Дмитрий Галковский — Бесконечная история

By , in дело тёмное on .

РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ: ХРИСТИАНСТВО

Кликабельно.


Любая религия, для воспитанного в её культурном контексте, воспринимается как данность. Человеку трудно посмотреть на неё (то есть на себя) со стороны. Для христианина, мусульманина, буддиста или индуиста его религиозная культура является НОРМОЙ. И наоборот, всё, что этой норме не соответствует, воспринимается как нечто глубоко ненормальное. Ненормальное в самих основаниях.

Если человек в той или иной степени начинает воспринимать СВОЮ культуру как ненормальность, он становится существом глубоко несчастным. Поэтому любая критика религии штука не такая безобидная, как кажется на первый взгляд. Я думаю, она и не нужна. Национальную религию нужно воспринимать как данность и не рыпаться.

В нашей культуре принято здороваться при встрече и пожимать друг другу руки. В принципе это условность, которую можно игнорировать. Но это игнорирование сразу создаст массу проблем и весьма вероятно спровоцирует нервный срыв.

Те люди, которые легкомысленно критикуют религию, не понимают, на что замахиваются, даже с точки зрения бытовой.

А кроме быта есть и многое другое. Человек возникает из небытия и в небытие уходит, даже толком не осознав, что произошло, и участником какого события он стал. Религия придаёт некую осмысленность этому изначально бессмысленному процессу, даёт точку отсчёта. То есть кроме всего прочего религия гораздо более рациональна, чем та рациональная критика, которой она постоянно подвергается. В конечном счёте, критики совершают одну и ту же ошибку – ошибку неправильного масштабирования. Они пытаются установить диалог с вечностью, но сама эта попытка есть попытка включения в коммуникацию биологического объекта, а именно хитрого, но не очень умного млекопитающего. Это делает сам факт разговора абсурдным и оскорбительным. Если нельзя говорить в доме повешенного о верёвке, то представьте, что вы получили по е-мейлу письмо от человека, который живет один день. Он вам задает какие-то вопросы, о чём-то спорит, делится планами. Но он возник 12 часов назад и через 12 часов исчезнет. Личность ли это? Это тающее в воздухе колечко филологического дыма, с которым разговаривать СМЕШНО.

Я не убрал столь длинную преамбулу под кат, чтобы предупредить глубоко верующих людей. Вероятно, им не стоит читать то, что написано внутри. Хотя то, что там написано, не колеблет и не может поколебать христианство, давно ставшее основанием нашего мира.

Более того, сама критика христианства не свидетельствует ни о большом уме, ни о большой культуре. В конечном счёте любой человек тут оказывается в положении Ласло Тота.

Был такой чудак в 70-х, то ли венгр, то ли еврей из Австралии. Набросился с молотком на Пьету Микеланджело, разбил мадонне голову, отломал руку и стал орать, что Христос это он, у него нет и не может быть матери, ибо Бог был, есть и будет всегда. Австралопитека судить не стали, а подлечили малешко и направили с богом на родину. Потом в голове у Ласло Тота наступили некоторые повреждения, приведшие к инсульту. А в результате инсульта отнялась рука.

Можно конечно утешать себя тем, что люди ещё поднимутся, приобретут бессмертие, у них будет по восемь сердец и по четыре мозга, и вот тогда они к теме вернутся и поговорят.

Несомненно, люди станут бессмертными, бессмертие это тривиальная задача, которой можно достичь десятком способов. Потребуется на это ещё лет 200, не больше. Галактика населена не просто разумными существами, а бессмертными разумными существами. Смертность разумного существа это легкоустранимая дикость, парадокс раннего этапа развития цивилизации.

Вопрос только будет ли это бессмертное разумное существо человеком. И не будет ли спор с Богом спором с самим собой.

Но историк, игнорирующий историю религии, это такой же слепенький дурачок , как биолог, игнорирующий например функцию воспроизводства организмов. Поэтому, помолясь, приступим – разумеется, гуманно и в самом щадящем режиме.





