Мне всем нравятся сериалы про Тайную страсть и прочее.
Не хватает только старушки-рассказчицы.
В сказках Роу ее играла Зуева А. П.

Чтобы такая старушка объясняла мне происходящее и ускоряла действие: «Задумался Иван… Как же ему царский приказ выполнить?» или «Долго ли, коротко, а пришел добрый молодец писатель Такой-то туда-то. Видит, дом стоит..» вместо того, чтобы я диалоги слушал и пытался понять мотивацию героев.


Георгий Веселовский
Москва
facebook
ПРОЗА Георгия в ФИНБАНЕ


.

Встретил группу мексиканцев на Никольской. Сидят на улице, пиво пьют. Вспомнил две испанские фразы: «Buenas noches» и «bienvenido a Moscú».
— И тебе, буэнас ночес, добрый человек. – Отвечает мексиканец постарше.
Тутже юноша спортивного вида вклинился: : мОсква! Карашо! Калинка…
— Сережа, отбой. Свои. – Говорит первый мексиканец.
— Не узнал?
Смотрю, лицо знакомое. — Женька?
– А кто еще? Пиво будешь?
– Нет. Воды возьму. А ты чего, в Мексику уехал?
– Почти. Чем не мексиканец?..

Женька маленький и толстый. Чуваш. Наверное, при желании его можно принять за индейца. Особенно в пончо и сомбреро, как сейчас.

Мы с ним вместе учились на вечернем юридическом. Получали второе высшее. Когда-то он служил срочную пограничником и так и остался в «конторе». Не видел я его лет десять. Сейчас, наверное, полковник уже, если не уволился.

– А ты чего мексиканцем ходишь? Шпионов ловите? Может, мешаю?
– Чемпионат мы обеспечиваем… Ты не в курсе, что ли?
– В курсе чего?
— Звонить надо чаще. Телевизор смотреть. Жизнью страны интересоваться. А то совсем одичал. Бойкотируют же Чемпионат.
– Ну и чего? Кто-то на открытие не приехал…
– Ладно. Тебе, как патриоту, скажу. Совершу должностное преступление. Первый раз что ли?.. Никто к нам не приехал.
– Открытие же было, футбол идет. Ты чего такое говоришь…
— Интересно стало? Давай, расписывайся о неразглашении, и выезд тебе из страны закроем, раз уж я проговорился… Испугался? Боишься на Родине остаться? Боишься. Ладно, шучу… Никто на Чемпионат не приехал. Ни-кто. Полноценный бойкот.
– Ну а футболисты, болельщики…
— Все наши. И футболисты, и судьи, и болельщики.
– Но нереально же… Как такое может быть?
– Вот такие мастера. Гордись, в какой стране живешь. Никто бы не смог, а мы смогли.
– Не представляю. Это же…
— Колоссальная работа. И планирование. И готовиться еще в шестнадцатом году стали, когда понятно было, куда всё идет. Футболистов из наших, из местных набрали. Главные, чтобы примерно похожи были. А массовка – так, в общем, чтобы лица не очень славянские. А в болельщики ребят из резидентур прикомандировали. Два-три человека на группу. У них язык, страну знают. Чтобы с людьми общались. Я вот во второй мексиканской, старшим. По восемь часов – Арбат, Никольская, Тверская. День-ночь. По очереди меняемся. В командировки ездим. Нормально. Только от пива устал. А так ничего. Скорей бы уже выперли нас. Неделя, примерно, осталась.
— А футбол? Видно же, на каком уровне играют.
– Видят то, что хотят увидеть. Да и то, каждый своё… Год! Го-о-од. Три дня в неделю по восемь часов натаскивали. А до этого все сценарии для всех игр написали. Все схемы, все передачи, все удары по воротам. Колышки, веревки. Кто где стоит, кому бьет, куда бежит. Зрелищные моменты. Интрига. Последние минуты матча… Г-о-о-л! – Женя заорал неожиданно громко. Мексиканцы покосились, но ничего не сказали. Вид у них был утомленный.
– А как же, там он мяч в девятку, с одного касания, поверх стенки…
— Три дня в неделю. По восемь часов. Ну и людей потолковее выбирали. Футболистов незасвеченных. Вот он стоит и колотит. Раз за разом. В одну точку. Пока не научится. Любой уровень игры сделать можно.
– Но в мире-то знают. Они же напишут.
– Ну, напишут… Ты вот много иностранных газет читаешь? Вооот… И никто не читает. Мы же Чемпионат для себя устраиваем. Для людей. Чтобы радовались. Гордились. Чтобы рейтинг рос. А кто там что пишет, вообще никому неинтересно. Клевещут. Не любят. Завидуют.
– Но а наши же могут сказать…
— Кто?
– Оппозиция какая-нибудь.
– Ты сам-то понял, что сказал? Оппозиция… А даже если скажет. Кто слушать будет? Все же своими глазами видят. За матчами следят. С болельщиками общаются. Здесь не проскочишь. Всё продумано.
– Так наши, что, выиграют?
– Зачем? Наши из группы выйдут. И отдыхать поедут. Это главная задача. Реализьм должен быть.
– А счет знаешь?
– Денег решил поднять? Нет, счет только на самом верху знают. Перед матчем, когда на поле вышли, вратарям и игрокам, которые забивать будут – под расписку вручают: кто, когда, кому забивает. Чтобы не слили. Деньги там серьезные. А то мы и сами бы подкормились. Прибавка к пенсии… Владимир Михалыч, давай рассчитывайся и счет не забудь. Идти пора… О-хо-хо… Старый я уже, фаната изображать. Пляшешь, пляшешь целый день. Как цыгане кочуем… Ладно, давай, звони, когда Чемпионат закончится. Нормально поговорим… Пошли, мужики! Собираемся. Зайцев, песню запе-вай!
– Какую Евгений Константинович?
– Нашу любимую. Земфиру. Я задыхаюсь от нежности… Умеешь?.. Ну тогда, чего ты херню спрашиваешь. Какую прикрепили тебе, такую и пой. Калинку.
– А чего я? Я пел уже. Пусть Никишин Кукарачу поет.
– Стыдись, Зайцев. Разве так я тебя воспитывал личным примером? Ты же видишь в каком он состоянии. Куда ему петь. А ты товарища выручить не хочешь. Плечо подставить. Выходит, ошибся я в тебе…
— Ладно, пою уже.
– Вот, молодец. Только слова посильней коверкай, чтобы похоже было… Давайте, давайте, ребята. Соберитесь. Два часа осталось. Пляшем, орем. Смотрите Никишина не уроните. Что-то его совсем развезло на жаре. Молодежь… На кого страну оставляем?.. – обратился он ко мне.- Ну, беса ме мучо… Мы расцеловались.

