galkovskiy2

Дмитрий Галковский
lurkmore


 

вместо предисловия

……
… Для русских характерна быстрая смена парадигм, так сказать, «всемирная отзывчивость», обусловленная характером самой русской природы. Когда «может, лето будет, а, может, и нет», планировщик быстро спланирует на тот свет. Поэтому у русского в голове не то чтобы «План А» и «План Б», а калейдоскоп. «Абевегедейка». В общем, это штука плохая. Пошли на охоту пятеро, а вернулись четверо: «Сидорова забыли». Меня в детстве матушка раз пять теряла. Спешит в детский сад перед работой на санках отвезти – приходит к воротам, оборачивается, а санки пустые. Димка свалился. Лежит где-то по дороге в сугробе.Поэтому всё у русских сикось-накось, иногда перпендикулярно истории. Но есть и положительные моменты. Например, великая литература – прямое следствие русской безалаберности. Романы по плану не пишутся – это всегда импровизация. Очень часто с неясным концом:И даль свободного романа
Я сквозь магический кристалл
Ещё неясно различал.
Благодаря «абевегедейке» русские никогда не теряются после крушения первоначальных планов. Наоборот, на вызов реальности они часто развивают бешеную энергию и побеждают. Отсюда амплитуда русского маятника: «сегодня сдали Москву, а завтра взяли Париж».И наоборот, попавший в русскую кашу западный рационалист, особенно склонный к доктринёрству немец, может вести себя самым дурацким образом. Он впадает в клинч и упрямо придерживается головной схемы — описывающей реальность, которой давно нет. Он ждёт на перроне поезд, а там уже железнодорожная линия разобрана. И вообще сидит он на дне будущего Рыбинского водохранилища.И уж совсем круто, когда доктринёром и начётчиком становится русский. Это ВЕЩЬ.В своей жизни я много раз сталкивался с русскими людьми или людьми русской культуры, у которых было всё, – способности, трудолюбие, образование, — но они принимались «играть на бирже не имея инсайдерской информации». А в этом случае интеллект и расчетливость только в минус. Умный проиграет быстрее.Например ряд моих сверстников в 90-х свалил на Запад. Кто в начале, после путча и бандитского беспредела, кто в конце – после дефолта. «В этой стране делать нечего».Кто-то из них решил стать западным бизнесменом. И при расчётливости, трудолюбии и ЯВНЫХ склонностях к подобного рода деятельности, всё эти люди остались у разбитого корыта. Потому что у них не было самого основного и определяющего – первоначального капитала. Без стартовых 500 000 – 1 000 000 баксов они крутились на пустом месте. С гипертрудозатратами собирали 80 000 – 100 000, брали кредит и десять лет его, с такими же гиперзатратами, выплачивали. Чтобы в результате иметь 200 000. В ЛУЧШЕМ случае. А то и 0 + долги. При этом они, в общем, не ошибались и в каждом сегменте реальности действовали правильно. Им даже сопутствовала удача. Но… Первоначального капитала нет, а конкуренция взрослая. Все места заняты.Другая часть подалась в наёмные работники. В хорошем смысле этого слова – програмеры, клерки и т.д. Сначала люди плакали от счастья, получая каждую неделю пачку долларов за вполне посильную, а иногда интересную работу. Тогда даже в Москве за такую работу люди получали в 10 раз меньше. А жили при этом далеко не в Америке.Но вот потом… Работал чел 20 лет, работал. Время подходит к полтиннику, надо подвести первые итоги. Что имеет? Домик в пригороде с выплаченной на 60% ипотекой, автомобиль средней паршивости. Небольшой резерв на счету и в акциях – где-то 100 000 $. А что потерял? Потерял квартиру в Москве, которую в 1991 выгодно продал за 10 000 $. А стоит она сейчас 600 000 $.При этом человек эти 20 лет не ковырял в носу. Он каждый день вставал по будильнику, в рубашке-галстуке ехал в офис. На своей машине, но каждый божий день. И уезжал вечером. А ЗАЧЕМ?Резонный вопрос «кто ж знал?». Согласен, никто. Могло повернуть и так, и этак. И наперекосяк. Амплитуда была от Португалии до Сербии, т.е. от либерального просперити до гражданской войны.Но, в общем, с учётом, что речь идёт о людях инициативных и рисковых, лет за пять можно было бы смекнуть, что 90-е в РФ это «первоначальное накопление капитала». И бизнес надо делать здесь. Случай раз в сто лет. А 00-е это «первичное социальное структурирование». И работать надо тоже здесь. Тоже шанс раз в сто лет.ОШИБЛИСЬ.Ну, ошиблись. А чего такого? Для русских-то? Переиграть было не поздно – и некоторые переиграли. Носик например. Поехал в Израиль, громко там восторгался устройством казармы, выучил арабский иврит. Потом понял и вернулся в родную Россию. Быстро поднялся по деньгам и по социальному значению. Занимает уровень заметно выше сержанта египетской армии или турецкого программиста. Попал в нужное место в нужное время.То, что Носик еврей, это в данном случае не преимущество, а минус. Приехать сюда из Израиля ему было и психологически, и идеологически труднее. Но человек поехал. Не в Калифорнию, а в Москву.Но это всё семечки. Ещё круче другое – индоктринация идеологическая.Пока человек жил в закрытом обществе 70-х, рабочая схема о русских людях, страдающих от советской оккупации, была вполне оправданной. Возникало много вопросов, в том числе весьма ехидных, но реальность объяснялась – не на «пятёрку», но на «четвёрку» точно.Но за последующие 40 лет изменилось всё, иногда по два-три раза. Вообще в мире изменилось многое (интернет это мир до Гутенберга и после), а уж в русском калейдоскопе…