В христианстве есть Три Особенности, бросающиеся в глаза любому непредвзятому наблюдателю.

Первое — это мрачный депрессивный характер и зацикленноcть на теме смерти и покойников. Основной религиозный обряд христиан это похороны, похороны являются венцом жизни христианского святого, а сама его жизнь есть ПОДГОТОВКА ТРУПА.

Эти трупы хоронят у храмов. Где церковь там кладбище, где кладбище, там церковь. Близнецы-братья. Сами церкви тоже кладбища – хоронят в полу, в стенах, чуть ли не на потолке.

Часовня католической церкви Всех Святых в Чехии. Сделана из 40 000 человеческих скелетов.

Думаю насчёт 40 000 преувеличение, но несколько тысяч точно. Костяной канделябр – в нём в качестве деталей содержатся все кости человеческого скелета.

 

На самом деле эта церковь новация. Её построили в преддверье начинающегося декаданса по приказу медиатизированного старичка из СРИГНа князя Шварценберга. Вот его малый герб, выложенный костями. Как говорится, «у каждого барона своя причуда».

И дата с подписью Мастера. Но построенная в 1870 году церковь была действующей, никакого отторжения она ни у прихожан, ни у клира не вызвала. Да и не стали бы Шварценберги так кощунствовать. Их церковь только повторяла капуцинскую церковь Девы Марии в Риме.

Церковь Девы Марии древняя, она построена в самом начале 17 века, на заре христианства. В ней находится скелетик маленькой принцессы-пчёлки Кларидской Барберини, племянницы одного из римских пап. В стены вмурованы 4000 черепов.

Катакомбы капуцинов в Палермо. В отличие от катакомб Неаполя или Рима это чисто христианские катакомбы, поэтому они полностью доступны для обозрения. Их стали рыть с начала 17 века. Всего тут захоронено 8 тысяч трупов, включая трупы 20 века.

Наверху фото монахов. А это светские трупы в т.н. «Галерее профессионалов». Тут хоронят интеллигентов – художников, юристов, офицеров, врачей.

Это португальская церковь в Эворе. Булыжники в стенах – настоящие черепа.

Над входом девиз: «Наши кости ожидают, когда к ним присоединятся твои».

Подобные артефакты не есть особенность католицизма. Вот аналогичное захоронение на православном Афоне. Сначала умерших монахов предают земле. Через несколько лет разрывают могилы и смотрят – правильно ли разложился труп. Если правильно, с черепа соскребают сгнившие остатки и помещают в «костяницу».

Если труп правильно приготовлен праведной жизнью, то он не гниёт, а ссыхается. Такой мумифицированный труп – огромная ценность. Его выставляют на всеобщее обозрение, прикосновением к трупу лечатся. Особенно хорошие трупы разрубают на части и делят между несколькими церквями. Частица трупа должна также закладываться в основание каждой новой церкви.

Русская монахиня-схимница. Её одеяние напоминает суконный саркофаг, разукрашенный могилами и черепами. Уходящий в монастырь, умирает для мира. Это живой труп. И это очень хорошо. С точки зрения христианской доктрины.


Кликабельно.


Разумеется, в церквях перед прихожанами мотивы смерти и варварского поклонения трупам сглаживаются. Например мощи часто хранятся «под спудом» — в закрытых ящиках. Но христианство в целом накладывает на культуру отпечаток неимоверной тоски и грусти. Это находит своё выражение во всём – в архитектуре, живописи, музыке. Иногда получается торжественно и даже сладко – ведь слёзы могут принести облегчение и могут быть выражением не физической боли, а ностальгии, любви, высокой печали.

