ДЕГ


Над чем Вы работаете?
Господь с Вами. Я интеллигентный человек.


До 40 счастливы дураки, после 40 — сумасшедшие. Счастье это не состояние души, а мгновение жизни, причём часто давно ушедшее.


Коммерциализация отношений для людей, которые не умеют и не могут общаться, это СПАСЕНИЕ. Представьте компьютерного хулигана, который привязался к человеку и много лет своим «дзынь-брынь» изводит его в блоге. При этом, будучи абсолютным говном, этот человек, как и положено русскому, считает себя отличнейшим мужиком, душой общества и борцом за правду. Теперь предположим, что перед нами калькулятор-американец. Я думаю, что через неделю паясничания он бы подсчитал трудозатраты, прикинул как и что, и послал жертве своего остроумия эпистолу. Мол, мужик так и так, я те настроение испортил, а скоро бизнес испорчу. Хочешь дальше в своём блоге кукарекать, плати 1000 баксов.
 
Дали бы ему баксы — большой вопрос (некоторые бы и дали), но даже если послали куда подальше, он бы всё равно остался в полном адеквате. Быть вором для подонка не позорно. А вот сумасшедшим – позорно. Так элементарная калькуляция спасает людей от сумасшествия. Математизация отношений как раз и рассчитана на русский или американский вариант, ведь и Россия и Америка долгое время были человеческими свалками Европы. Как структурировать общество неудачников, состоящее большей частью из хамов с прибабахом? Научить их элементарной калькуляции и раздать оружие. Они САМИ организуются. То есть дело выгорит даже при нулевом управлении.

553



БЕСКОНЕЧНЫЙ ТУПИК 
523 Примечание к №472

Ясная, но совершенно необъяснимая рационально повторяемость тем живой природы
Мощь предсказаний Николая Данилевского в том, что он (а за ним его ученик Леонтьев) мыслил по аналогии. Его, учёного-ихтиолога, затронула (если и не захватила, как энтомолога Набокова) идея глубокой аналогичности всего сущего. Удивительное эстетическое совершенство раковин моллюсков или крылышек бабочек есть проявление некоторой космической ритмизации реальности. Человеческое искусство лишь помогает раскрытию эстетической идеи, присущей самой природе.

Другой вид ритма — оборачиваемость, издевательство — тоже выявляется до конца человеком, в человеческом обществе. «Реализм» русской литературы, даже пускай из-за своего реализма, является издевательством. Кажется, что романы Гоголя или Достоевского постепенно оживают, просачиваются в реальность, хотя это прежде всего просто эстетически совершенный узор повторов, проявление божественного искусства мимикрии. Ведь сами романы созданы по аналогии с реальной жизнью (то есть внутренней жизнью автора). «Успех» «Шинели» или «Записок из подполья», их предсказательность есть следствие превалирования фантазии над рассудочной дидактикой.

Отсюда, кстати, видны преимущества мышления по аналогии, которое оказывается более реалистичным и продуктивным, чем стилизованная под объективность дедукция из неполной индукции (для человека всегда смехотворно неполной, унизительно неполной). И чем сложнее изучаемый объект, тем естественнее опираться на ритм аналогий, а не на логический анализ. Логический анализ ещё возможен в начале игры и в эндшпиле. Но в середине партии главное это уловить частоту сетки аналогий, попасть в её структуру. Это высшая форма человеческого мышления. Божественная. Вовсе не логика приближает к Богу, а эстетика мышления. Машина, псевдотворение разума, как раз в миттельшпиле и гибнет. У неё нет альтернативы логике, кроме метода проб и ошибок. Нет творчества.

Человек не может стать Творцом, так как не может создать творящее творение. Человек конечен, и, став Творцом, он окажется в положении твари к своему же творению. На него что-то оценивающе посмотрит из глубины того, что он создал. И якобы Бог окажется здесь абсолютным ничтожеством. Вершина оборачиваемости.


