Товарищ Артём

В 1918 году Федор Андреевич Сергеев (Артём) основал и возглавил Донецко-Криворожскую советскую республику, включающую территории Харькова, Екатеринослава (Днепропетровск), часть Херсонской губернии и прилегающие к ним промышленные районы Области Войска Донского. 27 – 30 января 1918 года состоялся IV областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов Донецко-Криворожского бассейна, который и взял путь на создание автономной республики.

Тайна из истории Донецко-Криворожской республики (Донецкой республики) делалась всегда. И в советской истории, и в истории независимой Украины о ней, дабы умы не смущать дерзостью, предпочитали не упоминать. Но в 2014 году внезапно в форме восстания на юго-востоке Украины и создания ЛДНР Донецко-Криворожская республика сама привлекла внимание к себе, фактически она восстала из праха. Самое время поговорить о том, что происходило сто лет назад, о возникновении и истории Донецкой республики.


В 1917 году, когда император Николай II отрекся от престола, в Донецком крае 13 марта был создан правительственный орган – Временный Донецкий комитет, который намеревался регулировать и планировать экономическое развитие Донбасса как единого промышленного комплекса юга России.

Параллельно с этим явлением в Киеве с марта 1917 года формировалась Центральная рада. Нисколько не смущаясь, что ее никто не выбирал, не терзаясь сомнениями относительно собственной легитимности, Рада в Киеве заявила об автономии на юге Российской империи и затеяла с Временным правительством в Петербурге спор о принадлежности территорий.

А Временное правительство не торопилось расставаться с ними и прислало в Киев весьма любопытный документ — «Временную инструкцию Генеральному секретариату Временного правительства на Украине». Очень показательно, что согласно этой инструкции под юрисдикцию Центральной рады, даже в стране, охваченной революционными вихрями, не попадали значительные территории — три новороссийские (Екатеринославская, Херсонская и Таврическая), Харьковская (Слобожанщина) и частично Черниговская (Северщина) губернии. В сегодняшних понятиях это юг и восток Украины.

Однако, пользуясь вооруженным восстанием в Питере и свержением Временного правительства, Центральная рада решила их самостоятельно присоединить. Ее председатель Михаил Грушевский призвал не ждать преобразования России в федеративную республику, а дистанцироваться от нее, отделиться и провозгласить создание украинского националь­ного государства. Призыв возымел действие: 7 ноября 1917 года Центральная рада в Киеве скоропостижно приняла III Универсал, объявила о создании УНР (Украинской народной республики), включив в нее и спорные территории.

В ответ на это буквально через несколько дней, 16 ноября 1917 г., исполком местных советов существовавшей тогда Донецко-Криворожской области принял резолюцию, не поддерживающую отделение этой области от России. В резолюции он призвал: «Развернуть широкую агитацию за то, чтобы оставить весь Донецко-Криворожский бассейн с Харьковом в составе Российской Республики и отнести эту территорию к особой, единой административно-самоуправляемой области».

Но в Киеве на это внимания не обращали и 22 января 1918 года при начинающемся восстании рабочих киевского завода «Арсенал» и приближении к городу революционных войск на закрытом заседании Малой рады провозгласили в IV Универсале государственную независимость Украинской народной республики.

В дополнение к Универсалу Центральная рада, желая удержаться на австро-венгерских штыках, планировала еще и подписание мирного соглашения с военными противниками России в Первой мировой войне, причем на любых условиях. В результате 9 февраля (26.01 по ст. стилю) 1918 года УНР подписала Брестский мир. До того, как был подписан Брест-Литовский мир Российской республикой. УНР согласилась на оккупацию её территории немецкими и австро-венгерскими войсками.

В этот же день в Киев вошли войска Муравьева Украинской советской республики (провозглашена в декабре (по ст. ст.) в Харькове).


30 января (12 февраля) 1918 года в Харькове была провозглашена Донецкая республика. Провозгласил ее IV съезд Советов рабочих и крестьянских депутатов, приняв специальную резолюцию «О выделении Донецкого бассейна», в которой речь шла о «Донецком и Криворожском бассейне» и определении города Харькова столицей республики.