Неизвестный мне Зайцев устало икая запел: «Каль-йин-ка! Каль-йин-ка! Каль-йин-ка моя!» Шестеро мексиканцев приплясывая двинулись в сторону Красной площади.

ссылка


.
«Женщины сказали: мы никому не позволим нам диктовать,- и дружно поехали в Лондон устраиваться машинистками.»

(по-моему) Г.К. Честертон

Ширится протест среди женщин 33-35. Мне попадается в фб, всё больше, идущих от сердца советов: «посылать всех нахуй», как универсальная формула успеха.

Даже иностранная (британская, правда с русскими корнями) актриса Хелен Миррен, в свои 70, ни о чем так в жизни не жалеет, как о скудости своих посылов. Именно на ее слова ссылаются тридцатипятилетние сторонники данной точки зрения, убеждая в своей правоте. В Лондоне, столице успеха, давно уже знают, а к нам всё приходит с запозданием.

Нахуй!.. Этому заклинанию учили в Хогвартсе. Так кричал Кролик, увидев Пятачка и Винни Пуха, идущих к нему в гости.
Так ответил Бильбо, на предложение отнести Кольцо в Мордор. С этими же главными словами, Золушка вошла на бал, и с ними же его покинула.

«Посылайте нахуй»- пишет на своей странице 35-летняя женщина в шапке до бровей. И дальше, перечень пунктов в пятнадцать, в каких случаях это необходимо. Не буду утомлять перечислением, скажу сразу — во всех.

Еще одна пользователь, прирожденный специалист по межличностным коммуникациям, также не склонна рассусоливать: «Бейте веслом по ебалу».- Говорит эта, много пережившая, женщина. И море людское комментаторов соглашается. Одни говорят: «Мы слышим тебя. Мы пошлем. Мы ударим. Дай же нам весло, чтобы мы выгребли к спасению.» Другие же, немногие, чьи яркие крылья, потускнели под драгоценной пыльцой опыта, вторят: «Мы всегда так делаем».