Мы не знаем в чём смысл нашей жизни, ибо наше бытие не просто конечно, а мимолётно. Но бытие вне нас длится гораздо дольше, и то, что не знаем мы, знает Бог. Отец не знал, что я его любил больше всего на свете, и что я осуществлю самые смелые мечты его бессмысленной и страшной жизни. И точно также мне не дано предугадать чему может послужить моя жизнь, вроде бы, с МОЕЙ точки зрения, тоже чудовищная по степени неосуществлённости.

Это конечно весьма слабое утешение, но всё же утешение. «Жизнь бессмысленна», но это мнение конечного человека, который до конца не знает всей своей жизни и никогда не узнает её последствий.

824. СТАРШЕ ОТЦА


Семейство перед расставанием. Эльза — вторая слева, крайняя справа — Лиля, слева от неё — мать. Очаровательный молодой человек — любовник Лили Лев Гринкруг. Гринкруг был сыном миллионера и финансовым директором РОСТа. Это ему звонил Ленин. Воровали тогда по-взрослому.

ДЕГ


Розанов в своё время иронизировал над Герценом и разбуженными им революционерами. Сам Герцен был аристократ и миллионер, он мог забраться на колокольню и оттуда на всех плевать. А чего ему? Деньги есть, с работы никто не попрёт. Да и не смешно — человек благородный. А ему стали подражать нищие семинаристы, трудящиеся, бедные курсистки. Для которых пять рублей это Деньги. Они орали: «Долгорукие — бастарды! Алексашку по шапке! миллиард — не деньги!» Получилось до смешного глупо. А главное любая форма диалога оказалась заранее разрушенной. Если Морган называет Рокфеллера голью перекатной — это наезд. С человеком можно побеседовать и выяснить, что ему реально надо. А если Рокфеллера аттестует нищим взвинченный гимназист из неполной семьи, то любая беседа бессмысленна.
Почему кстати и в этом посте некоторые жежисты орут про «Николашку»? Думаю тут дело не только в советской пропаганде, но и в том что это дети мусорщиков, уборщиц и слесарей, которые не понимают, что они дети мусорщиков, уборщиц и слесарей. Им кажется, что они из рода маркизов де ла Шетарди. Для них история высшей аристократии Европы это книга, где нет пустых страниц. Всё известно и понятно. Пригласить такого фон-барона в Букингемский дворец, он с людями и пообщается. Перетрёт галантерейный базарок. Кто с кем спал, кто умный, а кто нет. Потому как человек высших сфер. Ещё дед был счетоводом в совхозе «Путь Ильича», имел 7 классов образования, читал газету. Не хухры-мухры.

ДЕГ


 

ПАКТ МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА +75/-25

Опять-таки принято считать сговор Сталина с Гитлером событием со знаком минус. Однако более верной является официальная советская интерпретация пакта как политической передышки, позволившей СССР лучше подготовиться к предстоящей обороне от глобального вторжения. Впрочем, и эта версия однобока.

В западной историографии союз Гитлера и Сталина интерпретируется как естественная симпатия двух тоталитарных режимов, объединившихся в своей ненависти к западным демократиям. А сам факт пакта послужил де катализатором гитлеровской агрессии, от которой затем пострадал и режим Сталина.

Так, да не так. Начнём с того, что первый сговор со Сталиным был как раз со стороны «демократий». В мае 1935 году между СССР и Францией был заключён военный пакт, направленный против Германии. Таким образом, демократическая Франция пошла на стратегический военный союз с гнусной коммунистической тиранией. Это зловонное пятно на ризах Запада, в которое нашкодивших засранцев надо тыкать, и тыкать ПОСТОЯННО. Пакт надо изучать в российских школах и объяснять, что Сталин западный палач, ставленник милитаристских кругов Франции и Великобритании.

Именно советско-французский пакт о взаимопомощи, спровоцировал занятие Рейнской области Гитлером. И к пакту прилагалось СЕКРЕТНОЕ СОГЛАШЕНИЕ, не опубликованное до сих пор.

