Дмитрий Галковский — Бесконечная история НОВОЙ ХРОНОЛОГИИ

By , in дело тёмное on .

 

Фоменко не сделал ничего… Этот пост я сделал чтобы рассказать о Морозове – его концепция в кратком виде никогда не излагается и сами критики Морозова её знают лишь фрагментарно.


Теория Николая Морозова является остроумной спекулятивной концепцией, все претензии к которой заключаются в том, что это спекуляция. Упрёки Морозову это обида на несохранность древних исторических фактов, что само по себе довольно глупо. То есть это обида на то, что сами критики Морозова думали не так, как надо. Их инструментарий оказался негодным.


Несмотря на постоянные упоминания морозовская концепция древней и средневековой истории редко излагается в связном виде.

Целиком гипотеза выглядит так:

1. 400-520 гг. Греко-сирийско-египетская империя с центром в Александрии. Строительство пирамид. Эпоха древнего христианства (Ветхого Завета).

2. 520-610 гг. Присоединение к Империи Северной Италии с центром в Равенне и Южной Испании, отождествлённой позднее с Карфагеном. Развитие иероглифического письма и клинописи. Эпоха древней юриспруденции, т.е. светских законов (Второзакония, отождествляемого с кодексом Юстиниана).

3. 610-720 гг. Возникновение монотеизма, позднее трансформировавшегося в мусульманство и иудаизм, откол от Империи на основе этой идеологии Испании, Египта и Сирии.

4. 720-840 гг. Общая победа монотеизма, повсеместное уничтожение скульптур и изображений людей. Возникновение нового христианства (Нового Завета).

5. 840-1060 гг. Восстановление антропоморфных изображений, разрыв нового христианства с мусульманством и иудаизмом. Константинополь как центр Империи, строительство храма Софии.

6. 1060-1200 гг. Отделение от Империи западной части, формирование из единого христианства католичества и православия.

7. 1200-1450 гг. Завоевание западными христианами-католиками восточных христиан-православных, создание синтетической греко-латинской культуры, которая затем была перенесена на 1-2 тысячи лет ранее. В это время создаются произведения Гомера, Платона, Аристотеля и т.д. Всё заканчивается нашествием мусульман и уничтожением синтетической культуры, центр которой находился в Афинах.

Дальнейший текст после Видео

 


 


 

Мне думается, что сама спекуляция это единственно верный метод, беда что эта спекуляция одна, т.е. Морозов, вместо того чтобы выдвинуть все правдоподобные гипотезы, выдвинул только одну, наиболее с его точки зрения вероятную. Хотя их могло быть в некоторых случаях две, а в узловых точках три-четыре и даже больше. Понятно, что адепт теории Большого Взрыва должен одновременно знать все более-менее прорисованные гипотезы происхождения Вселенной, а также априори признавать их право на ОДНОВРЕМЕННОЕ существование.

Что касается самой спекуляции, то Морозов конечно был сыном своего времени и его взгляд имеет с точки зрения современного человека (конечно также небезупречной) очевидные аберрации.

Во-первых, Морозов прошёл христианскую Обработку. Эта обработка окончательно прекратилась только во второй половине 20 века, после двух разрушительных войн. По стечению обстоятельств русские стали первой нацией, где эта обработка была прекращена, что отчасти нивелировалось утомительной коммунистической пропагандой, а также общем зверством режима и эпохи. Тем не менее, именно русские стали первым атеистическим поколением, и с т.з. макроистории это ещё будет иметь свои позитивные последствия.

Конкретно Обработка представляла собой массированную вербальную интоксикацию, приводящую к сильному замедлению интеллектуальной деятельности. Людям с детства вменялось в обязанность сотни раз в день повторять бессмыленные тексты вроде «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай».

Молитва это не сентиментальное настроение, не стихотворение, не мольба о помощи и не внутренний голос поддержки. Это многочасовая редукция сознания.