Повторюсь. Ни о защите чести и достоинства, ни о причинении вреда здоровью,- речь в обсуждении не идет. Всего лишь, общение с внешним миром. Что-то сказали в транспорте, на работе, выразили несогласие с чем-то, дали непрошеный совет. Резко и сразу — нахуй.

Наверное, мужчине сложно это понять. Его обычно после посылания бьют. Если могут. Но мужские страхи, безусловно, не критерий истинности чего бы то ни было.

Возраст 33-35 — сложный. Многое сделано, но хочется, еще многое успеть. Промежуточная вершина. Середина Августа. Еще лето. Второе цветение, обещающее созревание ягод к сорока пяти. Позади жизнь, добрую половину из которой, в силу малолетнего возраста, посылать на-уй было особо некого. Родители редко приветствуют эти порывы, даже признавая их возможную благотворность. Многие скрывают от детей правду, из глупой жалости, не понимая, какой вред они причиняют.

Этот досадный пробел, ребенку приходится устранять самостоятельно. Годы проходят в погоне за миражами. И только после тридцати, магический кристалл опыта, позволяет увидеть мир, как он есть. Во всем, что не сложилось, виновата, лишь твоя доброта и золотое сердце. Ты была открыта миру, и люди злоупотребили твоей неискушенностью. Ты пылала жертвенной любовью, но встречала, лишь брань и насмешки. Ты доверяла — и тебя предали. Но теперь – довольно. И сегодня, в этот знаменательный для тебя день, пошли же всех нахуй! И будь счастлива. Навсегда!

Отныне твой путь – путь меча. Никто не воспользуется тобой безнаказанно. Песня «Я же твоя дура…» — не твоя. Жестко и сразу – нахуй. Милосердие только для себя и может быть пары проверенных старушек в супермаркете, при наличии у них справок, подтверждающих финансовую несостоятельность.

Обидно, что ответ всегда был рядом. Ты слышала эти слова всю жизнь, и только сейчас поняла их волшебную силу. У тебя перед глазами были люди, не тратившие время жизни понапрасну, а ты не понимала, что это и есть ответ на твой вопрос.

Ведь, есть семьи, раскрепощенные алкоголем, где многому можно научиться уже годам к семи. Но дети, так рано почувствовавшие вкус свободы, редко появляются в фейсбуке, по-причине занятости и отсутствия навыков письма.

Поэтому, мы не говорим об этих счастливицах, купающихся в удовольствиях, и безмятежно наслаждающихся жизнью сидя на полу подземного перехода, в компании верных подруг и веселых друзей.

Мы не говорим о тех, кому повезло. Они слишком далеко ушли вперед. Годы потраченные на полевые исследования наложили на их лица сетку морщин. Мороз и ветер задубили кожу. Глаза их затуманены избытком жизненных впечатлений. В свои тридцать пять, они выглядят на семьдесят и не похожи на Хелен Миррен. У них нет её сожалений. Всегда и прямо сейчас, посылают они всех на-уй, вызывая зависть спешащих мимо молодых женщин.

В целом же, требовать от людей «посылать всех нахуй», применительно к России, кажется мне излишним трудом. В этом никогда не ощущалось недостатка, и тем более сейчас, когда эта точка зрения находит всё большую поддержку со стороны государства.

Мы и так, как мне кажется, движемся в этом направлении.

ссылка


.
Когда космонавты летят со сверхсветовой скоростью, у них год проходит, а на Земле — двести лет. А вот зарплаты им будет начисляться по земному времени или по корабельному?

Я не помню, рассматривался ли этот вопрос в научной фантастике. А тема важная.

ссылка


.
Только-что ходил на Красную площадь. Послушать, что говорят. Кремль рядом. Может информация какая. А то Главный молчит и молчит. Страшно делается…

Ворота нараспашку, все бегают. Кремлевский полк,- полуголые все, инаугурацию репетировали,- туда-сюда скачет. Какие-то немолодые мужчины строевую подготовку отрабатывают — это все кто под санкциями, добровольно, сразу прямо в штрафбат Кремлевский записались. Чтобы если дрогнут — обратной дороги не было. Батальон смерти. Так их и называют.