Во-вторых, христианство очень короткая и узкая религия. Всё содержание христианской легенды по объёму равно одному античному мифу среднего размера. Это пытаются маскировать, превращая Библию в телефонный справочник или дополняя рассказами о святых. Но эти дополнения искусственны, неинтересны и даже в таком виде создают большие трудности для основной легенды. В общем, их никто не знает. Непорочное зачатие Девы Марии в «папской догматической конституции 1854 года» это канцелярский апофеоз подобных «улучшений». Это не художественное творчество, а выправление бумаги конторой по учёту трупов при морге или городском кладбище.

Даже если на минуту допустить, что крестики слева и справа на этой картине Пальма иль Веккьо не пририсованы позже, тут точно отображено соотношение изобразительной мощи языческой (в смысле античной) культуры и тщедушного литературного мифа христианства. Который даже в своей сердцевине «сборник четырёх текстов» – т.е. список и справочник, а не сказание.


Кликабельно.
Песню-грустилку, которая иллюстрирует унылый зимний пейзаж выше, можно пропеть и иначе.


Возьмём всего один второстепенный миф античной религии – миф лучезарной Эос. Эос это прекрасная девушка с розовыми пальчиками. Каждое утро она поднимается на небо в колеснице, запряжённой Лампосом и Фаэтоном, и освещает землю.

Эос большая шалунишка, поэтому у неё на щеках после ночи всегда румянец. Когда утром наступает царство Эос, у мужчин возникает эрекция.

Эос добрая, но забывчивая. Она полюбила прекрасного юношу Тифона и вышла замуж, попросив Зевса сделать его бессмертным. Но она забыла попросить сохранить ему юность, и Тифон со временем превратился в старика. Чтобы его не видеть Эос заперла Тифона в отдельную комнату, откуда тот жаловался скрипучим голосом на несчастную судьбу. Тогда из жалости Эос превратила Дмитрия Евгеньевича в сверчка.

Это всего ОДНА небольшая история и только эта история даёт огромные шансы на удачные человеческие контакты. Это ЗАБАВНО. Тут можно шутить, можно намекать, можно общаться — и подросткам, и молодым людям, и зрелым людям, и старикам. Можно посмеяться, при желании можно и поплакать. В меру, без зверства.

Донателло. Пророк Аввакум.


А что может рассказать христианин? Ну, пришёл санитар из морга домой, решил позабавить супругу интересной историей.

— Прикинь, деда в пятницу привезли, он уж дня два дома лежал. Ну, положили в морозилку, а в выходные электричество вырубили. И что ты думаешь, а понедельник открываю, а он как новенький. Только ноготь на ноге отвалился.

Человек в шоке. А христианин продолжает:

— Я ноготь с собой принёс. Хочешь, покажу?

Это… ТЯЖЕЛО. Очень.

Разве что положительную сторону тут можно увидеть в том, что христианская культура быстро приводит к секуляризации общества. Люди избегают говорить в быту на религиозные темы, перестают использовать религиозные аналогии, избегают контактов со служителями культа. Не случайно встретить священника на улице – плохая примета. Много икон в доме – к беде. Вокруг человека, постоянно беседующего на религиозные темы, быстро образуется вакуум. Люди разбегаются. Сакральные функции священников религиозная община и государство стремиться заменить функциями моральной проповеди, статистического учёта, медицинской и социальной помощи, искусством и философией, чем угодно, но только не самим христианством. «Всё что угодно, только не ноготь».

Поэтому атеизм зародился и получил значение связной доктрины только в христианском мире. Другие культуры просто не понимают, а в чём проблема. Представьте дяденьку, который бегает по детским утренникам и борется с Дедом Морозом. То кричит из зала: «Не верьте, дети, это неправда!», то пишет кляузу в РОНО. А то и набрасывается на бедного Санта Клауса с кулаками и рвёт мешок с подарками. В общем, ведёт себя как круглый дурак и идиот. Но если Санта-Клаус детям показывает из мешка сушеного кота, то дяденьку можно понять.

