меня вчера на даче забор упал, а мне просто больно и обидно…
73.
ГС: Евгений!

— Что, Галина Сергеевна?

ГС: Хочу шапку-невидимку. Но тогда, кто увидит мое новое пальто? Вот что.
74.

ГС: Евгений, а Вы отпускные уже получили?
— Ага.
ГС: А я бы холостякам отпускные не платила. Зачем они им? Все равно изведут наразных баб. Или скажете, что Вы не такой?
75.

ГС: Все современное искусство — шлак.
— Аа.
ГС: Поэтому я им не интересуюсь и его не изучаю.
76.

ГС: Евгений, а мы с девочками сегодня идем покупать мне головной убор.
— Аа.
ГС: Евгений, а какой мне больше подойдет с пушистым мехом или с коротким?
— Я не знаю. Что Вам понравится то и берите.
ГС: Да. Сложный будет выбор. В отличие от Вас я в маргинальной вязанной шапочке ходить в офис не могу. Не то воспитание!
77.

ГС: Евгений, у меня почему то компьютер никак не включается. Я жму-жму на кнопку, а он никак не включается. Может, вирусы?
— Галина Сергеевна, штепсель в розетку включите и все заработает.
ГС: А вот как-нибудь потактичней нельзя сказать? А то сразу: Вы, Галина Сергеевна — набитая дура!
78.

ГС: Евгений, купите у меня телевизор. Мне его девать некуда. А я новый хочу купить.
— Спасибо, Галина Сергеевна. Мне не нужен, у меня есть.
ГС: Будет еще один. На память обо мне.
79.

ГС: Великая Октябрьская Революция навсегда останется для меня Великой Октябрьской Революцией. И точка.
— Аа. Так Вам никто ж не возражает, Галина Сергеевна.
ГС: В том то и дело. Законопатились! Ждут!
80.

ГС: Так, значит, Вы, Евгений, туризмом увлекаетесь?По горам лазаете с рюкзачком.
— Да, Галина Сергеевна. Люблю горы. Пространство. Тишину. Знаете, как бывает тихо в горах?
ГС: Ну, понятно, типа, заткнись, Галина Сергеевна.
— Ну что Вы?
ГС: Это не я — что Вы, это Вы — что Вы!
81.

ГС: ООО! Евгений! Вы мне мороженое принесли?Угощаете? Ну… Даже не знаю, что Вам сказать! Ничего не скажу!
82.

ГС: Сейчас все в Европу едут отдыхать…Необразованные, но с деньгами. Я же образованная, но без денег пылюсь с Вами в этой конторе. И не свозит же никто. Бога нет.
83.

ГС: Муж — гад. Не хочет машину покупать в кредит. И водить не умеет.
— Аа.
ГС: Одна надежда на Вас, Евгений. Но у Вас то, тоже машины нет. И что мне теперь каждый раз таксистам платить? И зачем мне это нужно?
84.

ГС: Ньютону на голову яблоко упало, так с пользой.Он что то такое сразу открыл в науке. На меня вчера на даче забор упал, а мне просто больно и обидно…
85.

ГС: Евгений, Вы — позор Ваших родителей.
— Галина Сергеевна, а почему Вы так считаете?
ГС: Ха. Я за Вами уже полгода наблюдаю. Насмотрелась!
86.

ГС: Евгений, вы заграницей когда-нибудь были?
— Да, Галина Сергеевна, был.
ГС: И я была. Ни в чем Вы меня, Евгений, не превосходите!
87.

ГС: Евгений, Вы давно Пушкина перечитывали?
— Галина Сергеевна, я всего Пушкина даже на раз не прочитал. Только самое основное…
ГС: Да, Евгений, я вижу, что Вы — не пушкинист.
88.

ГС: Евгений, «Улицы разбитых фонарей»смотрите? Про ментов?
— Пару серий видел, но специально не смотрю.
ГС: А мне очень нравится. Я люблю сложные интеллектуальные задачи на логику.Особенно детективные.
89.

