«Моя живопись уничтожает православие,
русскую нацию и Россию!»

Лена Хейдиз



Дмитрий Галковский

ДОЛЖОК


Во время встречи в «Доме книги» пообещал подвести итог дискуссии о Хейдиз.

Выполняю обещание. Обсуждение казуса с карикатурой со всей наглядностью показало, как глубоко поразила людей болезнь советского хамства.

Во-первых, бедной художнице прочли целую лекцию о неправильности её фамилии. Не трудно догадаться, что так себя ведут только дураки масштабов гоголевских. Потом было заявлено, что Хейдиз художница бездарная, так что нечего реагировать на её творчество. Карикатура написана плохо, несмешная. Затем эстетический анализ плавно перешёл в этический (сука-дрянь-мразь) и биологический (отсутствие благородной монгольско-удмруртской-русской-сенегальской-каракалпакской крови – нужное подчеркнуть).

При этом кто-то из жежистов имел наглость воображать, что я встану на их сторону и даже что я, так сказать, «стебаюсь», то есть, внешне защищая бедную художницу на самом деле участвую в её травле.

По этому поводу имею сказать следующее.

В социальной проекции речь идёт о примитивных социальных инстинктах и интересах, а в этих условиях о какой-либо «объективности» говорить не приходится. Объективность здесь это и есть чёткое следование интересам своей социальной группы. Если сапожник ведёт себя как пирожник, то он дурак набитый, которого пинком спихивают с социальной карусели. Тут каждый сам за себя, и один Бог за всех. Поэтому если зуборезчики, камнедробильщики и прочие электрики думают, что я встану на их сторону в споре с художником (СОЦИАЛЬНОМ споре), то они люди совсем глупенькие. Я буду гнуть свою линию даже при явной неправоте защищаемой социальной особи. Жителю деревни я предпочту горожанина, рабочему — образованного человека, клерку — представителя творческой профессии, физику – историка, капиталисту – наёмного работника.

При этом я сочту совершенно правильным такое же поведение представителей каждой социальной группы. Но с двумя очевидными условиями:

1. каждый из них должен защищать интересы своего, а не чужого сословия.

2. тенденциозность не должна переходить в прямую ложь и подтасовки. Социальный адвокат не должен врать и передёргивать. Его речь должна быть доказательной. Но равно он не должен выступать в защиту другой стороны. Это дело другого адвоката.

Теперь о собственно Хейдиз. Я прекрасно понимаю, что она не любит русских и всю жизнь прожила в среде, где русское отождествлялось с советским и автоматически подвергалось охаиванию. Но я не вижу в этом никакого криминала. Это её дело, да и вообще было бы странно ждать другого отношения евреев к русским. Это правильное поведение здоровой особи.

Очевидно также, что талант Хейдиз мало подкреплён художественным мастерством. Художник она слабый, её цикл химер просто детский. Получилась только одна химера – русская. И тут Хейдиз двигал не художественный талант, а вдохновение националистки-русофобки. У человека выросли крылья и он прыгнул выше головы. То же касается и «Петрушки».

Но это ни в коей мере не ставит под сомнение два маленьких шедевра. Хейдиз удалось сказать очень многое – и уму и сердцу. И это останется. А вот у Хилько-Кулика и прочих синих носов ничего этого нет. Действительно, мазня. Художественное начало есть в работах Комара-Меламида, Кошлякова, Дмитрия Врубеля.

Очевидно, можно возразить, что в данном случае я являюсь адвокатом не своей стороны и для русских выгодно добиваться остракизма Хейдиз, симметрично рисовать юдофобские карикатуры и т.д.

Возможно, это было бы верно, если представить евреев и русских равноценными сословиями или этническими группами. Но, по-моему, это шизофреническая мечта евреев, никак не подкреплённая демографическими и цивилизационными показателями. Современная еврейская община в РФ это каста полукультурных нуворишей, находящихся в жесточайшей оппозиции к основной массе населения. Причем даже в этом незавидном положении евреи оказались не по своей воле. В подобной ситуации русским пристало лежать на диване и, ковыряя спичкой в зубах, благосклонно наблюдать гельмановские «антраша меньшинств».