Далее, политические проститутки Англии и Франции пошли на известный «Мюнхенский сговор». Говорится, что в Мюнхене Англия и Франция отдали Гитлеру Чехословакию в обмен на мир. Это не совсем так. Между Чехословакией и СССР был заключен в 1935 году такой же договор, как между СССР и Францией. Когда Гитлер поддержал судетских сепаратистов, в Чехословакии была объявлена мобилизация, и войска заняли укрепрайоны вдоль границ. Одновременно была проведена мобилизация в СССР. Однако Франция предала Чехословакию и Чехословакию также предала Польша, которая запретила переход советских войск через свою территорию (у СССР не было общей границы с Германией), а затем даже сама приняла участие в агрессии против Чехословакии.

Таким образом, Антанта кинула не только Чехословакию, а прежде всего своего советского союзника, явно подталкивая Германию (и Польшу) к полномасштабной войне против СССР.

В этих условиях менее через год и был заключён пакт Молотова-Риббентропа, в рамках которого СССР расколол готовящуюся польско-германскую (а точнее германо-англо-французско-итальянскую) коалицию, и перенаправил европейскую агрессию внутрь самой себя.

В результате германо-франко-английские ничтожества склещились в один визжащий клубок, а СССР без войны приобрёл огромные территории на своих западных рубежах и полностью ликвидировал последствия Брестского мира.

Минус, и очень большой, заключался в том, что западные территории, населённые бывшими гражданами Российской Империи были при этом присоединены не к демократической России, а к сталинской деспотии, и огромное число жителей (в том числе русских эмигрантов) пострадало от бессудных расстрелов, депортаций и коммунистического грабежа.

(2014 г.)



Американец в международных делах после Биполярии 1945-1991 это зайчишка во хмелю, потерявший страх божий. «У вас несчастные случаи на стройке были? – Нет. – Будут».

ДЕГ


Чтобы заниматься политикой, надо головой думать. А то получите проблемы на два поколения вперед.Снос мавзолея это…

Gepostet von Цитаты Галковского am Sonntag, 15. Juli 2018



В сущности, московское население было уничтожено в 1917–1921, уцелевшие москвичи из бывших жили в обстановке гетто. Одесситы составляли самую крупную и сплочённую фракцию понаехавших.

Из-за особенностей Одессы, а также особого характера гражданской войны в этом районе, у одесситов не было средостения между интеллигенцией и местными коммунистами. Если в Вологде людей стреляли латыши или пришлые евреи, то в Одессе евреи местные, которые зачастую были однокашниками, а то и членами семей тех, кого стреляли. Это создавало особую ситуацию протекции и попустительства, в других местах немыслимую.



Гитлер, если убрать скрежет кретинов 20 века (над которыми будущие историки будут насмехаться СТОЛЕТИЯМИ, ибо одичание особое), подразумевал под Третьим Рейхом вовсе не Великую Германию на обломках других государств Европы, а объединенную Европу на обломках России.

Ход его мысли можно восстановить, например, по такому факту: сразу после взятия Парижа Гитлер приказал перенести останки сына Наполеона, захороненные в Вене, во французский Дом Инвалидов, к могиле отца. При этом сердце Наполеона II осталось в Германии.

Чтобы понять символику акции, следует вспомнить, что матерью сына Наполеона была дочь последнего императора СРИГН, а сам Наполеон II имел титул наследника СРИГНа «короля римского».

Иными словами, Третий Рейх это ни что иное как зеркально повёрнутая империя Наполеона, который опять же хотел создать общеевропейскую империю, вроде римской, а вовсе не великую Францию. Хотя бы потому, что был не французом, а итальянцем, и, если и националистом, то, прежде всего, националистом Италии (именно он начал процесс создания единого государства на Апеннинах — к восторгу всех итальянцев).