Считалось, что молитва по возможности должна быть НЕПРЕРЫВНОЙ. То есть идти 16 часов бодрствования, а в идеале и 8 часов сна. По канонам в церкви надо молиться 8 раз в день, и если это не соблюдается, то только потому, что такая наркотизация непосильна. Тем не менее, например, трапписты молятся по 11 часов в сутки.

Мышление человека даже конца 19 века проходило примерно так: «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай» 35 «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай» + «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай» 22 «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай» = «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай» 57 «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай».

Сейчас человек думает так: 35+22=57. Это гораздо быстрее. В разы.

Зараза матерной ругани это забивание головы прилипчивой и кощунственной плесенью паразитной молитвы. А забивает её себе человек (подросток) от неумения связно мыслить. Это ругань «для связки слов в предложение». Ругань и присказки возникают сами и человек от них в процессе формирования мышления постепенно избавляется. А многочасовая молитва его снова вышибает в первобытное состояние. Смысл молитвы не в содержании (его нет), а в бессмысленном и монотонном повторении программы, приводящей к общей загрузке мозгового процессора.

При этом следует учитывать, что вербальный вирус шёл вглубь, если человек начинал ЗАадумываться (в смысле заговариваться), то он «мордехаизировал» саму молитву. Это выглядело так. КАЛТОНАЙ-МАЛТОНАЙ калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай ШИРИН-ВЫРИН калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай, МОРДЕХАЙ калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай. Потом интоксикация шла глубже и человек мог вообще в этих ширинах-выринах запутаться. Так до сих пор мыслят мусульмане. Они ходят с чётками и про себя повторяют эти формулы. На мышление времени не остаётся, такого человека можно относительно легко уговорить взорвать гранату в метро или прыгнуть с 11 этажа.

Разумеется, Морозов до такого состояния никогда не доходил, это вообще был человек весьма трезвый, но он всё равно непропорционально много времени уделял Библии и христианству.

Ведь степень мордехаизации нарастала по мере приближения к гуманитарному знанию, и достигала пика в вопросах богословских. А Морозов занимался в основном гуманитарными дисциплинами.

Некоторое подобие таких размышлизмов могут представить люди моего поколения, вспомнив советскую молодость. Например массированная пропаганда Брежнева (не идущая ни в какое сравнение с пиаром Путина&Медведева – это СОВСЕМ разные вещи) пришлась на мой возраст с 4 до 22 лет. Конечно, я, как и все, над Леонидом Ильичом смеялся, но моя психика оказалось деформированной. Я непропорционально много времени уделял этому глупому и неинтересному человеку, подражал его голосу, копировал мимику. И так вели себя ВСЕ. Одновременно был культ Ленина, что вызывало аналогичную реакцию. Защиты от этого нет, как нет защиты от стакана водки. Вылили в глотку – получите последствия. Во времена Морозова людям с утречка вставляли воронку в горло, вливали четвертинку водки и потом повторяли операцию всю жизнь.

Монотеистическая пропаганда это пропаганда при однопартийной системе.

Поэтому умный и довольно ехидный Морозов, как человек 19 века, тем не менее является БИБЛИОманом. Для него Библия это книга книг, всё произошло от Библии, это самая древняя книга на земле и т.п. БРЕД. Бред ЯВНЫЙ.

Второе, связанное с первым, но всё-таки отдельное обстоятельство заключается в том, что тогдашняя Россия была эпицентром еврейского расселения, в российской империи жило более половины мирового еврейства, а в Западной Европе набрал обороты империалистический миф «еврейского заговора» — во-первых, маскирующий подлинный механизм политического господства тогдашних сверхгосударств, а во-вторых, призванный дезориентировать противника. К чести Морозова этому он поддался лишь частично, но поддался. Для него еврейский язык самый древний на земле, вся мировая культура произошла от евреев, все имена еврейские и т.д. и т.п.