Мне кажется, на карикатуры может обижаться или некультурный идиот, или человек, находящийся в состоянии крайней фрустрации. Более того, даже в этом случае публичное оказательство обиды является мгновенным социальным проигрышем. Ведь никогда нельзя провести чёткой грани между добродушным юмором и едкой иронией. Кроме того, сам факт обиды означает, что стрела попала в цель. Социально правильно поблагодарить сатирика за его шарж, подшить в альбом, а если и критиковать, то за недостаточность художественного исполнения, беззубость, но ни в коем случае не за само направление и силу удара. Ответный удар следует наносить ВНЕ контекста данной сатиры, параллельно. Если жежисты отмотают плёнку, то они увидят, что я именно так реагировал в случаях, когда критика была направлена против меня лично. Например, когда некто стал писать поэмы и венки сонетов на тему Галковский-Паниковский, я покачиваясь в кресле поздравил его с очевидным успехом, а потом «закрыл тему», придавив его и ещё дюжину таких умельцев могильной плитой «Людей Книги».

И наконец последнее. Я про это говорил, причём не раз, но «хорошее повтори и ещё раз повтори».

В САМОМ ПО СЕБЕ в андеграунде нет ничего криминального и антикультурного. Любое творчество это новаторство, а новаторство это всегда разрушение. Момент созидания это хаос строительных лесов, сваленных материалов, саморазрушающихся экспериментов. У художника есть не просто право на ошибку, а всё его творчество в момент творчества это ошибка. Поэтому у него не просто право, а карт бланш. Перевожу на русский язык: «может делать что хочет». Безо всякой оглядки.

Андеграунд это свобода творчества, дополненная свободой социальной. Поэтому богема всегда обаятельна, — и вдвойне, даже втройне обаятельна для любого творческого человека. Посему этим людям прощают очень многое. И наоборот, богемные люди весьма часто достигают вершин творчества. Богемой был Есенин или ранний Маяковский. Это люди, оставившие реальный след в русской культуре 20 века. Из современников таким человеком был Венедикт Ерофеев.

Предугадать из кого что получится невозможно. К богеме надо относиться с уважением или, по крайней мере, с величайшей терпимостью. Даже из соображений утилитарных. Чтобы не выплеснуть ребенка и чтобы была сама среда – пограничная зона сквоттеров.

Я совершенно чужд этой среде, более того я её лично, по обстоятельствам жизни и профессии, презираю. Но умом вполне понимаю и принимаю её право на существование.

Я выступаю против совсем другого. Против такого положения, когда от воли андеграундменов начинают зависеть судьбы людей. То есть когда по каким-то извращённым причинам они становятся частью истеблишмента.

Проблема не в Кулике. То, что он наклал в Третьяковке это художественная глупость и стилистическая ошибка, но не ошибка художественная и не ошибка социальная. Примерно в это же время некий поэт стал раздеваться во время заседания в Союзе писателей. Это был Поступок. Сидят двести лысых госпридурков, «решают вопросы».

— Товарищи, за истекший период провЕдена большая работа по претворению в жизнь решений судьбоносного пленума ЦК КПСС. Больших успехов достигли творческие коллективы писателей Брянской и Тамбовской области, на 114% выполнен годовой план… (шум в зале) товарищи, что такое (смех) …

На сцене рядом с трибуной вылез молодой поэт и: пиджак в зал, рубашку в потолок, один ботинок налево, второй – направо… Хохот, крики, звонок колокольчика, милиция…

Разве не хорошо? Плохо другое. Когда «ботинок налево ботинок направо» начинает лысый идиот с колокольчиком.

2008-04-26
ссылка

 




P.S.

Дмитрий Галковский

ЧЕМУ ЕВРЕИ НАУЧИЛИСЬ У РУССКИХ

Известно, что евреи нация подражательная. Евреи имеют общие типологические черты, религию, одежду, язык, но, в общем, всё это между делом и как-то фрагментарно. «Здесь помню, а здесь не помню». Даже в Израиле.

Зато евреи прекрасно знают язык и культуру народов, среди которых живут. Они тщательно копируют поведенческие реакции своих соседей (некоторые говорят – доноров). Так тщательно, что это почти всегда превращается в карикатуру.