В этом контексте нужно быть совсем недалёким человеком, чтобы полагать, что ЕС возникло от сырости – на основании какого-то картельного соглашения угольных и сталилетейных корпораций, а потом на волне легкомысленной эйфории 90-х.

Дело это древнее, мрачное и страшное, и занимаются этим глубоко законспирированные европейские штабы. Штабы, состоящие из людей, прекрасно помнящих подлинную историю Европы и смертельно ненавидящих главного врага современного европейского объединения — Соединенные Штаты Америки.

На фоне американского гегемонизма, — к тому же сопровождающегося стремительной этнической дегенерацией а ля деколонизированные государства, вроде ЮАР, — все внутриевропейские дрязги это НИЧТО.

Ни один нормальный европеец (из взрослых) не будет выяснять отношения друг с другом на фоне того факта, что США обладают 90% мирового военного потенциала. Это просто самоубийство.

Эти 90% никогда не побудят людей сдаться, ибо многосотлетнее господство может кончиться только фатальным поражением, но никак не гнилым компромиссом. Но эти же 90% будут вынуждать людей устраивать многоходовые спектакли с плывущим сюжетом, что мы сейчас и наблюдаем.

https://galkovsky.livejournal.com/255854.html



БЕСКОНЕЧНЫЙ ТУПИК 

575


Примечание к №571
И вот русские полезли в этот реактор.


Достоевский писал в «Дневнике писателя» за 1873 год:

«Положим, мы и есть великая держава; но я только хочу сказать, что это нам слишком дорого стоит и гораздо дороже, чем другим великим державам, а это предурной признак. Так что даже оно как бы и не натурально выходит».

И пошёл, пошёл дальше развивать кругами злорадную мысль:

«Мы покамест всего только лепимся на нашей высоте великой державы, стараясь изо всех сил, чтобы не так скоро заметили это соседи. В этом нам чрезвычайно может помочь всеобщее европейское невежество во всём, что касается России … нам очень будет даже невыгодно, если соседи наши нас рассмотрят поближе и покороче…»

Достоевский летел:

«Но в том-то и дело, что теперь, увы, кажется и они начинают нас понимать лучше прежнего; а это очень опасно. Огромный сосед изучает нас неусыпно и, кажется, уже многое видит насквозь … Возьмите наше пространство и наши границы (заселённые инородцами и чужеземцами, из года в год всё более и более крепчающими в индивидуальности своих собственных инородческих, а отчасти и иноземных соседних элементов), возьмите и сообразите: во скольких стратегических точках мы стратегически уязвимы? … Возьмите опять и то, что ныне воюют не столько оружием, сколько умом, и согласитесь, что это последнее обстоятельство даже особенно для нас невыгодно».

Вот в этом пункте и Достоевскому не хватило нужного напряжения злорадства. Фёдор Михайлович свёл дальше всё на военную технику. («Лет через 15, может, будут стрелять уже не ружьями, а какой-нибудь молнией, какою-нибудь всесожигающею электрическою струёю из машины».) На технику и на то, что мы всё более отстаём от Запада в технической области, а следовательно, необходимо бросить колоссальные средства на образование и т.д. Ход мысли безупречен, и предвидение верно. Но не хватает злорадного напряжения для окончательного предвидения.

Конечно, в Европе техника, разработанная на научной основе тактика и стратегия. Но не надо забывать и о собственно европейском уме. Дело не только в мускулах, орудиях и отточенных приёмах охоты, но и в уме. Да чтобы воевать с умным государством, нужно ещё до него добраться! Ведь получится так: полез (абстрактный пример) на Англию, а воевать-то придётся с Турцией и Ираном. Сама по себе война с серьёзным государством это уже большая честь. Серьёзное государство с дураками не связывается: «из двух ссорящихся виноват тот, кто умнее». Пошлют против дурака другого дурака. «Туда умного не надо». А когда дураки вдосталь надерутся, умный-то и выйдет, помирит. И оба дурака ещё рады будут, будут считать умного своим отцом-благодетелем.