Когда говорят что засилье евреев было, например, во Франции 19 века, то это смешно. Во Франции перед первой мировой войной жило менее 100 000 евреев. А вот в России 7 000 000. Это совсем разные величины. Евреи Франции это прикол, а по русским городам ходили стада через которые надо было проталкиваться. Для других этносов это действительно ЗАСИЛЬЕ. Во многих городах России евреи составляли более 50% населения. Причём французские евреи были ассимилированы почти на 100%, а в России родным языком русский считали только 2%, а три четверти евреев вообще не говорили по-русски.

Сейчас, после массовой еврейской эмиграции и значительной ассимиляции, евреи сократились до разумных пределов. Они ведут себя нагло и развязно (между прочим, во многом из-за дезориентации, вызванной массированной пропагандой европейцев), непропорционально представлены в бизнесе и культуре, но их можно не замечать. Интеллигентный человек в Москве может прожить всю жизнь и не разу не общаться с евреями, даже не заметив этого. Засилье евреев закончилось и современным людям болезненный интерес Морозова к еврейской теме непонятен. Как и например аналогичный интерес Василия Розанова.

Что касается методологической ошибки Морозова, то он всё-таки, боясь выплеснуть слишком много, выплеснул почти всё. В своей реконструкции он шёл от прошлого к настоящему и неизбежно исчерпал «инерцию отрицания». Человек не может подвергать сомнению всё. Ему нужны вехи и незыблемые основы. Если бы Морозов сначала изучил 19 век, потом 18, потом 17, то он бы увидел постепенное нарастание неопределённости и сделал соответствующие выводы. Убрал то, что надо убрать, и оставил то, что надо оставить. Но он попадал в 15 век из 14, потом из 15 в 16, и ему хотелось сохранить в каждом следующем веке как можно больше, чтобы не разрушить саму ткань исторической фактографии. Он совершенно некритически подошёл к эпохе «возрождения античной культуры», не сообразив, что подложными являются не великие тексты античных писателей и учёных, а глупые рассказы об их обнаружении и, как следствие, — если подумать пару минут, — фальсификации. Ничтожный Браччолини действительно врал, когда рассказывал об обретении непонятно где бесценных античных текстов. Но никакого обретения не было не потому, что их только что написали, а потому что эти тексты никто не терял.

Морозов прошёл мимо «парадокса 16 века». Тексты 17 века часто очень низкого уровня и напечатаны тяп-ляп, но когда мы опускаемся в век 16, то видим роскошные фолианты Мануциев с научным аппаратом и богатыми иллюстрациями. То есть 16 век подложен, хотя из-за почти абсолютной достоверности века 17-го в изложение общего контура событий верен и поддаётся относительно лёгкой реконструкции. Морозов не начал 16 веком, а закончил, и купился на обманки. Например, он подробно цитирует Грегоровиуса и прямо-таки ВИДИТ средневековую жизнь в Греции, хотя по его же размышлениям ее там быть не могло и источники Грегоровиуса не выдерживают в смысле подлинности никакой критики.

К слабым сторонам морозовской спекуляции относится также всевозможная «фламмарионовщина». Например, катастрофизм, то есть стремление подвизать к объяснению исторических фактов внеисторические катаклизмы, вроде падения гигантских метеоритов, чудовищных извержений или тотальных эпидемий. Сюда же можно отнести головные концепции «последовательного развития» вроде медного-бронзового-железного веков и прочую схоластику, оторванную от жизни.

Но у Морозова есть метод скептического сопоставления массы известных фактов с официальной версией истории, что приучает читателя к самостоятельному мышлению. Собственно морозовский метод изложения это интернетовский копипаст. Удивительная судьба Николая Морозова как бы перенесла его через столетие и поставила в положение интернет-пользователя: человека заперли на всю жизнь в библиотеке и коннектится можно было вручную.