ГС: Евгений, на Новый год куда собираетесь?
— Еще не решил, Галина Сергеевна.
ГС: Оёёёёй! Еще не решил… Евгений, скажите прямо — мол, нет денег ни на что интересное, буду сидеть дома. Я, между прочим, тоже буду сидеть дома с этим.Мужем моим. И у меня опять не будет фейерверка…
90.

ГС: Евгений, кажется я потеряла два документа. Что теперь будет?
— Что за документы? Когда срок исполнения? Где Вы их в последний раз оставляли?
ГС: Ну вот так я и знала — никакого сочувствия — сразу агрессивные обвинения.Не теряла я ничего. Успокойтесь. Нашелся мне здесь обвинитель! А?!
91.

ГС: Евгений, 1000 рублей одолжите до зарплаты?
— Конечно! Возьмите, Галина Сергеевна.
ГС: О! Евгений! Я смотрю, Вы — небезнадежны. А как насчет 2000?
— Ну, хорошо. Возьмите еще.
ГС: Не. Больше не возьму. А то Вы потом будете ходить по всему зданию ирассказывать, что я у Вас занимаю. Хотя, давайте. Все равно же будете ходить и меня опорочивать в людских глазах…
92.

ГС: Смотрела фильм про санскрит. Захотела изучить. Все-таки таинственный древнеисторический праязык.
— Да зачем Вам санскрит, Елена Сергеевна?
ГС: Да уж, Евгений, не для того чтобы с Вами разговаривать!
93.

ГС: Евгений, Вы, там, зачем в МОЮ урну листок бросили?
— Извините, Галина Сергеевна. Она просто ближе других оказалась. А разве нельзя?
ГС: А Вы, Евгений, напрягитесь и попробуйте осмыслить выражение «мояурна». Особенно слово «моя» — вот все и поймете.
95.

ГС: Вот, Евгений, а в чем смысл Вашей жизни?
— А в чем смысл Вашей жизни, Галина Сергеевна?
ГС: Ну, моей… Моя жизнь — это другое дело! А Вам то и сказать нечего. Ха.
96.

ГС: Я его ненавижу. Просто ненавижу. Сволочь он и подлец.
— Вы про кого, Галина Сергеевна? Что произошло?
ГС: Я про мужа своего. Гада.
— Галина Сергеевна, может, это лишняя для нас информация?
ГС: Евгений, посмотрела бы я на Вас, если бы у Вас был такой муж как у меня.
97.

— Галина Сергеевна, а что у нас в кабинете такой запах как будто проводка горит? Что то случилось?
ГС: Пока Вы, Евгений, шляетесь со своими бумажками и совещаниями, я нечаянно свою сумку на раскаленную электроплитку поставила. Всему конец. И сумке и электроплитке. И пообедать я не смогла. И еще Вы. Здесь. Сейчас.
— Да я то здесь при чем, Галина Сергеевна?
ГС: Если бы Вы вовремя купили микроволновку, всего этого бы не произошло. А теперь — молчите. Просто сидите и дышите своей безалаберностью!
98.

ГС: Евгений, я про Вас эпиграмму придумала.
— О, как интересно. Галина Сергеевна, прочтите?
ГС: Нет. Не хочу, чтобы Вы всю оставшуюся жизнь прожили с чудовищным комплексом неполноценности. Их у Вас и так хватает. Вы — жалкий.
99.

ГС: Евгений, мне очень не нравятся Ваши отношения с Марией Александровной из пресс-службы!
— Галина Сергеевна, а Марии Александровне то эти отношения, по моему, нравятся.
ГС: Это потому что Вы с ней общаетесь с хорошей стороны, а со мной с плохой!!!Тем более она еще не знает об опасностях, исходящих от таких как Вы. Вы -преступный ловелас.
100.