В третьих, в основной доктрине христианстве существует нелепая путаница, отталкивающая неофитов. И это, как и вторая особенность, со всей очевидностью показывает, что христианство могло быть сделано только очень поздно, только на скорую руку и только людьми случайными.

Христиане-теологи буквально плутают между трёх сосен со своей доктриной тройственности единого Бога. Как это возможно, совершенно непонятно. Для первичной пропаганды это создаёт огромные трудности. Ни одна мировая религия не усваивается неофитами так трудно. При огромных усилиях в 19 веке европейские империи обратили в христианство девственно чистую Африку при соотношении сил 1000:1. И что же? Сейчас там мусульманство успешно вытесняет христианство. Потому что для неразвитого сознания совершенно нелепо объясняется Основная Формула христианской доктрины. Получается 2+2=5. При этом в мусульманстве есть неприятное обрезание и вообще мусульманский мир — мир второго сорта. Но мусульманская доктрина предельно ясна. Один бог – Аллах. Его пророк – Мухаммед. И есть два свидетеля для принятия в мусульманство. ВСЁ. За один день человека можно принять и это принятие честное и крепкое. А для мировой религии лёгкость пропаганды, желательно умещающейся в один день — основа основ.

Собственно, непонятно, как учение с такой дефектной доктриной могло распространяться количественным путём. Цепная реакция в христианстве затруднена. Эта религия ведет действенную пропаганду, когда уже имеет политическое и военное господство и финансируется государством. С нуля на этом подняться проблематично.

Иными словами, если суммировать всё сказанное, христианство это миф касты могильщиков большого и культурного государства, превратившийся в монорелигию в результате государственного переворота.


РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ: ИСТОКИ ПРОИЗОШЕДШЕГО


Август в образе великого понтифика,
приносящего жертву.

Коварность исторического знания заключается в том, что от учёного требуются два режима интеллектуальной деятельности. В случае достаточно количества фактов речь идёт об их связном и непротиворечивом изложении. Но что касается прошедших эпох, то сплошь и рядом фактов для мало-мальски связного изложения не хватает, и историк начинает из восполнять псевдосведениями, почерпнутыми из художественной литературы, то и просто выдуманными в результате «гениальной интуиции».Однако, когда фактов мало, задача историка другая. Он должен тщательно отделить зерна от плевел и попытаться создать максимально простую гипотезу, укладывающую всё же известные факты в осмысленное целое. Этих гипотез вполне может быть несколько. И они вовсе НЕ ОБЯЗАНЫ быть истинными. Это просто приём систематизации фактов.То, что я скажу ниже о генезисе христианства, ни что иное как гипотеза, и этих гипотез у меня несколько. Но в данном случае умозрительная спекуляция есть вещь гораздо более продуктивная и более ДОСТОВЕРНАЯ, чем та безудержная и по сути бессодержательная фантазия, которая нам выдаётся за церковную историю.Что самое интересное, «как было дело на самом деле» определённое число людей знает, – исторические факты нового времени (а речь идёт именно о НОВОМ времени) сплошь и рядом утаиваются. Это может мгновенно девальвировать спекуляцию, но тем интереснее бывает, когда спекуляция вдруг подтверждается ранее неизвестными фактами.(Ещё раз советую людям, не способным к абстрактному мышлению и всё сводящим на личности, не читать то, что под катом. Признаться, я никогда не понимал галковскоманов. По-моему, Галковский человек вполне заурядный. Что называется ни кожи, ни рожи. Я ещё могу понять подростков, путающих анатомию и порнографию. Но откуда такое внимание к личности автора книжки по анатомии непонятно. И добро бы я был аполлоном или квазимодо. Или хлеб у кого-то отбивал.)

Чтобы понять из чего выкристаллизовалось христианство, поговорим о религии Древнего Рима.

В новейшей историографии принято весьма пренебрежительно отзываться о греко-римском язычестве, но если разобраться, античная система и здесь была достаточно совершенной.