Кроме того у Морозова есть несколько интересных идей. К их числу относится концепция территориальной разорванности систем информации, приводящая к последующему расположению этих систем друг за другом. То есть (его пример) из немецкого и венгерского учебников Австро-Венгрии будущие историки делают два последовательных тома единой истории Габсбургской монархии.

Эта мысль помогла ему придти к идее переворачивания греческого и латинского секторов истории Древнего Рима. По Морозову выжила западная часть и объявила себя главной, тогда как более старшей была восточная часть, возглавляемая Константинополем. А затем восточную часть истории надстроили над западной. Так Диоклетиан, действительно ключевая фигура античной истории (летоисчисление идет от него) был отодвинут из столицы на периферию, а затем объявлен начальной фигурой римской истории №2, идущей, так сказать, «на бис».

В России синдикат мироведов возглавлял Николай Морозов, корреспондент и личный друг Flamme d’Orion’a Фламмариона. Вот приветственный адрес русского отделения. 


Вероятно, такой намёк ему кто-то сделал в устной беседе, но этого оказалось достаточно, чтобы он тему продумал и новыми глазами взглянул на всю массу фактов.

Валентин Глушко, один из отцов советской космонавтики, с 1974 года — генеральный конструктор. Начинал как активист мироведения и протеже Морозова. Как видите «бредовые идей фоменкоидов» начались немного пораньше, а советские критики невежественного Фоменко являются невеждами ещё большими. Они отрицают историю всего столетней давности. Мол, не было этого. «Не знаем, и знать не хотим». Но невежественный человек всё равно служит делу прогресса. Только используется вслепую.

Выдержки из публикации «РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ: КОНЦЕПЦИЯ МОРОЗОВА И ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ» (кликабельно)




НОВАЯ ХРОНОЛОГИЯ НОВОЙ ХРОНОЛОГИИ.

tichy (ветка №123):>А Вы знакомы с исследованиями, ведущимися
>в рамках Проекта ЦИВИЛИЗАЦИЯ? Ваши наблюдения
>в области истории выполнены абсолютно в рамках
>методологии нашего Проекта.

galkovsky

То, что Ваш проект вызывает интерес к истории, к чтению источников, к дискуссиям на основе фактографии — замечательно. Претензий у меня три.

1. Фоменко (и т.д.) взяли все свои идеи у Николая Александровича Морозова. Это нехорошо. Слов нет, Морозов упоминается, и в положительном контексте, попечением фоменкологов переизданы его труды. Однако 90% его мыслей подаётся как мысли Фоменко, оставшиеся 10% скорее ухудшают концепцию, или, опять же, содержатся в его рукописном наследии. Надо открыто назвать себя «морозовцами» и перестать наживаться на чужом уме и таланте.

Думаю, было бы целесообразно учредить общественную экспертизу с проверкой аутентичности текстов Фоменко.

2. Перед тем как «творчески развивать» идеи Морозова, неплохо бы заняться изучением его биографии (в том числе политической), а также эпохи, в которой он жил. Т.е., после признания приритета Морозова, перенести центр тяжести творческой активности на изучение самого Морозова. Это поможет яснее понять смысл его учения, систему его эзопова языка (неизбежного в условиях советской цензуры). Всё это я говорю, зная, что С.Валянский ведёт работу в этой области, но дело ограничивается только публикацией некоторых архивных материалов. Никаких дискуссий, никакого «морозоведения» нет.

То же самое несколько иными словами: ключ к 2 тысячелетию до нашей эры лежит в 20 веке. «История второго тысячелетия до нашей эры» это история 20 века. ПОТОМ — века 19. ПОТОМ — 18. И дальше вглубь.

3. В наследии самого Морозова надо чётко выделить два пласта. Критику первоисточников — часто информативную, интересную, неожиданную, и «позитивное учение» — основанное на таких же непроверенных источниках фантазирование на исторические темы. Гораздо продуктивнее было бы сосредоточиться на критическом источниковедении, а не на глобальных исторических концепциях.

цинк

Recommended articles