Что такое «коммунист» в 1980 году понятно. А в 1990-м? Вот Ельцин «коммунист»? А в 2000? Зюганов «коммунист»? Лимонов? А в 2010?

Слово-то есть, и понятие оно какое-то обозначает. В целом понятно, например, что сейчас коммунист должен ходить в православную церковь. Без этого никак. Но какое это имеет отношение к первичному понятию?

И какова роль символов эпохи в этой изменившейся идеологической ситуации. И как сама это ситуация могла бы трансформироваться (раз всё «поехало») к русской выгоде?
………

2013-04-21


КОВЫЛЯЙ ПОТИХОНЕЧКУ

 


Известно что если советскому технарю сказать: «Если в тарелке 2 яблока, 3 груши и 1 апельсин, то всего там 6 фруктов», — то несчастный запутается и упадёт со стула. Пойдет полемика, потом оскорбления и ругань. Если два яблока, три яблока и ещё одно яблоко, человек может и справится. А дальше стоп-машина. Потому как трудно учится арифметике по учебнику с Брежневым на обложке. А советский инженер страдал именно такой фигнёй. И к анализу более-менее конкретной информации не способен в принципе. Он ПУТАЕТСЯ.Например, прочитав мой пассаж о 600 000-долларовой квартире в Москве, люди почему-то решили, что я призываю честно сидеть в Москве 20 лет, а потом продать жильё и свалить за бугор. Тогда как речь шла совершенно о другом.Эмиграция это широкий жест, попытка изменить жизнь к лучшему. Изменить радикально, то есть переломить.Эмиграция не бывает вынужденной. Это не эмигранты, а беженцы или поселенцы-каторжане.Экономическая эмиграция это случай прямого голода. Всё остальное – свободный выбор людей. И движет людьми здесь не голый расчёт, а порыв души.Люди, которые приезжают в Америку, приезжают не за заработком в 1,5 раз больше, и не «хлебца поесть». Они хотят с порога получать в несколько раз больше и хотят стать миллионерами. Не современными, а начала прошлого века. То есть миллиардерами.Конечно, это мечта (американская), и люди понимают, что шансов у них немного. Но они всё-таки едут именно за этим, также как покупающий лотерейный билет надеется выиграть вовсе не 1000 р. Ради 1000 р он бы 400 р. тратить не стал. За 400 р. он себе на неделю покупает наномечту о 100 000 000.Точно так же скандинав, переехавший ЖИТЬ в Испанию, не хочет подправить здоровье и погреться на солнышке. Он хочет сменить небо над головой, своё отношение к жизни и саму жизнь. Всё остальное это не эмиграция, а санаторное лечение или курорт.И вот в связи с этим любопытно посмотреть на тип личности российских эмигрантов новейшего времени.Во-первых, это всё люди страшно слабые: на кривых трясущихся ножках и с куриным сердцем. Даже 20-летние к 1991 году успели в СССР прокиснуть до степени шамкающих стариков. Менее всего они ехали «покорять новые земли».Постсоветские эмигранты всячески расковыривали язвы реального социализма (уже НЕСУЩЕСТВУЮЩИЕ) и феноменально занижали уровень жизни в СССР. Жить при позднем брежневизме было конечно не сладко. Но никто в стране с голоду не умирал, заработать на прожиточный минимум было легко. Все, между прочим, бесплатно получали европейское среднее образование. Получить бесплатное же высшее было несложно. Благодаря этому заделу эмигрантская волна и пополнила на Западе низы среднего класса, что для случая эмиграции очень неплохо.Кроме того, в этих заплачках таилось сразу два логических противоречия.Во-первых, был непонятен пафос уезжающих. Согласитесь, если в стране всё так плохо, а люди НАВСЕГДА уезжают из страны, как-то это не того. НЕХОРОШО. Мол, вы тут тоните дальше, а я рву когти. Досвидос!Во-вторых, уезжающие постоянно подчёркивали, что им ничего не надо, они хотят, чтобы все их оставили в покое и запросы у них самые заурядные. Занять в США среднее положение, стать рядовым американцем посередине социального списка — №130 563 212. И ладушки.Сразу возникал вопрос: а стоит ли из-за этого городить огород и пускаться во все тяжкие? Тем более что на родине люди были где-то в первых 5 миллионах, да и самим фактом эмиграции как бы декларировали склонность к лидерству и большим задачам.Получалось, что вокруг западных посольств слонялся малахольный 17-летний юнец и ныл:- А вот любовь, например. Я влюбиться хочу, сил нет. Но, знаете, дерево надо по плечу рубить. Мне принцесс-джульет не нат. Найду себе бабу лет 35, на лицо чтобы не очень страшная, и будет как у людей.Так и ехал бы, родной, не в США, а в Эквадор.Но глубинный прикол заключался в другом. Почему люди 300 лет ехали в Америку? Потому что Америка «страна больших возможностей». По этим же причинам шла эмиграция в Австралию, Новую Зеландию, ЮАР, Индию. Там было непаханое поле в смысле карьеры и обогащения. Но вся эта целина к концу 20 века ЗАКОНЧИЛАСЬ. Остались гнилые вершки-корешки для людей из третьего мира – окусываться.И, одновременно, после разрушения СССР и коммунистических запретов такая целина ОТКРЫЛАСЬ в РФ и СНГ.