Существует детсадовская доктрина о том, что монотеизм возникает из политеизма и является по сравнению с последним более совершенной философской абстракцией. Но, во-первых, религия вообще не является философской абстракцией. Это религия. Религия это одно, а философия, математика или музыка – нечто совсем другое. А во-вторых, в смысле культурном монотеизм ничем не лучше политеизма. Сравните античную религию, с её красочными храмами, литературой и искусством, и, например, мусульманство. С точки зрения культурологической доктрины христианства мусульманство неизмеримо выше античности. Но так ли это?

А что касается церковной организации, то греко-римское язычество во многом ОПЕРЕЖАЛО даже современное состояние церкви в Европе, арабском мире или Индии. Ни в Греции, ни в Риме не было жреческой касты. Функции жрецов выполняли сами граждане, это было общественной нагрузкой, вроде должности пионервожатого в скаутском лагере или роли Санта-Клауса на детском утреннике.

Но конечно социальный статус «и.о. жрецов» был другой. В Дедов Морозов наряжались сенаторы, градоначальники, судьи, министры и президенты. Но тем не менее. Одно дело человек, который выполняет роль деда Мороза, и другое – профессиональный Дед Мороз. В последнем случае человек неизбежно выглядит придурком, его положение двусмысленно. Во всех странах мира к профессиональным жрецам относятся с усмешкой — будь то католический монах, православный поп или мусульманский мулла. В глазах населения при всём показном уважении и даже властных функциях это дармоеды и никчёмные люди. А главное так относятся к себе сами представители жреческого сословия. Им быть священниками неудобно, они жмутся, стесняются, в этой среде неизбежно возникает проблема отцов и детей, часто приводящая к запрету на семейную жизнь.

С другой стороны, отсутствие жреческого сословия делало римлян людьми неопытными в религиозных вопросах, римляне не совсем понимали силу религиозной пропаганды и не умели подавлять политическую активность религиозных течений. Легенда о гонениях на христиан является ложной уже потому, что изображаемое давление втрамбовало бы любую начинающую религию в ноль и небытие за одно поколение. В Риме реальном вообще не было религиозных гонений, если не считать таковыми периодические запреты на человеческие жертвоприношения и сексуальную распущенность.

В то же время там было большое количество храмов, которые неизбежно являлись коммерческими предприятиями. Туда стекались пожертвования и плата за религиозные обряды, при храмах существовали общественные и научные организации, храмы выполняли государствообразующие функции – в них объявлялись войны или читались официальные постановления.

Поскольку речь шла о политеизме, то храмы разных богов находились в постоянной конкурентной борьбе за прихожан. А поскольку собственно ритуальные функции выполняли дилетанты, им требовались суфлёры, хорошо знающие очерёдность молитв и ритуальных формул.

Поэтому в Риме существовали особые религиозные магистратуры, важнейшей из которых была коллегия, возглавляемая великим понтификом. Кроме консультаций чиновников, исполнявших жреческие функции (например, при освящении новых храмов) основной задачей коллегии было поддержание религиозного баланса. Все религиозные культы, – Юпитера, Цереры, Марса, Януса и т.д., — должны были быть равноудалены от власти. То есть нельзя было построить храм Юпитера, который был бы заметно больше и богаче храмов остальных богов.

Сначала великий понтифик (буквально «великий строитель (наводитель) мостов», великий балансировщик-дипломат) выбирался из числа понтификов коллегии, затем эта должность автоматически присваивалась императору. Ну а затем, как вы знаете, римскому папе. Таким образом, должность великого понтифика это самая древняя непрерывно занимаемая должность в Европе (а, пожалуй, и в мире).

Но никаким религиозным балансом («pax deorum») в епархии современного понтифика и не пахнет. Наоборот, там существует жёсткий монотеизм, причём такой степени, что даже небольшие разночтения в рамках единой христианской религии вызывают полное отторжение.

