7d5f57ba356d4fcb8b4f3f09aba3

ПРИГОВ
Дмитрий Александрович
1940-2007
Русский поэт, художник, скульптор.
Один из основоположников московского концептуализма.
prigov.ru

wiki


.
.

***
Посетил я старенькую маму
Да и сам я старенький вполне
Мама говорит печально мне:
Старенький ты мой! – а я и прямо –
Старенький! я ей и говорю:
Мама, мама, я сейчас помру! –
Нет, — отвечает она, —
Еще рано, сыночек
Ты пока еще только старенький


.
.
Дяденька, дяденька, что здесь происходит?
Ах, детонька, детонька, вам этого не понять
Здесь человек навсегда уходит,
На него уже не прикрикнуть, нечего уж у него отнять.
Дяденька, дяденька, кто же этот счастливчик?
Ах, детонька, детонька, не увидите вы его.
Пока мы здесь с вами болтали,
Почвой, землею засыпали его.


.
.
Заметил я, как тяжело народ в метро спит
Как-то тупо и бессодержательно, хотя бывают и молодые на вид

Может быть жизнь такая, а может глубина выше человеческих сил
Ведь это же все на уровне могил

И даже больше – на уровне того света, а живут и свет горит
Вот только спят тяжело, хотя и живые на вид


.
.
Он видит сон: жена уходит
С каким-то юношей младым
Она по комнате все ходит
Он ж слов достойных не находит
Она же ласковая с ним
Младого ж юношу-еврея
Как будто даже попрекает
На покидаемого ею
Так поучительно кивает
Каки-то вещи собирает
Он ж ничего не понимает
Он ждет единственный тот жест
Который скажет – это шутка
Но жеста нет, а ужас есть
Ему становится так жутко
И очи застилает дым…
Он просыпается, находит:
Жена стоит, она уходит
С каким-то юношей младым


.
.
Я часто думаю: неужели
Мы все уйдем, нас не будет снаружи
И даже пес мой с таким тонким носом
Нашего запаха не обнаружит?
А, может быть, что-нибудь обнаружит?
И сам уйдет. И уже следующая собачонка
В оставшемся запахе его наружнем
И наш запашок обнаружит тонкий.


.
.
В полуфабрикатах достал я азу
И в сумке домой аккуратно несу

А из-за прилавка совсем не таяся
С огромным куском незаконного мяса

Выходит какая-то старая блядь
Кусок-то огромный – аж не приподнять

Ну ладно б еще в магазине служила
Понятно – имеет права, заслужила

А то – посторонняя и некрасивая
А я ведь поэт, я ведь гордость России я

Полдня простоял меж чужими людьми
А счастье живет вот с такими блядьми


.
.
Знакомы аллеи старинного парка
По детству проведенному рядом с ним
Здесь в детстве стояла знакомая арка
А после – вазон и дитя рядом с ним
А после – ларек и народ рядом с ним
И дворник в аллеях старинного парка
Сбирал свои листья и рядом с ним
Ходило дитя по прозванью Тамарка
а после – Тамара Иванна и с ней
Дитя непонятное, с виду – еврей


.
.
В небе после променада
Две прозрачные монады
Из наиважнейших, видимо
Вдруг застыли надо мной:
Что, возьмем его с собой? —
Послышалось
Я забился, словно мышь —
Что ж ты, глупенький, дрожишь?
Во спасение твое
Ведь! —
Не знаю! не знаю! в Библии вы не указаны!


.
.
Банальное рассуждение на тему свободы

Только вымоешь посуду
Глядь — уж новая лежит
Уж какая тут свобода
Тут до старости б дожить
Правда, можно и не мыть
Да вот тут приходят разные
Говорят: посуда грязная —
Где уж тут свободе быть


.
.
Отчего бы мне не взять
Да и не решиться на бессмертье
Это непонятней смерти
Но и безопасней так сказать
Безопасней в смысле смерти
А в смысле жизни – как сказать


.
.
В ней все, Господь не приведи!
И как вошла и как приветствовала
И наполнение груди —
Все идеалу соответствовало
И мне совсем не соответствовало
Я тонок был в своей груди
Со впадиною впереди
И вся фигура просто бедствовала
Так что — Господь не приведи!


.
.
Как-то ночью возвращаясь
Из приятственных гостей
Шел я вкруг осей вращаясь
Вкруг земной и вкруг своей

в протрезвевшем состоянье
Через час там иль другой
Я на нужном расстоянье
Был от солнца, а от дома –
Черт-те где был! Боже мой!


.
.
Да, время – сумчатый злодей!
То есть оно с огромной сумкой
Куда сбирает всех людей
Всех умных и всех недоумков
А мы-то самых недоумков
И не считали за людей
Но всех уравнивает сумкой
О, время – сумчатый злодей!


.
.
Вот в очереди тихонько стою
И думаю себе отчасти:
Вот Пушкина бы в очередь сию
И Лермонтова в очередь сию
И Блока тоже в очередь сию
О чем писали бы? – о счастье


.
.
Какая стройная мамаша!
Какой назойливый сынок!
Ну что за жизнь такая наша! –
Уединиться б на часок
А в общем жизнь — она права
А то б такие вот мамаши
Обязанности и права
Позабывав, устои наши
Поколебали бы вконец
И что бы было? — был пиздец


.
.
Говорят, что Андрей Белый
Совершенно не изучен в нашей стране.
И это считается пробелом
Как у нас внутри, так и вовне.

А я думаю так: пока будут изучать Белого,
Я помру в нашей стране.
Это разве не будет пробелом?
Лучше сначала позаботиться обо мне.


.
.
Раз до усмерти упился
Так что желчь из горла шла
Ну а после я проспался
Утром встал, остепенился
И пошли себе дела
Так для чего же я напился?


.
.
Банальное рассуждение на тему:
всепобеждающая сила идей

Поколение этих людей
Будет жить уже при коммунизме
Жили мы вот при социализме
А теперь повезет нам сильней
Но вся суть не в везенье, а в нас —
Мы всегда жили при коммунизме
Даже когда при социализме
Даже когда при капитализме
Где сказали — тотчас и живем


.
.
Хорошо моя нежная жизнь протекает
Ну а в том же аспекте каком не нежна
В том аспекте она как бы и не нужна
Хоть и общество прямо ему потакает
Да и сам я бывает ему потакаю
А как дело по сути до дела дойдет
Из меня что же собственно произойдет
Может семя какое? иль важность какая?
Или имя какое? или ненужность какая?


.
.
Легко я в жизни разочаровался
Я думал это будет посложней
А тут проснулся как-то – Боже мой!
Да просто так и разочаровался

А тут страна лежит в очарованье
И хочет всех кругом очаровать
А я хожу вот в разочарованье
Кого б еще мне разочаровать


.
.
Мы лечили мишку
Мишка не помрет
Градусник под мышку
В плюшевый проход
Задний мы вставляли
Не обманешь нас
Перебинтовали
Бедного до глаз
Будь здоровым, мишка
Умирать нельзя
Такие ребятишки
У тебя друзья
Живые


.
.
Гляжу и верится:
Вот и мама моя старая
Боже мой, когда же стала она?!
Да и сам я ведь
Как и мама моя – старый я
Боже мой, когда же стал я?!
Да и друзья мои
Тоже невозможно старые
Боже мой, когда же стали они?!