Герцен обливался слезами умиления по поводу лондонской полиции (в «Былом и думах»). «Сильнее кошки зверя нет». Наивняк и не подозревал, что кроме блестяще поставленной полицейской службы в Соединённом Королевстве есть и другие, пускай и менее заметные, но не менее совершенные организации, например институт разведки и контрразведки. И вот в этой организации, в определённом месте хранится в том числе и папочка на одного русского политического эмигранта. И эмигрант этот там со всеми потрохами расписан не то что по дням, а по часам своей глупой жизни.

В «Подростке» у Достоевского герой выигрывает кучу денег и у него зажуливают одну ассигнацию. Он думает: а, мелочь, не стоит связываться. И тут все вокруг – ага, «даёт», с ним можно! – начинают вырывать из рук кто во что горазд. С русскими «можно». На Западе это поняли где-то во время Крыма. До этого, прав Достоевский, европейцы плохо знали Россию, путались в элементарных вещах: национальной кухне, одежде, быте, устройстве важнейших деталей государственного аппарата. И вот к середине ХIХ века наконец выяснили структуру. «Ах вот как! Ну, это барахло мы «сделаем»». Потом уже мы воевали только с турками и японцами. А как дошло дело до мировой поножовщины, то сначала «использовали», а потом выбросили на лестничную клетку. Пинком – «Пшла, дура!»

Типично европейское оружие – шпага. Тут весь характер европейца сказался: длинная упругая игла- мысль. На пороге вылез нестриженый мужик с топором, стал красную косоворотку на себе рвать: «Не замай!» – Точный, едва заметный глазу укол. Орущая гора мяса, натолкнувшись на невидимую преграду, как-то ойкнула, подпрыгнула и, перевернувшись в воздухе, грузно шмякнулась об пол. «Туда умного не надо». Пошлём петрушку в пломбированном вагоне. И шпагу кружевным платочком вытерли: «Не было этого». В Азии – кривые ножики, ятаганы, бердыши: летят отрубленные руки, ноги, головы, режут напополам, с хрустом вспарывают животы – идёт разделка мяса. А тут у сердца маленькое, с пятачок, пятнышко крови – его и не видно на рубахе. – Серьёзная, европейская работа!

Розанов писал в 1918 году в письме к Э.Голлербаху:

«Получив 5 миллиардов контрибуции с Франции, Германия 2 1/2 миллиарда потратила умно на поднятие германской промышленности и 2 1/2 миллиарда на «аванс победы над Россией». На 2 1/ 2, то есть на проценты с пятисот миллионов, можно было кормить всю ненасытную печать и Германии, с «Форвертс» («Вперёд») и РОССИИ. И вот «расцвет» и «хороший платёж» у журналов Стасюлевича, Михайловского, Щедрина, Гольцева. Расцвет и вообще УСТОЙЧИВОСТЬ, ТВЁРДОСТЬ русских социал- демократических течений. Разумеется, Германия предпочитала не платить там, где служили «из добродетели», но несомненно при малейшем недостатке «добродетели» она сейчас же начинала платить. Вы знаете, что почти в первый же день объявления войны Германией Франции, «предательская рука просунулась в окно ресторана и застрелила французского социал-демократа, шумевшего в парламенте». «Тризна прошла по всей Европе». «Кто смел убить такого благородного защитника неимущих классов». Между тем убили только рептилию германской полиции, и КТО УБИВАЛ – знал, С КЕМ ОН ИМЕЕТ ДЕЛО. Между тем рептилия шумела на всю Европу, – русская печать захлёбывалась от перевода его речей. (От рептилии захлёбываются до сих пор – Розанов ведёт речь о Жане Жоресе – О.).