Очевидно, что в коллегии понтификов в своё время произошло нарушение баланса и осталось только выяснить, кто натянул на себя всё одеяло.

Фламин в апексе – специальной жреческой шапочке из шерсти.

Римский папа Адриан VI в шапочке сходного покроя.


Как вы понимаете, в Риме некоторые боги были более равны, чем другие. Эти неравные боги образовывали ТРОИЦУ. Магистр, который выполнял функции главного жреца конкретного культа, назывался фламином (возжигателем огня). Старших фламинов было три – фламины Юпитера, Марса и Квирина. Особыми фламинами, носящими отдельные названия, были сам великий понтифик – фламин Весты, фламин Януса (заместитель понтифика – «священный царь») и фламин Фавна. Следует учесть, что к Юпитеру примыкали Юнона и Минерва, что образовывало вторую троицу богов, поддерживаемую септемвирами. Наконец существовало 12 младших фламинов.

И вот тут наблюдается труднообъяснимый сбой. 11 из них известны. Это Палеc, Палатая, Кармента, Церера, Фалацер, Флора, Фуррина, Помона, Портун, Вулкан и Волтурн.

А двенадцатый бог или богиня неизвестны. «Забыли». Как могло случиться такое несчастье? По двум причинам. Или это имя никто не произносил, потому что оно вызывало ужас, или его стали замалчивать позднее, потому что оно стало звучать как-то неприлично. Примерно как «Гитлер».

Надо сказать, что в римскую систему богов ещё входили божества, не представленные в религиозных магистратурах, но имеющие отдельные празднества. Это Анна Перенна, Матута, Нептун, Опс, Робиго, Сатурн, Теллус, Термин и Вейовис.

Не буду перечислять, что собой олицетворяли эти боги, хотя это очень поучительно и очень жалко, что истории античной мифологии не уделяется (И НЕ УДЕЛЯЛОСЬ НИКОГДА) должного внимания. Скажу только одно. Среди всех этих богов нет бога Смерти.

Может быть, римская культура отличалась исключительной жизнерадостностью и в упор не замечала смерть? Да нет, — да и трудно представить подобное общество. Конечно по сравнению с христианством все остальные религии это просто-таки непрекращающиеся карнавалы, но погребальные церемонии занимали в античной культуре подобающее место.

Считается, что римская богиня смерти и похорон называлась Либитиной, в её храме хранились похоронные принадлежности, там же нанимались могильщики. Но всё это настолько невнятно, что Либитину отождествляют с… Венерой. По мнению историков, такому отождествлению способствовало внешнее сходство имени Либитина с Лубентией – богиней страсти. Что КРАЙНЕ надуманно.

Поскольку большинство римских богов имеет греческие пары, можно попробовать поискать затерявшегося бога в Греции. Он хорошо известен. Это Аид, он же Гад (Гадес). Но как звали его римского аналога? Обычно называется Плутон. Это странно, потому что Плутон это греческий же бог Плутос, символизирующий богатство (отсюда «плутократия»). Другое название Аида у римлян «отец Дис». Слышали такое? Думаю, нет. Зато третье имя слышали все, но никто его не отождествляет с Аидом – это Орк (Оркус).

Все эти римские имена малоизвестны и считаются простыми кальками Аида.

Относительно Аида известно следующее.

1. Этот бог был нелюбим греками (и очевидно римлянами) и вызывал ужас. Ему не ставили храмы, в мифах он присутствует только как эпизодический персонаж. Его избегали называть по имени, предпочитая эпитеты. Например, называли «Добрым» или «Гостеприимным» (довольно злая ирония).

2. Аид считался богом-невидимкой. Шапка-невидимка, о которой рассказывается в подвигах Геракла, принадлежит именно Аиду.

3. Аид, будучи богом подземного царства, был также богом потустороннего мира – мира теней. В царстве Аида находился не только античный Ад (т.е. собственно Аид), но и рай – «Острова Блаженных». На островах (Элизиуме) жил судья загробного мира Радамант.