А за стеной крик стоит… Хочет войну начинать. «Не боюсь… Так ему и передайте». А все уговаривают. Может обойдется. Потерпеть надо. А он ни в какую: «Подать сюда ключи от ядерного чемоданчика. Где ключи?». Просят, умоляют — не надо. «Не надо? А что я людям скажу, которые голосовали? Что подумают? Что струсил… Эх!.. Низкие вы люди.»

Три раза уже форму приносили. Сначала летный костюм — сам хотел в Сирию лететь. К нашим: «Не робей! Ракету заряжай! Точней цельсь, ребята! Пли!» — Нельзя, говорят, собьют вас. Поймите же…

Потом костюм подводника — на подводной лодке подплыву. А там вплавь до берега. Вызывайте моих лучших подводных диверсантов… — Нельзя. Потопить могут. Там же флот целый. — Плевать. Пусть попробуют. Дорого я им достанусь. Многих с собой заберу… — Долго на подводной лодке. Не успеть. — На ракете успею. Успею. Скафандр мой где? Планшет где мой с картой космической…

Еле-еле отговорили. А кто чемпионат мира открывать будет? Подействовало. До завтра подождать согласился. Ну а там, если что — Армагеддон…

Сверить часы Судного дня! Стрелки — на полночь! Курс — Nord. Москва, Россия, Арктогея.

ссылка


.

— Скажите, господин Плохиш, а как бы, вы, объяснили поведение Мальчиша Кибальчиша, его упорное нежелание отвечать на наши буржуинские вопросы.

— Вы знаете, что я присутствовал при казни, наблюдал его во время допросов, и у меня сложилось впечатление, что поведение Мальчиша, его молчание, во многом обусловлены чисто психологическими причинами. Состоянием стресса. Нежеланием признать свое поражение. Страх смерти, в конце концов.

Мне не показалось, что это было то, что вы буржуины, называете героизмом. В этом не было сознательного выбора, как в моем случае. Поверьте, гораздо легче погибнуть в бою, поддавшись стадному чувству, нежели попробовать посмотреть на вещи непредвзято.

Мой выбор гораздо трагичнее и сложнее, чем это может показаться со стороны. В нем нет внешних эффектов, как у Мальчиша. Нет застенков, цепей, казни,- всех этих мелодраматических штампов,- но есть борьба мысли, борьба с собой, борьба с человеческой ограниченностью. В этом мало романтики и много ежедневных усилий. Поэтому за Мальчишами идут толпы, а за такими как я — единицы.

Путь предательства — царский путь. Это путь познания и приятия себя настоящего. Предательство — это присяга на верность себе самому, а не тому идеальному гражданину, которого государство формирует в угоду собственным нуждам. И эту присягу я никогда не нарушал.

У Мальчиша не хватало смелости посмотреть истине в лицо. Он понимал мою правоту, но не мог заставить себя это признать. Отсюда и его стремление к саморазрушению. Думаю, что он хотел умереть. И молчал перед смертью, лишь потому, что ему просто нечего было сказать. Так, мне кажется, звучит ответ на ваш вопрос.

ссылка


.

Из всех заявленных изобретений, мне больше всего нравится Боевой подводный робот, нареченный нами Посейдоном.

Окруженный вечной темнотой, оснащенный искусственным интеллектом, сжатый чудовищным давлением, день и ночь, месяц за месяцем, год за годом, подчиняясь неведомому плану, кружит он по планете. Мерно стучит его атомное сердце. Бесшумно крутятся винты. Призрачные обитатели глубин, удивленно уступают ему дорогу.

Когда, наконец-то, всё будет уничтожено и ядерная зима сменится ядерным летом, он выйдет на берег и станет наставником нового человечества — Бог-машина и Бог-рыба. Вроде Оаннеса. Научит людей земледелию и металлургии, учредит законы, создаст искусства.

И расскажет о нас. Вспомнит с благодарностью каждого из ста двадцати миллионов россиян, чьи данные были заложены ему в память.

ссылка
.
.
***
Теперь, когда с именами для сверхоружия определились, необходимо проголосовать за их тактико-технические характеристики. Какие именно Лучи смерти нам нужны — мощнее, слабее, кривее… Как решим, так и будет. Итоги голосования занесут в документацию, и реальность трансформируется согласно народной воле.

Это нормальная магическая практика. И я надеюсь на ее дальнейшее развитие, вопреки аналитической, материальной и бесчеловечной современной науке.