Вы помните эти заявления, эти перепечатки в русских газетах: «в рейхстаге германский представитель социал-демократической фракции СДЕЛАЛ ЗАЯВ-ЛЕНИЕ». Все они вечно делали заявления, и вообще шли и ходили вечно под рекламой, именно – под красным флагом, и никак не меньше. Помните и знаете «торжества 1-го мая». Они тоже гремели на всю Европу, и ГЕРМАНСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО ДЕЛАЛО ВИД, ЧТО ИМИ ИСПУГАНО … Далее: КАТЕДЕР-социализмус. «Социализм овладел и НАУКОЮ», «УНИВЕРСИТЕТОМ». Русские дурачки профессора зашевелились. Тут и «А.И.Гучков» и «Янжул». Пошли скакать «Русские ведомости»».

Дело не в пушках и танках. Это всё на поверхности, производное. А вот Гегель. И ему против России одним плавником шевельнуть – и так, боковым, третьестепенным, – и корабль дураков накренится. А нам какого «Пересвета» супротив выставить? Белинского? Да тот будет орать и не поймёт даже, что его в микроскоп рассматривают. Как и случилось с Герценом. У нас чтобы тогда это понять, нужно было иметь семь пядей во лбу. До «этого» додумывались такие гении как Достоевский, Леонтьев. Ведь голые, голенькие перед европейским логосом. Так сделают, что и не поймут русачки, «откудава и чаво». Будут бить и плакать не дадут. (607)

Пётр I ввёл европейское чиновничество, армию, технику. Не смог «ввести» европейского ума. Сего циркуляром не приобретёшь, на «сие» столетия надобны. И пока очухались, пока у кутят глаза прорезались, всё уже было сделано. Славянофилы – лучшее, что дала Россия в интеллектуальном отношении, – это такая беспросветная глупость, такое малиновое прекраснодушие… А дальше – Леонтьев, Достоевский, Розанов. Но это уже когда гвозди в крышку вбивали. И сказали они в сущности так мало, так «вскользь»…

Конечно, немецкая разведка это гегелевский полёт фантазии – инициатива и МАСШТАБ неслыханный. Тут тотальный философский анализ. Но в этом новаторстве и органический порок: слишком по-юношески дерзко, слишком самовлюблённо. У англичан точечная и менее фатальная система. Это умудрённый опытом старец, консерватор. Не создание многомиллионного провокационного «движения за мир», призванного сорвать мобилизацию и морально разоружить правительство вражеского государства, а проникновение в уже созданный врагом аппарат и даже не разрушение его изнутри, а контр-использование. Меньше флагов и лозунгов, меньше взрывов военных складов, больше единичных и точечных убийств. У Франции – Женераль сюртэ, на порядок слабее, но всё-таки европейская традиция. Да, звёзд с неба не хватает, но шлёпнуть своего гада еще сумела. Япония. Конечно, Азия, но первое, что она украла у Запада, это систему шпионажа. И только в России, кроме классической узко-военной разведки и дипломатического корпуса, – НИЧЕГО НЕ БЫЛО (612). (Как тут потом маятник качнулся! (631))

Русские смеялись над немцами: «Я есть исучаль русский ясык». Он «исучаль» и «исучиль», а русские свиньи свою родину прохрюкали (639).

Из меморандума немецких профессоров, дипломатов и высших правительственных чиновников рейхсканцлеру Бетман-Гольвегу 20.06.1915 г. Строго конфиденциально:

«На нашей восточной границе неслыханными темпами – на 2,5 – 3 млн. человек в год – увеличивается население Российской империи. В течение одного поколения население возрастет до 250 млн. человек. Германия может выстоять против такой подавляющей силы на нашем восточном фланге – несомненно, самой большой опасности для будущего Германии и Европы, – если только, с одной стороны, будет создан мощный пограничный вал как на пути незаметно происходящей в мирное время славянизации, так и против насильственной военной угрозы, а с другой стороны, всеми средствами будет сохраняться здоровый рост и развитие нашего собственного народа. Однако пограничный вал и основу для сохранения роста нашего населения составят земли, которые Россия должна уступить. Это должны быть земли, пригодные для сельского хозяйства и заселения. Земли, которые дадут нам здоровых крестьян, этот источник молодости и силы народа и государства. Земли, которые в состоянии принять часть прироста нашего населения и станут для немецких реэмигрантов, желающих покинуть враждебную Россию, новой родиной в их исконно родной стороне. Земли, которые усилят экономическую независимость Германии от заграницы путём создания собственных возможностей для продовольственного снабжения, станут необходимым противовесом развивающейся индустриализации и урбанизации нашего народа…»