Ситуация достигла стадии комедии положений. В эмиграцию ехали распропагандированные чудаки, не понимающие своего счастья. Эти же чудаки тогда бросали учёбу в МВТУ, чтобы устроиться подавальщиком в Макдональдсе. И радовались как дети.


Оказывается, это был ресторан.

Извинить тут людей может только одно – общий идеологический хаос, возникший после слома СССР (на безынтернетьи-то). Ну и евреев простим не глядя: людей морочили 200 лет, они после ВМВ себя в зеркале перестали узнавать.

Теперь что произошло дальше. Люди умные, трудолюбивые и порядочные стали в эмиграции упорно работать и путём очень больших трудозатрат, перешагнув через личные драмы (одно отчуждение детей чего стоит), построили свой мир. О котором я писал: домик-счёт-машинка и должок в 250 000 $ ещё лет на 15. + рутинная работа: приличная, но безо всякого удовольствия.

Эти люди сохранили хорошее отношение к своей бывшей родине или до сих пор считают себя русскими (вполне основательно). Лично они вызывают большое уважение. Со многими такими людьми я знаком и рад, что познакомился. Но мне кажется, что все они на новой родине недооценены и недореализованы. Что характерно для случая проживания в стране с давно поюзанными возможностями.

Полагаю, они и сами так считают. Не думаю, что им на самом деле был нужен покой и мещанский уют. Им был нужен ЭКШЕН. Этот экшен они бы получили в России. Где конечно было бы труднее, иногда опаснее (но без особого экстрима — для Дального Запада ситуации в РФ была тепличная), но ГОРАЗДО интереснее.

Страшилки про бизнес 90-х – адольфычеподобная чепуха. Было резкое увеличение преступности, масса людей разорилась из-за своей социалистической непуганности, но по сравнению с прессингом советской эпохи это такая ерунда, что просто смешно.

Кстати тогда уже было видно, кто станет будущим терпилой. В университете меня поразила абсолютная непаханность контингента. Даёшь человеку Солженицына, говоришь:

— Прочти, через неделю принеси. Никому не показывай, по телефону об этом не говори.

Через неделю звонок:

— Слушай, Галковский, я твоего Солженицына прочёл… Ой, блин, ты же просил по телефону не упоминать.

Чел через 10 лет разорился на МММ в ноль.

Другой гаврик вроде поднялся, потом весь свой бизнес пустил на распыл из-за глупой бабы. Потерял в 1983 выданные ему для ксерографирования книги. Вместе с паспортом и конспектами лекций по марксистско-ленинской диалектике.

Ещё один знакомый совершил аналогичную операцию с «Архипелагом» в пригородной электричке. Через 15 лет банкрот.

На 90% людей даже в 90-х, не говоря о 00-х, предохраняла элементарная социальная гигиена. «Чудак, мой руки перед едой и проблем не будет».