ссылка


.

А что будет с героиней Терминатора-2 после конца фильма? Вернут в сумасшедший дом, наверное. Ребенка отдадут другим приемным родителям. Вместо спасителя человечества, станет обычным малолетним преступником. Даже не очень понятно зачем она пытается спасти этот мир.

Но в любом случае, жидкому роботу не стоило вставать на пути у женщины, решившей изгадить свою жизнь жертвенным служением.

ссылка


.

ЦАРЬ-МУХА
 
До какой только беды ни доведет желание нравиться. Шел вечером из магазина и встретил пожилую женщину с собакой. В руке у нее, у женщины, палка высотой с посох Деда Мороза и толщиной с черенок от лопаты. Собака беспородная, размером с собаку. На поводке. Зубы, когти, хвост. Окрас волчий. Идут они мне навстречу. Холодно, снежок поскрипывает.
 
Ну и шел бы я себе домой дальше. Но я ведь человек добрый. Собак люблю. Тем более дворняг. Проявляю к ним заискивающее уважение. Как к пострадавшим. Демонстративно умиляюсь. Дескать, породистую всякий полюбить готов, а я вот… всяких. Со всем моим расположением.
 
Остановился на секунду, в руке пакет с крупой, пост все-таки. Ах, говорю, какая собака… Старушка поймет, что я человек хороший, улыбнемся друг-другу, да и каждый в свою сторону, взаимно обогащенные.
 
Собака к пакету потянулась. Хозяйка строгая, интеллигентная, «фу» говорит. «Наверное у вас там колбаса, вот он и тянется…»
 
Это был еще один шанс уйти без потерь. Да, мол, колбаса, до свидания. Но я на правду — чорт. «Нет, крупа там.» Вот уже поставил женщину в неловкую ситуацию. Получается что, что собака у нее ко всякому пакету лезет. К чужим людям без повода пристает. Это значит, что не я виноват, а она, что животное не воспитывает.
 
Собака всё это невербальным путем выразила. Залаяла. Ей гулять хочется, и стоять холодно, а здесь разговор затевается, да еще с конфликтным потенциалом. Для хозяйки опять расстройство. Вот вроде хороший человек встретился, а она на него лает. Хороший человек может подумать, что собака — плохая. Надо бы объяснить хорошему человеку, т.е. мне -«Он наверное, вас испугался. Вы толстый, здоровый…» Да-да, конечно, говорю, я же понимаю. А понимаю больше чем говорю. Собака то твоя про толстого ничего не сказала. Она, может и не мыслит такими категориями. Про толстого, это ты сама от себя добавила. Вот значит, как ты меня видишь.
 
Из привычного рабства, не соглашаюсь, но и не оспариваю. Противно нукаю. Вроде как с одной стороны, с другой стороны… Вяло протестую.
 
А старуха такая высокая, костистая, худая. Никто ей не скажет, что она толстая. А она всем может сказать. Вроде боярыни Морозовой. Правильно, что сослали. Напрасно её Суриков рисовал.
 
Проглотил я обиду, дальше разговариваем. Про выборы. Она опасается, я успокаиваю. Внутренне горжусь. Она ко мне — свинья свиньёй, а я к ней с уважением. Хотя она тля, а я… И так понятно.
 
Её беспокоит, что Путина выберут, а я и здесь не угадал. Думал, по возрасту, должна бы за него голосовать. Стал поддерживать старика: надёжа, опора, за кого же еще. Нет. Боится, что опять выберут. И главное, говорят, что хождение доллара запретят. Вот тут бы мне за толстого и сквитаться: Какой доллар, старая? Помирать уже скоро. О душе подумай. А тебе всё доллар мерещится.
 
Но ведь не скажешь так. Не объяснишь — это за толстого. Очень ты меня бабушка обидела бестактностью своей. Ах, русские люди — грубые люди. Я и сам русский, но такой, каким каждый будет через двести лет, может быть. Я опередил свое время. А ты, ты вся из прошлого. Хотя и Путина не любишь. А кого ты вообще любишь? Ты и собака твоя.
 
Нет, говорю, не должны бы запретить. Куда ж мы без доллара.
 