И т.д.

Какой бы «меморандум» наши профессора составили? Можно легко реконструировать наиболее возможный вариант:

1. Выдать всем значки и воздушные шарики.
2. Выплатить русскому еврейству 1 миллиард рублей.
3. Прибавить 3% к жалованию (710).


ДЕГ:
Я уже где-то писал, что экономика кончается на цифре в 10 млн. долларов. Т.е. максимум, что может индивид заработать и чисто экономическими методами удержать при себе = 10 млн. Далее со всех сторон тянутся щупальца, присоски, клювы, лапы, пасти — только уворачивайся. Поэтому человек вынужден воленс-ноленс заниматься политикой, входить во всякого рода официальные, неофициальные или даже подпольные организации.
Государство уже из-за своих масштабов, всегда предпочтёт политику экономике. Предложите любой стране богатство в обмен на независимость — вас просто осмеют. Вы хоть раз видели чтобы самое слабое государство за деньги продавало свою территорию? Такое случалось только с колониальными владениями, и то очень редко, и по причинам политическим, а не экономическим.

ЧИТАТЕЛЬ:
Дмитрий Евгеньевич, 10 миллионов — это смешная цифра, откуда Вы ее взяли? Имеющий 10 мегабаксов максимум может заняться «политикой» в своем квартале.

ДЕГ:
Имеется в виду барьер не руководства политической жизнью, а барьер активного участия в политической жизни. У государства (не говорю о криминальных структурах — это особь статья) есть масса способов легально отнять у субъекта все деньги. 10 млн эта та сумма, которую государство «видит». Не будет же жаба за инфузорией гоняться. А комарика на воздушном шарике жаба видит и «ням». Комарику, чтобы выжить, надо крутиться. Не как инфузории, — по-броуновски, — а с умом. Где подлететь, где отлететь. Ибо могут прихлопнуть.

(2004 г.)
ветка


Вологодский конвой шутить не любит. Основная группа итальянских футуристов: Руссоло (тяжело ранен), Карра, Маринетти (ранен, потом под Сталинградом добавили), Боччони (погиб), Северини.

ДЕГ


<…> про типовую историю древнего собора я как-то писал. Примерно так: Собор святого Пафнутия был построен в 11 веке, на месте сгоревшего-разрушенного-обвалившегося старого собора. Строился 400 лет. В 1547 году радикально перестроен и дотла сгорел от пожара в 1623 году. В процессе восстановления в 1654–1668 был радикально модернизирован его архитектурный стиль. И так далее.
 
Потому что при строительстве церкви одновременно создается её легенда. Прежде всего о том, что церковь эта старая — и чем дальше в глубь веков, тем лучше. Этому есть свидетельства. Например храм построен в 1778 году, а икона там 1450 года. Каким образом туда попала? А старый храм был разрушен захватчиками, а икона счастливо обретена настоятелем нового храма, который её чудесным образом нашёл плывущей по реке вверх против течения. Икона при этом светилась. И ещё в церкви похоронен святой 8 века — его могила перенесена из старой церкви.
 
Вот это хороший годный приход, с которым можно работать. А без легенды церковь не церковь, а каменная коробка.
 
Правда зачем эти сказания принимать всерьёз историкам (если это не историки-священнослужители) не понятно. Тогда и нечего заниматься наукой.
 
(2015 г.)
 