В чём прикол «пехтинга»? Не в том, что госчиновники своровали. В возникшей ситуации они не могли действовать иначе – это безумие. Если человек работает продавцом в мясном отделе советского универсама 70-х, он ОБЯЗАН красть мясо. Иначе его надо положить в психбольницу. Это экономический закон того общества, в котором он волею судеб оказался.

Проблема в том, КАК люди своровали. Чтобы спрятать собственность в Майями, нужна была рутинная юридическая операция стоимостью в 2000 д. в год. Всё, никогда бы спрятавшегося матрёшечного бенефициара не нашли. Но безальтернативные спортсмены Третьяк и Роднина стали прописывать в официальных американских реестрах многомиллионную недвижимость под своими именами. Особо одарённые – под именами детей. Это ход мысли социалистического дегенерата.

И характерно что все эти люди (разве что кроме упомянутого выше эмэмэмиста) легко поднялись в РФ. Хватило способностей с лихвой.

Однако вернёмся к эмигрантам. Другая категория советских горе-эмигрантов это озабоченные верещалкины вроде Манкуняна или Сенатова.

Ни из какого РФ-СССР они не уехали и продолжают там благополучно жить и страдать. В силу природной никчёмности и склонности к маргинальному поведению, карьеры на Западе они сделать не сумели. У них постоянно зудят социальные лишаи и пролежни, юродивые их расчёсывают и громко плакают о поломатой в СССР жизни. В сущности, это, — вы будете смеяться, — политическая эмиграция советского человека. Гомо советикус реликтус сохранился сейчас в Германии (почему-то особенно густо) и в прочих западных странах.

В сущности, эмигрант всегда хромая утка, ему нужны костыли и социальные подпорки. И первый костыль (святой) – ностальжи по милой родине. Кто камень бросит: сидит человек, грустит о бесконечно милой Ирландии. Вроде и хулиган, и харя алкогольная, а есть у него святое за душой. Поэтому даже эмигрант, родину ненавидящий, всё равно в социальных целях будет громко хвалить родные березки и чудеса национальной кухни.

Любой эмигрант, кроме советского. Этот наоборот, чтобы выслужиться (как ему кажется) перед новыми хозяевами, будет громко орать о гадине-России. Даже если у него не будет к родной Вологде или Костроме ничего личного.

Уехав из России, эти люди плохо адаптируются к новым условиям, но одновременно перестают понимать, что происходит в быстро изменяющейся российской жизни. Они ещё могут дотумкать, что вся Россия, включая деревни и посёлки городского типа, покрылась сетью современных магазинов. Но вот что в России происходят разительные изменения, например, в уровне банковского обслуживания, который в Москве уже сейчас по многим позициям лучше, чем в Лондоне или Нью-Йорке, это для них мировая сенсация британских учёных, в которую они не поверят никогда.

И уж совсем сногсшибательной новостью будет, когда проклятые соотечественники приедут к ним домой. Погостить. Мол, орал в Нью-Йорке про гадину-Ирландию? А вот теперь ирландцы пришли на тебя посмотреть. Иуду.

И, соответственно, эмигрантам Россию любящим и уважающим, честно работавшим, надо предоставить возможность доосуществиться — на новой Родине, в России, по всему миру. Потому что люди достойные. Одно из направлений деятельности «Цифровой Машины» посвящено именно этой задаче.

КОВЫЛЯЙ ПОТИХОНЕЧКУ-2


Поговорим с тобой, рашкован, о работе, о детях.