ГС: О! Евгений, Вы уже с профосмотра. Ну как, всех врачей прошли?
— Да, все прошел. Правда, Вы меня опередили. Могу начинать работать. Все в порядке.
ГС: А можно я Вашу медицинскую карту посмотрю?
101.

ГС: Алло? Алло? Евгений, это Вы?
— Да, Галина Сергеевна, здравствуйте.
ГС: Ну и как Вам без меня работается?
— Скучно без Вас, Галина Сергеевна.
ГС: А документики то я все стерла, дорогой! Не зря Вы меня учили как этими дурацкими компьютерами пользоваться надо. Ох, не зря! Ахаха.
— Да, нет, Галина Сергеевна, не волнуйтесь, Вы нашу базу не стерли вовсе.Просто в корзину переместили. Я уже все восстановил. Все нормально.
ГС: … Мы еще встретимся. И сочтемся. Потому что реинкарнация существует!


 

 

ПРО КОЖАНУЮ СУМКУ

Внезапно. Лицом к лицу, просто, на улице, встретил свою одноклассницу.

Сказала: «О, больше двадцати лет не виделись! А ты за это время изменился». Сказала: «А я на кухню купила экологический линолеум — там же продукты!» Сказала: «А что ты думаешь про полуостров? Я бы рас. Стреливала!» Сказала: «Сколько супруге твоей лет?» Сказала: «Аж зло берет. Так встретились, а ты, оказывается, ватник и креативщик…» Сказала: «Не надо меня подвозить. Автобусы и маршрутки пока нормально ходят». Сказала: «Подвозить меня не надо. Мама подумает!» Сказала: «А тебя в «Одноклассниках» то — точно нет. Тебя что ли к интернету не подключили?» Сказала: «Зарегся там обязательно. Тогда сможешь посмотреть, как я в тур в Турцию ездила в 2011 году!» Сказала: «А помнишь… А кого из наших… Да — это жизнь…» Сказала: «А какой у тебя айфон?» Сказала: «Ну, ты, позванивай, если что». Сказала: «А ты не смотри, я эту сумку за три тысячи с половиной купила. Она — кожаная!»

А я и не смотрел.


 