P.S.

из ветки обсуждений

 

Петр Завадовский: Это не про Нерль. Она в основе- несомненный 12 век.

 

ДЕГ: Текст про церкви вообще. Нерль несомненно не 12 век. В 12 веке на территории России не было церквей.

ДЕГ


Металлургическая промышленность СССР создавалась непосильным трудом на сталинской каторге, в мегафон английские агитаторы орали ополоумевшему обывателю: «Стране нужна сталь!» В конце концов СССР по выплавке стали занял первое место в мире. Сколько русских крестьян погибло в результате «большого скачка»? Миллион? Два? Пять? Сейчас уж и не сосчитать. Теперь самая мощная металлургия мира переходит под НЕПОСРЕДСТВЕННЫЙ контроль Лондона. Точнее менее опосредованный. Ведь господин Миттал индиец, гражданин независимого члена Содружества. При чём здесь метрополия?

Подобно Абрамовичу, основная функция Миттала заключается в «роскошной жизни». Мистер Миттал купается в бассейне, дно которого усыпано драгоценными камнями, устраивает процессии слонов, тратит десятки миллионов долларов на роскошные сабантуи. При этом он никак не может объяснить происхождения своих богатств. Миттал родился в глубинке, потолок его семьи – маленький заводик с устаревшим оборудованием. Ноу хау Миттала, позволившее сколотить ему биллгейтсовское состояние, это крайне рискованная скупка убыточных металлургических предприятий и вкладывание в их модернизацию миллиардов долларов. То есть бизнес Миттала идёт задом наперёд. Он сначала тратит деньги, и деньги огромные, а потом их возвращает. Не нужно быть большим экономистом, чтобы понять, что это тактика государства, а не частной компании. К тому же сделки Миттала всегда связаны со сложным переговорным процессом на политических верхах Индонезии, Казахстана, Германии, Украины, США, Польши и т.д. Это не столько экономические, сколько политические решения, для которых у частной компании нет ни средств, ни механизма. Частная фирма может купить землю, месторождение, частное предприятие, но ей крайне затруднительно установить контроль над огромным убыточным производством, опутанным сетью государственных дотаций и преференций. Это работа для МИДа крупного государства. Хвост такой деятельности на минуту обнажился во время предвыборной кампании Блэра, когда его обвинили в протекции интересов Миттала в Румынии. Речь шла об официальной поддержке на уровне министерств.

Если проанализировать список наиболее богатых граждан Великобритании, то сразу бросается в глаза, что на самом верху непропорционально много выходцев из других стран. Это русские, индийцы, китайцы, на худой конец шведы. Это не означает, что командные высоты в английской экономике принадлежат иностранцам. Дело в другом. Верхушка экономической пирамиды Великобритании замаскирована при помощи зиц-председателей. Лица наверху мелькают как в калейдоскопе, но НАСТОЯЩИЕ собственники находятся пониже. Их собственность исчисляется не азиатскими миллиардами, а европейскими миллионами. У кого сто миллионов, у кого пятьдесят. Свои 50–100 миллионов семьи английской знати держат столетия и не отдадут никому. Ниже идёт мелочёвка, выше – зона рискованного АНОНИМНОГО бизнеса всё той же знати. Рано или поздно состояния нуворишей лопаются и… их капиталы переходят к «серой тысяче» подлинных властителей Британии. Как говорят англичане, «когда новые деньги пляшут, старые деньги ждут». Ждут, когда они перестанут плясать.

Иными словами, переваривание «советского пирога» идёт в два этапа. Сначала колоссальные куски государственной собственности закрепляются английским государством за периферийными зиц-председателями. Затем новоиспечённые нувориши дохнут и отрыгивают полупереваренные куски на более низкий этаж пищевой пирамиды. Здесь миллиарды пилятся «серой тысячей» на миллионы и перевариваются полностью. Без лишнего шума и навсегда.

(2005 г., «Утиная правда»)