Съезд отметился бурными спорами, в ходе которых против создания республики выступил гость – большевик Николай Скрипник.
Он обвинил в сепаратизме харьковских большевиков, желавших создавать республику не по национальному, а по экономическому признаку, не отделяться от России.

На что получил гневный ответ лидера большевистского обкома Артема (Ф. А. Сергеева): «Мы не разбиваем ни единой федеративной республики, не покушаемся на национальные интересы Украины, мы не собираемся вести особенную таможенную политику… Сепаратисты не мы, а вы. Почему вы стремитесь к Киеву? Потому что Советская республика не по национальному признаку для вас более крепкий орех, чем национальная!»

На съезде Скрипника не поддержали, решение о создании республики – (автономной в составе РСФСР) приняли, в Исполком республики избрали 11 человек, а председателем Совнаркома ДКР выбрали товарища Артёма.

Между тем создание ДКР в центральных органах партии большевиков встретили без восторга. Ленин через чрезвычайного уполномоченного СНК на Украине Серго Ордженикидзе уже первого марта предупреждал: «Что касается Донецкой республики, передайте товарищам Васильченко, Жакову и другим, что как бы они ни ухитрялись выделить от Украины свою область, она, судя по географии Винниченко, все равно будет включена в Украину, и немцы будут ее завоевывать».

Показательно, что в этих условиях председатель правительства ДКР Артем, вероятно, ощущая свою правоту перед завоевателями, направил дерзкий предупредительный ультиматум самому кайзеру Вильгельму.

В нем Артем информировал германского императора о том, что Донецко-Криворожская республика никакого отношения к Украине не имеет, поэтому в случае нарушения ее границ она будет считать себя в состоянии войны с Германией.

По некоторым свидетельствам, это послание-ультиматум Артема на четвертушке бумаги со смазанным лиловым штампом было доставлено главнокомандующему наступающими германскими войсками генералу Эйхгорну. Три раза переводчик читал генералу присланный текст. Эйхгорн пытался его осмыслить, а потом в недоумении произнес: «Это шутка? Господин товарищ Артем — черт возьми! Cчитает себя в состоянии войны с Германией?!»

Но Артем не шутил, хотя армия ДКР серьезно уступала немецкой, у нее были не каких-то 300 студентов, как у Центральной рады под Крутами, о которых Киев сейчас поднимает вселенский шум, а изначально 8,5 тысячи штыков и подлинное желание отстаивать свою Родину.

Постепенно количество штыков донецкой Красной армии увеличилось до 13 тысяч, её возглавил А. Геккер, затем П. Баранов.

Донецкая республика продолжала жить. Так, газета «Известия юга» 6 апреля 1918 года опубликовала воззвание правительства: «Всем!Всем!Всем!: Мы, правительство республики заявляем: «Киевское правительство Рады вторглось в пределы нашей Донецко-Криворожской Республики. Мы, правительство республики, заявляем: никакого мира без признания нашей республики обеими сторонами быть не может…
Мы заявляем, что киевское правительство не может ссылаться, завоевывая нашу республику германо-австрийскими штыками, ни на какие исторические и другие права, кроме права завоевания. Киевскому правительству должно быть известно, что мы, как особое объединение, существуем с первых же дней свержения династии Романовых и как республика – со времен Октябрьского переворота. Таким образом, притязания киевского правительства на захват нашей территории ничем, кроме грабительских стремлений киевского правительства, объяснены быть не могут».
Подписали это воззвание руководители республики: Артем, Рухимович, Межлаук, Магидов.

Между тем под натиском полумиллионной армии захватчиков ДКР была вынуждена перенести столицу из Харькова в Луганск и приступить к обороне. Эту оборону 15 апреля 1918 года возглавил Климент Ефремович Ворошилов, уроженец земли луганской, позже Маршал Советского Союза, Народный комиссар обороны СССР.

* * *

Оборона Луганска была действительно героической. Немцы увязли под Луганском со своими превосходящими силами на целый месяц. Но в конце концов они оккупировали Донецко-Криворожскую республику, поскольку, к сожалению, она так и не получила ожидаемой помощи из центра, а в одиночку выдержать натиск громадной армии не могла. Некоторые историки склонны считать, что помощь не пришла по субъективным причинам, что Ленина, председателя СНК РСФСР, обаял Николай Скрипник, противник ДКР, приверженец не только коммунистических, но и националистических идей.