Тема вызвала бурную реакцию, и чтобы не утонуть в хаосе эмоциональных реплик, отвечу суммарно.В ЖЖ давно возникла группа истерично настроенных эмигрантов, тратящих немыслимые усилия на обмен мыслями с недавними соотечественниками. Мыслей, собственно, никаких нет, есть ругань, причём ругань весьма своеобразная. Речь идёт об изолированном социально и этнически сообществе, а такие сообщества постоянно рождают из себя новую лексику. Которая для основного мейнстрима звучит смешно и, в предельных случаях, непонятно. Выдуманные и вымученные бессонными ночами «быдлорашки» «говнорашки», «рашкованцы» и т.д. коренное население никак не задевают уже потому, что выглядят непонятными терминами цыганского арго. Кроме того, за последние 5-10 лет люди вполне уяснили себе понятие «троллинга» и на бессмысленный поток оскорблений только понимающе ухмыляются и переключают страницу. «Усё ясно».Но не совсем.Известно, что садизм энд мазохизм часто возникает в результате случайной контаминации первого полового опыта и физических травм. Например, если первый поцелуй закончился звонкой пощёчиной и кровью из носа.После революции 1917 года из многострадальной России хлынул поток беженцев. Это была элита нации. Людей было настолько много и их уровень был так высок, что в 20-30-е годы Россия в культурном отношении на 80% существовала в эмиграции. И пафос эмигрантов первой волны заключался в сохранении, а по возможности и приумножении русского культурного наследия. Это вполне удалось – в той степени, в какой это вообще было возможно.Но других примеров такому явлению в мировой истории нет. Например, аристократическая эмиграция из революционной Франции по своему уровню (да и по количественным показателям) даже близко не стоит с русской диаспорой начала века 20-х. А дальше и сравнивать смешно (антифашистская эмиграция из Третьего Рейха и т.д.)Поэтому в русской культурной традиции 20-го века закрепилось крайне уважительное отношение к эмиграции и эмигрантам.Для русского человека эмигранты были хранителями культуры и людьми с духовно-исторической миссией. До такой степени, что несчастные замордованные русские 60-80-х годов всерьёз плакали над трагедией Бунина или Набокова. Оба писателя, как известно, были состоятельными людьми, всю жизнь промучились на курортах и благополучно умерли в глубокой старости на вершине славы. А униженный и оплёванный человек на антресолях сталинской пятиэтажки умудрялся плакать над их эмигрантской ностальгией. И имел этому полное моральное и интеллектуальное оправдание. Потому что плакал он над русским Высоким Искусством. Над строками:
.
Бывают ночи: только лягу,
в Россию поплывет кровать,
и вот ведут меня к оврагу,
ведут к оврагу убивать.
 
Проснусь, и в темноте, со стула,
где спички и часы лежат,
в глаза, как пристальное дуло,
глядит горящий циферблат.
Закрыв руками грудь и шею, —
вот-вот сейчас пальнет в меня —
я взгляда отвести не смею
от круга тусклого огня. 
Оцепенелого сознанья
коснется тиканье часов,
благополучного изгнанья
я снова чувствую покров.
Но сердце, как бы ты хотело,
чтоб это вправду было так:
Россия, звезды, ночь расстрела
и весь в черемухе овраг.
.
Великие стихи и великое чувство. Под сенью великих чувств проходили следующие волны эмиграции (а точнее бегства) из России – военные «невозвращенство» и еврейская эмиграция 70-х. В последнем случае реминисценции были совсем далёкие, но прямые продолжатели дела Ленина-Сталина ещё господствовали, и даже колбасная эмиграция на Брайтон-Бич выглядела как политической протест. И разумеется, до определённых пределов, этим протестом была.До определённых пределов, потому что уже военная эмиграция объективно вызывала много вопросов. Например, в 20-е годы из всех крупных меньшинств во Франции у русских беженцев была наименьшая преступность. А в конце 40-х в той же Франции наибольшая преступность была в среде советских перемещённых лиц. Однако сам страшный фон мировой войны, на котором происходило добровольно-принудительное перемещение советских людей, снимал все вопросы.

И наоборот, все эти вопросы встали со всей остротой, когда советские конца 80-х стали приезжать на Запад на законных основаниях и в ситуации весьма далёкой не только от национальной катастрофы, но и каких-либо серьёзных трудностей.

И вот тут даже гипотетическое помещение новоэмигрантов в ареол эмиграции старой явилось грубейшей культурологической ошибкой.

Ведь сам по себе статус эмигранта весьма низок. Эмигрант это большей частью не очень культурный авантюрист, решивший не мытьём так катаньем переломить свою жизнь к лучшему. Вещь эта сама по себе вполне допустимая, но вопросы к таким людям есть. Они покидают свою бывшую родину и теряют там статус полноценных граждан. А на новой родине этот статус им надо заработать десятилетиями примерной работы на благо местной общины.

Эмиграция это всегда понижение социального положения на крутую ступень, очень часто на две ступени, иногда на три – от аристократии до подонков.

Существует также вполне определённый тип эмигрантского поведения. Он вполне аналогичен мистерии классической урбанизации. После того как крестьянин переезжает в город и становится рабочим, он пишет в родную деревню уважительные письма и посылает посильные подарки. Это естественное поведение успешного человека. Если он подымается через ступень и превращается в городского служащего, то о родной деревне благополучно забывает. Город становится его референтной группой. Но если городская карьера у бывшего сельского жителя не задалась, он очень часто начинает срывать свою злобу на бывших односельчанах. Тогда в ход идут гневные эпистолы о проклятой чумазой деревенщине, которая не знает городской культуры, о пьяницах, лежебоках, хамах, холуях и т.д. – особо перечислять не буду: вы это хорошо знаете по подростковым заплачкам жежешных горе-эмигрантов.