КАК Я БЫЛ В ПСИХИАТРИЧКЕ

Мне понадобилась справка из психиатрички о том, что я в ней никогда не был. Не лечился. Место, где это выдавали — одноэтажная пристройка с наглухо зарешеченными и частично заделанными кирпичной кладкой окнами. Я вошел через единственную дверь в небольшой зал, в котором томились в двух очередях почти полсотни человек и понял, что здесь я проведу не менее трех часов своей жизни. Реальность скрашивал, обдувающий всех, кондиционер. Мне удалось присесть на один из стульчиков, кем-то заботливо расставленных вдоль стен зала ожидания. Слева от меня сидел иссохшийся до состояния скелета молодой человек с зачем-то все время открытым ртом, хотя никаких слов юноша не произносил. Он периодически начинал интенсивно совершать движения руками возле своей головы, как бы отгоняя невидимых летающих насекомых. Справа от меня на двух стульях расположилась гигантская девушка, очень похожая на Новодворскую. У девушки все было гигантское, особенно очки с невыносимо толстыми линзами, в которых глаза девушки увеличивались до размеров чайных блюдечек из детского посудного набора. Девушка качала головой и все время тихонько повторяла себе под нос: «Это какой-то дурдом, это какой-то дурдом, это какой-то дурдом». Мне стало ее жаль и в качестве утешения я сказал ей: «Не дурдом, а клиническая психиатрическая больница имени Саладонникова». Потом зачем-то добавил: «Не знаю, кто такой Саладонников. Наверно, ученый». Девушка перестала повторять мантру и быстро повернулась в мою сторону. Я увидел в ее линзах своё отражение и почувствовал себя микробом под микроскопом. Девушка внимательно рассмотрела меня и скороговоркой произнесла: «Кольцо на руке не носишь потому что не женат или от безответственности?» Голос у девушки был мягкий, но требовательный. «От безответственности», — ответил я. «Прохиндей», — констатировала девушка и, немного пошевелив гигантской попой оба стула, на которых сидела, потеряла ко мне всяческий интерес. В этот момент в зал ожидания заскочила (как Наташа Ростова в канонiческой киноверсии) симпатичная девчонка с пачкой рекламных буклетиков-приглашений и, со въевшейся в мой мозг с детства интонацией «Здравствуйте, ребята! Слушайте «Пионерскую зорьку!», произнесла: «Здравствуйте! Мы приглашаем всех посетить мероприятие нашей благотворительной организации анонимных наркоманов и алкоголиков!» С этими словами дева, вытянув руку с буклетом, уверенно через весь зал ожидания двинулась прямо ко мне. Я мысленно заметался: «Почему из всего зоопарка именно ко мне???», но было поздно. Девочка остановилась напротив меня и выжидательно потрясла своей изящной ручкой с дрожащим буклетиком: «Мужчина, берите. Я чувствую, что Вам это необходимо! Не стесняйтесь, таких как Вы – много, а у нас все анонимно!» «Спасибо!», — ответил я и спрятал руки за спину. Девушка понимающе улыбнулась и, наклонившись к моему уху, доверительно прошептала: «Я оставлю несколько буклетов на выходе». Анонимная девушка ушла, а возле меня осталось её, трогательно-бюджетное, парфюмерное облачко. Потом, расталкивая, вальяжно стоящих у входа, граждан, в зал как ураган ворвался толстый мужик в синей майке, клетчатых сатиновых шорто-трусах и пляжных шлепках. Мужик сходу громко заорал: «Кто крайний?!» Присутствующие поежились, но никто не отозвался. Мужик снова закричал: «Кто крайний?!». Все стали переглядываться и вдруг выяснилось, что обе очереди покинули несколько ключевых, в навигационном смысле, фигур и они, эти очереди в кассу и на комиссию, сбились. Поднялся естественный уточняющий гвалт. Но последним в очереди никто быть не хотел, поэтому выяснить данный вопрос обычной перекличкой никому не удалось. Мужик рассвирепел, стал по очереди подходить к сидящим пациентам и, тыкая каждому указательным пальцем в район переносицы, рычать: «Ты – крайний?!», «Ты – крайний?!». Участники опроса брезгливо отворачивались от тыкающего пальца и кивали на соседей. Когда мужик подошел к моему соседу слева и с рыком ткнул ему в лицо свой указующе-вопрошающий перст, скелетоподобный молодой человек неожиданно для всех с невероятной профессиональной ловкостью укусил тыкальщика за наглый палец. «А, бл-ть! С-ка!», — фальцетом завизжал наглый мужик: «Здесь все — психи, блт!!!» и выскочил из помещения. Все оживились и с уважением посмотрели на моего кусачего скелетоидного соседа. На шум появилась пожилая женщина в белом, оглядела нас всех и стала голосить: «Сенечка! Кто выпустил Сенечку? Сенечка, пойдем, пойдем, там супчик уже готовится…». Сенечку-укусителя увели.
А больше ничего интересного и не было…

 


 