Достоверно можно говорить лишь о том, что, отступив от Луганска, армия Ворошилова прошла сквозь донские степи и сыграла выдающуюся роль в 1918 году в обороне Царицына от белых. Кстати, там же, под Царицыном (в последствии – Сталинград, Волгоград), который тогда называли «красным Верденом», и завязалась дружба Ворошилова и Сталина.

Существует версия, что помощь ДКР не пришла потому, что Артем (Сергеев), вернувшийся из австралийской эмиграции в 1917 году, и тогда не очень известный Ворошилов не принадлежали к ближайшему окружению Ленина, а его расположением пользовался стойкий ненавистник ДКР Николай Скрипник. Будучи противником республики, он настойчиво обходил московские кабинеты и зудел, убеждал руководство в нецелесообразности ее существования.

Он слал телеграммы в разные инстанции, жаловался на ДКР, не забывая при этом уговаривать, увещевать, прикрываясь благими намерениями, и представителей самой республики.

В конце концов, дошло до того, что представители ДКР согласились присоединиться к Союзу обороны Южно-Русских республик!

И накануне обороны Луганска руководство Советской России 3 апреля 1918 года, заслушав доклад Николая Скрипника, приветствовало создание Федеративной Советской Украины. Именно федеративной! То есть тогда Украина создавалась не как унитарная республика, а как федеративная. И соответствующие документы о ее образовании в апреле 1918 года подписывал главнокомандующий войсками Союза обороны южных республик Антонов-Овсеенко. Подписывал, на это стоит обратить особое внимание, в качестве главковерха Федеративной Украины.

Как следует из документов тех лет, ДКР входила в состав Федеративной Советской Украины на четких условиях, а именно: Украина должна была оставаться составной частью Советской России, не носить характера национальной республики и иметь федеративное административное устройство. В этой Украине Донецко-Криворожской республике должны были предоставить широкую автономию, вплоть до возможности самостоятельно определять свои взаимоотношения и с Москвой, и с Киевом.

Кроме того, жителям Донецко-Криворожского бассейна и другим регионам, выразившим согласие войти в состав Федеративной Советской Украины, давалось обещание о проведении референдума по поводу самоопределения.

К сожалению, все эти обещания так и остались исключительно обещаниями. Все случилось совершенно наоборот.

С января 1919 года Советская Украина стала именоваться Украинской Социалистической Советской Республикой. 17 февраля 1919 года по предложению В. И. Ленина было принято постановление Совета обороны РСФСР о ликвидации Донецко-Криворожской советской республики («Кривдонбасса»). На III Всеукраинском съезде Советов, прошедшем в Харькове 10 марта 1919 года, УССР была провозглашена самостоятельной республикой.

* * *

Ныне, когда идет война в Донбассе, когда блокируются Луганская и Донецкая народные республики, идеи по созданию ДКР, как республики с крепким основанием южно-русского горнопромышленного района, приобретают новое звучание.

ссылка

12 февраля 2016 года в Донецке у памятника Артему (Ф.А. Сергееву) прошел массовый митинг, посвященный 98-й годовщине образования Донецко-Криворожской республики — автономного советского государственного образования в составе Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР).

В мероприятии принял участие Глава Донецкой Народной Республики Александр Захарченко

«Ровно 98 лет назад наши предки попытались сделать эту землю счастливой. Они с оружием в руках защищали свободу, равенство, справедливость. В 2014-м году мы сделали так же, как они. Мы защищаем свою страну с оружием в руках, и так же, как они, хотим сделать ее счастливой. В 1918-м не получилось, в 2014-м получилось. Мы с вами строим новую историю. На самом деле, мы уже и есть новая история. И перед лицом наших предков и наших детей мы обязаны построить то государство, за которое и в 1918-м, и в 2014-м люди положили свои жизни. Я не знаю, о чем мечтал Артем, и его соратники. Но, я уверен, что они мечтали так же, как и мы, о свободной стране, о счастливом будущем, о справедливости, о равенстве, о братстве. И мы это уже сделали!»

— заявил Александр Захарченко.

ссылка