Объективно такой человек производит самое жалкое впечатление. Собственно тут кто-то попал в беду и плачет. Поэтому меня сразу удивили многочисленные случаи полемики почтенных жежистов с индоктринированными эмигрантами. Это напоминало мне диалог античного краснобая с Вассерманом булькающей клизмой. Штука возможная, но строго в рамках очередного жежешного прикола.

И всё-таки позднее я решил, что жежисты поступают правильно, всерьёз обижаясь на сенатовых и манкунянов.

Потому что культурная традиция никуда не делась, и изгаляются они все равно на фоне старой эмиграции – высокой трагедии достойных и несчастных людей. Русских людей.

И ещё. Теперешная ситуация в России далеко не благополучная. В стране идёт опошление и редуцирование общения между людьми в масштабах если не сталинских, то иногда уже брежневских.

Чего вот кремлёвские ослы вцепились в русскоамериканских сирот? Думаете, просто ум за разум зашёл? Никак нет. В течение десятилетий под советский антиамериканизм подводилась солидная наукообразная база. Квазиучёные всерьёз разглогольстовали про идеологические разногласия «с миром чистогана» и про волшебную масонскую науку политэкономию с «относительным обнищанием рабочего класса», а также «производительными силами и производственными отношениями». Со стороны даже для людей с полным средним образованием получалось складно. А иногда и с неполным высшим. Можно было оформлять «один американец засунул в жопу палец» более-менее пристойно. «Взрослые люди говорят».

Но вся краузианская машинерия в одночасье свалилась с катушек. И в антиамериканском бесновании постсоветский политический кликуша показался перед мировой публикой а ля натурель. «И думает что он заводит патефон».

И вот тут в дело пошли дети.

В советской комедии «Блондинка за углом» есть убедительно показанный рубщик мяса из советского универсама – «Ашот Ашотович». Он стоит в халате с топором, а его спрашивают:
— Ашот Ашотович, а ты с инопланетянами смог бы разговаривать?
— Почему нет? Пообщались бы.
— А о чём бы ты с ними стал говорить?
— Да нашёл бы о чём поговорить. О работе бы поговорил, о детях.


Быдлоальдебаран, значит? Ничего, поговорим.

Вот и стоит науськанный незнамо кем советский дикарь перед американцами:
— Вы это… Жопа… Патефон… Говно. Пиндосы обоссаные.
— Гм…
— Заокеанские толстосумы! Пошто кровь из трудящихся, капиталисты проклятые, пьё… Гм… Ах да… Ну это… Гм…
— Гм…
— А дети у вас есть?
— О, да, йез. И знаете, у меня есть приемный сын Ваня, я его два года назад усыновил, он из детдома в Тамбовской области.
— А-а-а, ВАНЯ, говоришь. Понятно, пиндосня извращенская. Ты зачем Ваню мучаешь? Почку отрезал.
— Ааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа! Какой ужас!!!!!!!!!!!!! Это ошибка!!!!!!!!!!!!!!! Аааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа!!!!!!
— Что не нравится, пиндосня антианглийская? А детей наших убивать нравится? Отдавай Ваню!
-Аааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа!!!!!!! Охо-хо-хооооооо!!!!!! Ванечка кровиночка родненькая, люблю его, 11 лет с женой ждали кровиночку!

— Что, запрыгал, гнида?! А то сидит, хмыкает, сверхчеловек хренов. Мякушка ты, такой же человек как мы. И мы, утварь, с тобой диалог наладим. Будешь говорить всерьёз и на коленях. По-взрослому. Понял, патефонщик говённый?

Вот диалог двух культур и налажен. Воспринимают русских всерьёз, разговор ведётся, никто не хмыкает. Для полного среднего образования конечно не канает. А для неполного и начального – ничего. Нормалёк. С Пушкиным на короткой ноге.

Что делает эмигрантская шваль, паясничащая в ЖЖ? Она встаёт в позицию, в которой были наши духовные учителя 20-30-годов, — а через них и великие русские 19 века, — и начинает нести нечеловеческую гнусь.

Думаю очень наивно полагать, что это делается случайно, от сырости. Вначале, может быть, так и было, но это достаточно чёткая и ясная ПОЛИТИКА.

И если подумать, а кому на Западе нужны неумехи и социальные деликвенты? Они могут представлять хоть какой-то интерес только в связи с бывшей страной проживания. За небольшую сумму будут рыгать и хрюкать «по зову партии по велению сердца».

И за двадцать (!) лет этого хрюкания в русскоязычной эмиграции не появится НИ ОДНОГО нового политического издания, не выйдет ни одной книги. Хотя бы на уровне марксистского псевдоинтеллектуализма. Только «быдлорашка», «рашкованцы», «говно», «шариковы», «у меня есть чековая книжка».