КОНВЕНЦИЯ

Открылся как-то в начале 00-х в нашем городке новый книжный магазин. Огромный, по меркам того времени. Книг — развалы: на любой вкус, цвет и тематику. И все в том магазине было хорошо, кроме одного. Тамошние манагеры, которые, видимо, корпоративно обучались в какой-то маркетинговой секте, вывели совершенно невыносимый вид продавцов — консультантов. Невыносимость выражалась в невозможности остановиться даже на одну секунду у книжного стелажа, чтобы рассмотреть книжку, полистать ее, подумать. В тот момент, как вы прекращали движение, к вам подскакивал вымуштрованный продавец-консультант лет 18 — 22 и с приклеенной гадливой улыбкой начинал приставать с бесконечными глупыми расспросами и безумными рекомендациями, сопровождающимися впихиванием вам в руки каких-то томиков с какими-то «очень актуальными прозаиками» и прочей суетой. И, однажды, когда ко мне в очередной раз подскочило юное создание с книжкой, на обложке которой была изображена композиция из полуголой бабы, каких-то лысых братков с пистолетами, фольклорного 600-го мерседеса и, похожего на шизофренический фикус, взрыва на заднем плане, и вытаращившись на меня, начало тараторить заученный текст про «самые актуальные новинки книжного рынка», я решил однозначно мстить. «Стоп, девушка!», — сказал я: «Я не за новинкой в единственном экземпляре к Вам приперся. У меня важное предложение на много денег!». Продавщица превратилась во внимание и я, такой, сделав важный вид, начал вещать о том, что нам на курс надо приобрести 100 экземпляров книжки, а, возможно, еще больше. Но в магазине ее найти, мол, не могу». Девица-продавщица аж подпрыгнула от возбуждения, видимо, в предвкушении процентного вознаграждения и засыпала меня встречными вопросами: «Что за книга? Как называется? Кто автор?». Я сделал максимально серьезный вид и четко, по-порядку ответил: «Материалы сухаревской конвенции 1928 года» под редакцией Ш.Балаганова и С.Паниковского». Девица молниеносно вытащила из незаметного карманчика на форменном платьице миниатюрные карандашик и блокнотик и стала аккуратно записывать данные разыскиваемого артефакта. Записав, строго сказала: «Ждите здесь — я сейчас!» и метнулась прочь. Через десять минут я увидел как ко мне приближается целая делегация. Ну, я подумал, что сейчас меня будут немножечко бить и, возможно, даже ногами в живот. Напрягся и стал продумывать варианты форсированной эвакуации. Но подошедшая ко мне компания из четырех человек являла собой само благожелательство 99 пробы и благодать 100 пробы взятые вместе и возведенные в геометрическую прогрессию. «Здравствуйте! Я менеджер, это наш сотрудник маркетингового отдела, а это — старший по залу!», — отрекомендовался какой-то слащавый тинэйджер в просторном (наверно брал на вырост) блестящем синтетическом костюме: «Слушаем Вас?». Я слегка ошалел от происходящего и неуверенно повторил: «Материалы сухаревской конвенции 1928 года» под редакцией Ш.Балаганова и С.Паниковского. 100 экземпляров. Или больше…». «У нас — форс-мажор!» — запел ответственный подросток: «Такого издания на складе нет. Но, не сомневайтесь — мы в самом скором времени достанем для Вас данное издание в необходимом количестве. Вы располагаете возможностью подождать в течение нескольких дней?» Пока я переваривал сюрреализм происходящего, к синтетическому тинэйджеру подбежал какой-то запыхавшийся мальчонка и протараторил: «В Новосибирске нет, сказали будут делать запрос в Москву!». «Все!» — торжественно засиял синтетический глюк: «Я же говорил в течение 4-х дней! Можно Ваш телефончик и адрес — мы Вам доставим на Ваш адрес! Предоплата — как только мы выясним стоимость партии! Мы Вам позвоним в удобное время!» Я достал из кармана визитку какого-то свидетеля ёговы, которую машинально засунул в карман утром, после проверки почтового ящика, и зачитал вслух адрес и телефон этого несчастного, но очень активного миссионера. Девочка-продавец все снова стремительно записала, а я, под прощальные восклицания группы работников книжного магазина, быстрым шагом выскочил на улицу. Больше в этот магазин, я, по понятным причинам, не заходил никогда. А потом этот магазин закрылся и исчез в вечности. Наверно, всех отправили на поиски сухаревской конвенции. Я так полагаю…