Понятие «русский еврей» возникло только в самом самом конце 19 века, хотя евреев очень много было в России и в начале 19 века, и в 18. Но тогда наши евреи были носителями опыта подражания другим народам – прежде всего полякам и немцам. То есть русские евреи на поверку были евреями немецкими и польскими. Отсюда до сих пор немецкие и польские фамилии в России вызывают еврейские ассоциации.

Генерация русских евреев начала с обрастания бородками и пенсне, а также с употребления интеллигентского лексикона – с «батенькой» и «голубчиком». При этом евреи ещё грассировали (Германия) и не к месту «жекали» и «такали» (Польша). Их родители по-русски говорили плохо или не говорили вообще.

Несмотря на скороспелость, евреи стали настоящими русскими интеллигентами, потому что сами русские интеллигенты тоже были в ту эпоху недоделанными, хотя конечно не в такой степени. А главное на некоторую легкомысленную жестокость русских умников евреи наложили своё чудовищное зверство, изначально присущее всем ближневосточным народам. Арабам и туркам еврею подражать не надо — это его этническая основа. Так в еврее конца 19 века русский интеллигент был отполирован до блеска и получил законченное воплощение.

Кирилл Дормидонтович Хорохоркин болтал в гостиной о том, что неплохо бы установить гильотину на Красной площади, но увидав первого полицейского с вывороченными кишками, начинал блевать и плакать. Убив «по идеологии» кого-нибудь сам, терял лицо и дезинтегрировался а ля Раскольников. Не то евреи. Эти полицейские кишки наматывали на руку, а первое убийство (как правило скопом и из-за угла) воспринимали как посвящение в «настоящие джигиты». Этим хвастались. АЗИЯ.

Когда Ленин пришёл к власти, он начал визжать:

— Русский человек добёр. Это мямля, тютя. Пора покончить с раскисляйством интеллигентских хлюпиков.

И покончили. 90% интеллигентов, поддержавших полоумный коммунистический террор, оказались евреями и кавказцами. А русские тюти оказались в Париже.

Теперь российские евреи получили возможность познакомиться с русским народом поближе и усвоить его привычки поосновательнее. Без посредников и конкурентов. Причём в условиях государства если не азиатского, то сильно азиатизированного.

То, чему евреи успели научиться у русских до революции, идёт скорее в плюс. Например, они не на шутку увлеклись изящной словесностью и достигли в этой области впечатляющих успехов.

Но вот затем…

У русского простонародья, которым они были поставлены командовать, евреи научились пить. Образованные русские пьют мало или не пьют вообще. Еврейские интеллигенты стали хлобыстать водку стаканами (!). До уровня алкоголизма русских простолюдинов евреи конечно не дошли, но шестидесятнические нравы оставляют впечатление самое гнетущее. Как говорится, и смех и грех.

Но я хочу остановиться на материи более тонкой. Скороспелость и подражательность самой русской культуры привела к особому свойству. Русский человек природный актёр – жестокий и равнодушный. Он «озвучивает роль», которая органчиком свистит в его голове. Это приводит к чудовищному лицемерию. Настолько тотальному, что оно превращается в абсурд. Лев Толстой проповедовал вегетарианство, жря рагу из убитого им зайца, а сексуальное воздержание — имея 13 детей и увеличив численность близлежащих деревень вдвое. Он же юродствовал за бедность, живя барином в обширном имении, и создал тоталитарную секту, будучи абсолютным анархистом и на всех этих «толстовцев» плюя с крутой горки. И наконец, будучи великим романистом, объявил бумагомарательство бессмысленной забавой.

К сожалению это не особенность гениальной личности, а типологическая черта русского человека. Русский выйдет на четвереньках читать лекцию о вреде пьянства или будет с расстёгнутой ширинкой и волдырями на лбу учить людей аккуратности и гигиене.

Евреи этот неподражаемой черте научились подражать. То есть её ещё и утрировали. К чему это приводит, нетрудно догадаться.

Я бы посоветовал евреям у русских учиться дальше и больше. Например, тому, что русское вычурное фиглярство компенсируется повышенной самокритичностью и совестливостью. Если приглядеться, всё-таки русские за собой следят и как-то свои проблемы решают. Поскольку многие проблемы у отечественного еврейства благоприобретены у русских, может стоит научиться у русских и бороться с этими проблемами. А?

Вышли в тираж

ссылка