Ничего, мы тебя, родной, этой чековой книжкой подотрём. Чтобы слово такое забыл – Россия

2013-04-27

КОВЫЛЯЙ ПОТИХОНЕЧКУ-3


Трудящийся полпред СССР в Японии Александр Трояновской с супругой

В новейшей российской эмиграции есть ещё один аспект, который я приберёг «на сладкое». Это какой-то непонятный снобизм по отношению к этнической и культурной метрополии.Эмиграция это всегда росток, побег, нечто хрупкое, живущее «на авось». И тип личности классического эмигранта нечто виноватое, заискивающее, вполне отчётливо сознающее свою ущербность и второсортность. Как по отношению к могущественному полису, из которого он вышел, так и по отношению к новой среде обитания, где он бедный колонист, обитатель эмигрантского гетто или лагеря для перемещённых лиц. В лучшем случае – наивный и робкий новичок. В 19 веке нацией эмигрантов были поляки. Польшу просто «разделили» и на европейскую арену выбежал «лебезящий поляк». Вежливый, услужливый, забавный, но ни в коей мере не хозяин. При этом базисное качество поляков – заносчивость и знаменитый польский «гонор». Но стрелка мировых часов повернулось, и паны оказались гувернёрами, учителями и шулерами. А также первыми в мировой индустриальной истории «гастарбайтерами» — рабочими на бельгийских и французских шахтах.С советскими эмигрантами трансформация произошла прямо обратная. Людей как подменили. До того как свалить за бугор это были большей частью милые симпатичные москвичи – с Тарковским и Окуджавой. А после – заносчивая польская шляхта с «быдлом» и «пся крев».

А это чета с сынишкой в Париже. Смышлёный сынишка.
Вскоре пойдёт в Вашингтоне в квакерскую школу – как положено.

Собственно в предыдущих двух постах всё это видно десятки раз и в мельчайших подробностях.Ну что такое мой ответ для русскоязычного блогера Хайфы или Лос-Анжелеса? Это редкая неправдоподобная удача, которой хвастаются:- Мне сам Галковский ответил!
— Да, ладно, нужен ты ему.
— Сам посмотри.И действительно это событие. Не потому что я такой крутой (да кто я вообще?) а потому что для метрополии (и огромной – Россия это не Ирландия) все диаспоры – деревни. Будь это хоть Лондон, хоть Нью-Йорк. Посмотрите на эмигрантские землячества и клубы. Жизнь там самая провинциальная и убогая. «В Житомир приехал с концертом великий Амаяк Акопян»А мне тут «утри сопли, щенок», «над тобой смеётся всё Сан-Франциско», «у нас чековая книжка». Один чудак даже в гости приглашал: «Жду тебя, урод хренов, у себя на барбекю. Могу бесплатно накормить»Откуда такой социал-паханизм у убогих-то?А вот откуда.В 1917 году власть в России захватили большевики. А кто были эти большевики? Что это за социальная группа? Рабочие? Ха-ха. Интеллигенты? Ну да, но очень и очень третьесортные. На грани фола. Нормальное высшее образование там было Редкостью. Так – «шесть классов гимназии», «один курс университета». А то и «диплом потерян, выдан дубликат со слов».К власти в России пришли ЭМИГРАНТЫ. Первосортные, можно сказать кондовые. Эти люди детство провели в российской глубинке, а потом, не останавливаясь в столицах, осели в Женевах и Парижах. И жили там по 15-25 лет. А потом, к 35-45 годам приехали в пропущенные ранее столицы и начали куролесить. В меру своего провинциально-эмигрантского понимания.Смогли бы они так куролесить без эмиграции? Да НИКОГДА. Потому что основополагающим принципом их деятельности была принципиальная нелюбовь к России. Которую они, не зная, презирали. По типу «не знаю и знать не хочу». А их идеалом было построение в центре России Нью-Берлина. Где все говорят по-немецки и читают под электрическими фонарями переписку Энгельса с Каутским.После того как эмигранты стали элитой, они стали использовать эмиграцию как поощрение и награду.Ленин в основном общался с Горьким в эмиграции – как эмигрант с эмигрантом. Но вот Владимир Ильич стал всесильным диктатором в огромной стране. Горький его капризный приближённый, анфан террибль. На какой ноте заканчивается их переписка? Последний аккорд принадлежит Ленину:«Алексей Максимович! Я устал так, что ничегошеньки не могу. А у Вас кровохарканье, и Вы не едете!! Это ей-же-ей и бессовестно и нерационально. В Европе в хорошем санатории будете и лечиться и втрое больше дела делать. Ей-ей. А у нас ни лечения, ни дела — одна суетня. Зряшная суетня. Уезжайте, вылечитесь. Не упрямьтесь, прошу Вас».То есть всё закончилось перепиской эмигрантов же. Которые устали от «сраной Рашки» и хотят свалить на средиземноморский курорт. Только Ильич не может, хотя Рашка его просто доконала, а Алексей Максимович отъехать может за милую душу. И отъехал.«Философский пароход» 1922 года понимают неправильно. Это не было наказанием. В контексте чудовищного террора это была неслыханная льгота для своих. «Свои» третьего сорта отпускались из сраной Рашки в чём мать родила. Второй сорт отъезжал на Запад в виде степенных невозвращенцев. Первый сорт жил на Западе в посольствах и торгпредствах, а также в качестве спецов в многолетних стажировках или в многочисленных творческих и лечебных командировках.Выезд из СССР был номенклатурным поощрением и льготой, а лишение гражданства – привилегией. Так поступили с опальным Троцким, обеспечив ему золотой мост на Запад. Так хотели поступить с Бухариным даже в период разгорающегося «красного террора второго порядка», когда комиссары убивали комиссаров. (То, что он вернулся из инициированной Сталиным командировки, было его личной глупостью.)Что такое была еврейская эмиграция в (для) СССР? Репрессиями? Отнюдь! Это было неслыханной льготой для привилегированной части населения. О которой мечтали и которую всеми советскими правдами и неправдами «доставали» — как «праздничный набор продуктов» или импортную дублёнку. Как тогда шутили: «Жена-еврейка не роскошь, а средство передвижения». Имея в виду, что слоган советской торговли лицемерно прикрывал именно покупку предмета роскоши – каковым все годы советской власти являлся автомобиль.

