За два дня до смерти Антон поместил в ЖЖ последний пост. В своём фирменном стиле: «Почему Брюллов рулит, а Шилов сосет». Это заголовок. А дальше текст (тоже «фирменный»):

«Очень важная истина состоит в том, что искусствоведение — точная наука. Тут нет места субъективизму и оценочности. Не любой хуй может тут расставить точки над i. А только такой, который в теме. Сам я в этом вопросе — совершеннейший лох, хоть и пасынок Ильи Кабакова. Мои художественные суждения не имеют никакой ценности, это чистая вкусовщина. И я страшно такой свободе рад. Вот не люблю я позднего Тициана, люблю раннего, смело об этом пишу… Я не искусствовед, я только зритель. Совершенно волен в своих лоховских оценках. Но когда находится человек, способный объяснить, чем Александр Шилов отличается от Карла Брюллова, то я его пост с восторгом и залинкую, и пропиарю».

Действительно, незадолго до смерти Антон открыл для себя мир итальянской живописи (а равно истории), и посвятил итальянской тематике энное количество постов – иногда небезынтересных.

В залинкованном им тексте содержится несколько растянутый, но в целом занимательный ликбез на тему, почему Брюллов художник, а Шилов – нет. Это действительно так. Шилов не просто бездарность, а человек с серьёзными проблемами. Как правило, если человек не художник, то он и не умеет рисовать (технически). У Шилова с рукодельем всё в порядке, но он не в состоянии разложить на столе фрукты для правильного натюрморта. Или не понимает, что такое сочетание цветов. Или что такое соответствие между образом человека и его одеждой.

Думаю, если бы по этому пути Носик пошёл дальше, то лет через пять понял бы, почему сосет Шилов, а умирает Глазунов.

Искусствоведение не точная наука, и вообще не наука. Но оно стимулирует способность параллельной обработки разноуровневой информации. В конечном счете, невозможно формализованно объяснить человеку, почему «Иван Грозный убивает своего сына» Репина это раскрашенная карикатура из «Симплициссмуса», а «Охота Петра II и Елизаветы Петровны» Серова – шедевр исторической живописи, наглядно показывающий какой колоссальный путь прошла русская художественная школа всего за 15 лет. Для этого надо обладать определенным уровнем информации и уметь эту информацию обрабатывать.

Как это ни странно, искусствоведение этому учит, поэтому любому интеллектуалу, будь то инженер, техник или юрист, при правильном образовании прямо рекомендуется уделить энное количество часов истории искусств. Мышление человека приобретает объём.

В свое время я наглядно показал, в чем проблема большинства людей, не понимающих мои тексты в ЖЖ. Они органически неспособны к ассоциативному мышлению. Что такое «груша»? Фрукт. А ещё? Предмет грушеобразной формы – можно даже вывести его математическую формулу. А ещё? Дерево это «груша»? А Луи-Филипп? Может быть это женское имя? Даже если исчерпать все возможные и невозможные ассоциации, грушу можно выращивать прямо на глазах собеседника. Прям вот щас: Гэрэуша это «груша»? А неспособность советского технаря к ассоциативному мышлению — «груша»?

Оказывается, что любое слово живого языка, в отличие от математического термина, похоже на нейрон коры головного мозга – связанный массой динамически изменяющихся нитей с другими нейронами и образующий единый мир – мир человеческого (а не логического) языка.

На этом языке говорят все люди. Но не у всех всё получается. У Носика получалось не очень. Он освоил интеллигентско-уголовный сленг 90-х (по-своему где-то милый, и вполне уместный в интернете 90-х же), добился успеха как блоггер и журналист, но потом, вместо того чтобы учиться дальше, стал учить других. До самой последней минуты ему так и не пришло в голову, что владение пером, как и владение кистью, это мастерство, имеющее свои законы и свою лестницу приоритетов. И говорить об итальянской живописи на полууголовном сленге негритянского гетто не то что глупо или не смешно, а непрофессионально. Человек хочет добиться одного результата, а получает — другой. Диаметрально противоположенный.

Вероятно, Носику следовало хотя бы лет в 40 отказаться от матерной ругани в литературных текстах. Надо сказать, что я призывал его к этому много лет (разумеется, со злорадным лицемерием – бо заслужил). Но матерная ругань оказалось последним, что нам оставил этот небесталанный человек. Кстати сын известного филолога и историка, относившийся к своему отцу с уважением.

Думаю, проблема Антона в том, что он себя искусственно оглуплял всю жизнь. Ему ничего не стоило сделать небольшое усилие и понять, что, например, Пригов ещё больший шарлатан, чем Шилов. Ведь сам Носик шарлатаном не был – ему было что сказать, и он мог работать руками.

Я не строю иллюзии по поводу внутреннего мира этого человека, и понимаю, что даже прочитав этот текст из загробного мира, Носик ответил бы только то, что мог. А именно: «Пошёл на хуй!»


Носик родился, жил и умер в мире, где была разрушена система культурных приоритетов. Когда Пригов — «великий русский поэт», а Галковский — «гандон штопанный» (его выражение). С этим жил, с этим умер.

И, тем не менее, закончил-то он итальянской живописью (и почему-то умер в один день с полушиловым-Глазуновым – что тоже имеет свою эстетику).

Значит, человек к чему-то шел и чем-то был недоволен. Хочется думать, что в последнее время ему в голову стала приходить странная антисоветская мысль: а вдруг в мире где-то живут люди, гораздо его умнее и культурнее. Или, по крайней мере, такие люди жили раньше. Может же быть такое?

ссылка


P.S. от редакции ФИНБАНА
ИМХО: лучший портрет усопшего — от товарищей по… :

http://lurkmore.to/Антон_Носик