Я может и сам никого не люблю. И собака у нас на всех лает. Но я ведь сдерживаюсь. Избегаю оценочных суждений. Годами в себе это воспитывал: «Ты царь — живи один»,- и всякое подобное. И почти воспитал. Если бы не старуха. Если бы не эта встреча. Если бы не проклятое желание всем нравиться. Всё насмарку.
 
Распрощались, разошлись. Чаще, говорит, к нам приезжайте… Как же. Непременно. Может еще, что хорошее услышу.
 
Человек-то, наверное, она неплохой. С собакой гуляет. И ведь, правду сказала. А на правду нельзя обижаться, как говорил Ипполит. Можно. Я вот обижаюсь.
 
Одно дело, чувствовать себя лишним человеком. И совсем другое — лишним человеком с лишним весом. Онегин, Печорин — они все худые были. И Чацкий тоже. И кстати, Ипполит тоже худой, и Лукашин, и Надя. На весь фильм один толстый человек — Эльдар Рязанов. Творец. Создатель. Демиург. А вот не захотел «по образу и подобию», получше кого выбрал.
 
И не объяснишь никому, что это я сейчас такой. А в молодости, в молодости… Моя знакомая достигнув сорокалетия, зажила с мужчиной года три-четыре себя младше. И всё бы хорошо, но » Понимаешь, я для него всегда буду тёткой. Не видел он меня, когда мне было восемнадцать, двадцать.» Понимаю. И ничем этого не исправишь. Поэтому и боишься новых знакомых заводить. Вот встретил я эту пожилую женщину с собакой, и что получилось…
 
Прилип я к этому воспоминанию, как муха к липкой ленте. И жужжу, жужжу.

ссылка


https://www.facebook.com/maria.zakharova.167/posts/10215658387162407

АЙ-ЛЮЛИ, ЛЮЛИ… ПОЛЮБИТЕ ЖЕ МЕНЯ!

Не хочет Рейган нас кормить…
А нам не нужен хлеб его.
Он вдруг спохватится: А где они?
А мы уж в сердце у него

Д. Пригов.

***
Вторая главная новость, после президентского погружения — Мария Захарова, одержавшая убедительную победу в борьбе за американские умы. У меня в ленте мало об этом пишут — люди, всё больше, деликатные,- так я сам напишу.

В Нью-Йорке. И не просто в Нью-Йорке, а в самом сердце зла — на Манхэттэне — сами американцы приняли Марию Захарову за местную уроженку.

Это невозможно переоценить. Сталинград? Курская дуга? Красное знамя над Рейхстагом. Да. Полная и безоговорочная победа над основным противником. И тем более, в такое время.

Тьма сгущается. Санкции. Наши олимпийцы, босые, с поднятыми руками, без поясных ремней, под конвоем автоматчиков, бредут по стадиону, поливаемые мочой чистых спортсменов.

И вот, когда Трамп уже праздновал победу и обещал, что к лету американское посольство будет в Кремле — такая неожиданная новость. Россия жива и наступает.

«…мы не только Трампа «выбрали», но всё намного хуже — мы стали ими.»- пишет Мария у себя в фб. Пишет в хорошем смысле. Хуже — для них. А для нас — лучше. Всё, как предсказал поэт. Счастье. Голова кружится. Мы смогли.

Нет большей чести для российского дипломата, чем быть принятым за американца. Не знаю с чем сравнить. Вот как Хлестакова, по его словам, за генерала приняли. Варвару дали римское гражданство. Но и это не то. Что ни возьми — всё мало будет. Как даже не из обезьяны, а прямо из хорька, и сразу в человеки.

Ведь, что такое глава МИДовского департамента,- пустое место, плюнуть да растереть. Его даже в сериале «Спящие», американские шпионы десять лет не трогали. Завербовали, законсервировали, как компот какой-то, да и забыли. Такая это ничтожная должность. А тут — в американцы пожаловали.

Победа эта наша общая, но и заслуг Марии умалять не стоит. Поработала. Поломала голову. Подошла к делу творчески. Продвинула образ России, как великой державы. И на всё про всё, были у неё лишь хороший вкус, тушь для глаз, да губная помада с кредитной карточкой. А какую пользу стране принесла. Все бы так.

Там фотография есть. Самые заинтересованные посмотрят. А остальным объясню — каблуки высокие, пальто леопардовое, сумка из большой змеи, очки в пол-лица. Собирается ехать выступать в ООН по вопросу оружия массового уничтожения. Для российского госслужащего, вроде чересчур, а для американки, может и в самый раз. Или вообще, в ООН на такие важные заседания в другом виде не пускают.