И кто же поехал на Запад в эмиграцию 1988-1990? Конечно верхи мидль-класса и низы номенклатуры. В кожаных пальто и норковых шапках. «Товарищи, дают эмиграцию!»


Бедная эмигрантка Светлана Иосифовна Джугашвили
со своим американским мужем отдыхает от сраной Рашки.

А куда стремились номенклатурные верхи, советские принцы и принцессы? Да всё туда же. Куда чесанула дочь Сталина? Гражданином какой страны умрёт сын Хрущёва? Какое отношение к Австрии имеет дочь Ельцина? Где живут дочери Путина?

Весь высший класс РФ это КЛАСС ЭМИГРАНТОВ. Отъехать этим людям на родной Запад, – где у них чертова уйма недвижимости, миллиардные счета и жёны-дети, — это несколько часов. Фьють и там. Так уехали Гусинские-Березовские, так же фактически живёт Абрамович. И дело тут не в их еврействе. Чета Лужковых-Батуриных с такой же скоростью очутилась в лондонах, и ухом не повела. А как плясали про патриотизм и «не отдадим Севастополь».

А что политики из правящей эмигранской элиты РФ при этом говорят, не имеет никакого значения ДЛЯ НИХ САМИХ. Потому что отношение такое: лепи на Бали что попало, завтра самолёт и я на другом конце земного шара. Чего вот пехтины стали распинаться за патриотизм и продавшуюся Америке оппозицию, имея в Америке солидную недвижимость? ИМЕННО ПОЭТОМУ и распинались. Айн момент и их здесь не будет.

Если советское эмигрантское хамьё имеет наглость говорить «о Галковском, продавшимся Кремлю», то я не вижу в их позиции никакой разницы с Кремлём. Потому что они и есть часть этого Кремля. В Кремле правительство ЭМИГРАНТОВ.

И цель русских – в воссоединении подобного с подобным. Это не русским надо бежать из России в эмиграцию, а захватившей власть в России интернациональной швали следует собирать манатки и уезжать куда подальше. А уж органы безопасности свободной России обеспечат им там райское наслаждение. Потому что кое-что эмигранты нам задолжали.

И, повторяю, наоборот, те эмигранты, которые уехали в другой мир с чистым сердцем и России не мешают, всегда будут иметь в отношении к себе большой бонус. Как бывшие соотечественники, частично разделившие свою судьбу с судьбой нашей. А те, кто о России не забывает и стремится своим бывшим соотечественникам помочь, всегда будут считаться частью нашего народа, живущей за границей. Хоть евреи, хоть эстонцы. Да и «забывшие» всегда могут вернуться на бывшую Родину. Может, и не очень хорошо будет выглядеть их тогдашнее бегство, но это вопрос не политический, а личной совести. Сами пусть себя и судят.

2013-05-01