4. Аид был женат на Персефоне, символизирующей смену времён года, и благодаря этому считался не только богом увядания и смерти, но также весеннего возрождения к новой жизни.

Римские погребальные обряды очень похожи на современные обряды европейцев – чёрные траурные одежды похоронной процессии и белая одежда покойника, эпитафии, монетки, венки, надгробные речи, памятники и склепы.

Но есть одно существенное различие. Это шутовство. В середине римской траурной процессии шли мимы, главный из которых наряжался в маску умершего. Мимы кривлялись и отпускали остроты. Причём такой обычай соблюдался даже при похоронах императоров. Например, когда хоронили императора Веспасиана, отличавшегося скупостью, изображавший его мим крикнул в толпу:

— Во сколько обошлись эти похороны? Заплатите мне одну сотую и сбросьте труп в Тибр.

Некоторое подобие подобия такого отношения к похоронам можно найти в современным подтрунивании над могильщиками и гробовщиками. Они неизменно изображаются в качестве юмористических персонажей.

При желании тему сакрального кощунства можно поискать и повыше. Например, в ОФИЦИАЛЬНОМ житие римских пап многие из них описываются полудурками и даже переодетыми женщинами, а в качестве священного трона великого понтифика выставляется стульчак.

Разумеется, в императорский и республиканский период к великому понтифику относились иначе. Это был один из главнейших государственных постов, понтифик носил особый железный нож, обладал абсолютной властью над весталками и имел табу на прикосновение к трупам.

Другой неожиданной (замалчиваемой) особенностью римских похорон является… организация гладиаторских боёв. Вы помните, сколько горьких слёз пролито по поводу мириад умученных в амфитеатрах христиан. Так вот: «вы и убили, Родион Романович». Гладиаторские бои римлян это часть похоронного обряда. Они заказывались в качестве поминок богатыми гражданами, о чём в начале представления и сообщалось. Мол, так и так, четыре пары гладиаторов сойдутся в честном бою, заказанные и оплаченные Горацием Максимусом в честь состоявшихся в четверг похорон его незабвенного отца. То есть, распорядители и контролёры гладиаторских боёв неизбежно были связаны с коллегией могильщиков.

Современная реконструкция. Погибших гладиаторов вытаскивали с арены через «ворота Либитины».


Как я уже упоминал, у великого понтифика (и у многих других магистров) было строгое табу на прикосновение к трупам. Несомненно, могильщики отличались богатством и влиятельностью. Но точно так же очевидно, что низовой аппарат корпорации вербовался из всеми презираемого контингента, не имеющего римского гражданства. Потому что валандание с трупами считалось грязным занятием, недостойным римлянина. Генералами касты могильщиков, цеховыми мастерами были местные. А вот основная масса могла состоять из кого угодно. И после прихода к власти эти «кто угодно» пополнили если не генеральские, то уж наверняка офицерские должности. Ибо проблема всех революций на начальном этапе – кадры. В дело идёт всё. Так христианство оказалось намертво связанным с европейско-семитскими метисами. Метисами, как ясно даже сейчас, первоначально занимавшими самые нижние ступени социальной пирамиды. Ниже уровня земли. ГЕТТО.

Самая торжественная часть похоронной процессии шла за танцорами и мимами. Это были члены либитинарии (похоронной коллегии), с надетыми на лица копиями масок предков покойного. Эти маски снимались с умерших, занимавших должности в магистратуре, и хранились дома в особых шкафах. Члены либитинарии надевали также соответствующую почётную одежду и античные знаки отличия – венки и прочие регалии. Если было положено по рангу, они ехали на колесницах и их сопровождали настоящие ликторы.