Я тоже попробовать решил. Пальто женское надел, пятна леопарда из бумаги наклеил. Туфель моего размера не было, я кирпичи подставил. Очки темные. Вместо сумки — кошку. По размеру похожа, цвет другой. Ну, всё равно, близко. Посмотрел в зеркало — ахнул. Американец. Как есть, житель Нью-Йорка. Хоть сейчас в ООН обсуждать. А в то же время, вроде и российский госслужащий-трансвестит. Сфотографировался на всякий случай. Мало ли, может на американскую визу для посольства пригодится.

ссылка


.
НАПРИМЕР…

Стою в очереди уже возле кассы. Подходит женщина и просит пропустить. Ей нужнее. Я не против. Но! против — все остальные. Я говорю: вставай женщина передо мной. Мне не жалко лишние три минуты подождать. Такой вот я человек…

Но ведь это неправильно. Если хоть кто-то против, то я должен женщину поставить на свое место, а сам встать в конец очереди. Чтобы уплатить реальную цену милосердия.

ссылка


.
Правнук Паниковского.

— Поезжайте и спросите, что делал Паниковский до революции. … — Нет, вы поезжайте и спросите, и вам ответят, что до революции Паниковский был слепой…

Золотой теленок. И.Ильф Е.Петров

Чудесный ролик «Греф-инвалид». Это только трейлер. А будет полный метр. И сериал. Греф-космонавт, в скафандре, кредитуется из космоса, через ЦУП. Греф-пасечник, на голове сетка, в одной руке тарелочка с сотами а в другой дымокур. Греф-рыбачок — соломенная шляпа, удочка и ведерко. Греф-стриптизер — только, трусики и искусственный загар.

Персонажи для комикса. Грефмен и Грефвумен. Я надеюсь на продолжение. Руководители первой банковской десятки, будут тестировать свои подразделения. И проведут пресс-конференцию в «инвалидных костюмах». Как Брейгелевские слепцы пойдут по Москве, держась друг за друга. А потом будут драться костылями возле собора Василия Блаженного.

Зачем, зачем они это делают… Каким-то космическим холодом веет от этих людей, созданных Родиной-Матрицей.

Или, это перед увольнением на такой креатив пробивает.

Иллюстрация: Петр Яблонский. Ипотечные заемщики.

ссылка


.
УЖАС-САМОВАР.

Быстро забылась история, как ФСБ подслушивало сотрудников Следственного Комитета, через подаренный самовар. Мало подробностей и каждая драгоценна. Только ли подслушивали, или еще и завывали, как Буратино из кувшина: «Открооой! таайну! Золотого! ключика!». Побуждали к покаянию. И куда делся чудо-агрегат потом.

Триллер. Сотрудников арестовывают одного за другим. Никто не может понять, как распространяется эпидемия. Откуда у человека, вдруг появляются странные светящиеся следы на руках. Кто-то догадывается, что это может быть как-то связано с их работой. Но как? Поступает предложение надеть скафандры. Слишком поздно. Остается последний сотрудник, самый молодой. Его берегли, чтобы он смог рассказать землянам о нависшей угрозе. И тут, наконец, он обнаруживает закладку в самоваре…

В защитном костюме, на собственном автомобиле, из последних сил, везет чудовище к Москва-реке. Погоня, мигалки, арест. Но он успевает выбросить свинцовый контейнер в воду. Зло побеждено, но окружающие, так и не узнали, что же произошло. Конец фильма.

ГОД СПУСТЯ.

Утро в том же кабинете. Новая команда собирается пить чай.
На столе стоит… Самовар!

ссылка


.
Может показаться, что за пределами интернета и телевизора есть целый мир. Это, безусловно, заблуждение. За пределами интернета и телевизора никакого мира нет. Пустота. Вышел, сфотографировал и назад. Как на Марс слетал.

Чужой и враждебный, населенный порождениями чудовищных фантазий Корнея Чуковского, вроде пчел и жуков, стоит он за дверью и заглядывает в окна.

Собака. Наш единственный посредник. Мне казалось, что она за нас. За дисциплину. За цивилизацию. И вдруг, такой избыточный интерес к диким цветам.

ссылка


 

.