То есть представьте. Умер, например, Лев Николаевич Толстой. Хоронят. В середине процессии, после оркестра, исполняющего то заунывную похоронную музыку, то фокстрот, — шуты. В центре шутов — архимим с приклеенной бородой, в толстовке и в лаптях: юродствует за непротивление злу насилием и рисовые котлетки. А дальше отец Льва Николаевича в военной форме на лошади, и дальние предки – сенаторы, генералы, дипломаты. Все – ЕВРЕИ В МАСКАХ. Толстого они не читали, да и читать не умеют. Говорят по-русски через пень-колоду. А форму – примерили. По центральным улицам с почётным эскортом промаршировали. В голове появились определённые МЫСЛИ. Мысли простые, но, повторяю, определённые. За инсигнии-то подержались, в триумфе поучаствовали.

Шутю, конечно. Но факты не выдумываю. Наоборот, выстраиваю то, что есть, в простую и легко запоминающуюся схему. Схему, которая не только помогает быстро запомнить новую информацию, но и многое объясняет в окружающем нас мире. Почему-то.


Так называемый «Тогатус Барберини». Это портрет знатного римлянина с бюстами своих предков. Считается, что отломанную голову ему приделали в 17 веке. (Между прочим, тяжёлым наказанием для римлянина было «о мёртвых хорошее или ничего» — с проштафившихся предков запрещалось снимать маски, они должны были бесследно исчезнуть.)


Вероятно такого рода артефакты спровоцировали позднейшую легенду о святом Дионисии (Сен-Дени) Парижском, обезглавленном на Монмартре («Горе Мучеников»), и пошедшим дальше со своей головой в руках. 


Сами захоронения в Риме были двух типов, причём по одной версии сначала преобладала кремация, а по другой предание земле. Думаю это головное противопоставление, потому что кремация была не полной – у трупа сначала отрезали и закапывали палец. А оставшиеся после кремации кости тщательно очищали и хранили в сосудах. Скорее всего, изначально у римлян было захоронение в земле, потом в период эллинизации верхние классы перешли на кремацию, но с урнами, а ещё позже, с развитием технологии мумифицирования, горожане стали отказываться от кремации в пользу хранения высушенных трупов в катакомбах.

После установления христианства традиция кремации (максимально рациональная для крупных городов) была полностью забыта и с большим трудом восстановлена в 19-20 вв.

Историки христианства с неимоверной лёгкостью говорят об уничтожении многомиллионного языческого политеизма в течение одного-двух поколений. Предполагается, что лучезарный блеск единственно верной религии волшебным образом заставил миллионы и миллионы людей отказаться от веры своих отцов и от бытовых традиций, уходящих вглубь веков.

Однако в оптическом диапазоне хорошо просматривается взаимоотношение между монотеизмом и политеизмом на примере Индии. Монотеизм сравнительно легко проник там в верхние классы (кстати, с большой поддержкой европейских христиан). А дальше… А дальше стоп-машина. Если сейчас на Индостанском полуострове есть большие районы сплошь мусульманского населения, то это результат сегрегации 40-х годов, когда единая страна разделилась на языческую Индию и мусульманский Пакистан.

Хорошо видно также взаимодействие между двумя глобальными монотеистическими религиями на примере районов оттоманской империи – мусульмане в христианских районах сравнительно легко укрепились в городах, но встретили сильное сопротивление в сельской местности.

А главное совершенно непонятно, как греко-римское язычество могло исчезнуть СОВСЕМ. Ведь даже малочисленные секты обладают поразительной живучестью. А тут ОГРОМНАЯ религия. Такое впечатление, что их всех убили. Что крайне маловероятно. То есть может быть кому-то и хотелось. но сил для этого не было. Сплошь вырезать огромные районы это задача для капиталистического милитаризма. Но тогда государства могут, но уже не хотят.

Однако представим себе, что раннее христианство это не монотеистическое учение, а один из культов огромной политеистической системы. При этом внутри себя он действительно монотеистичен, и тем самым кардинально отличается от язычества. Но поскольку он сформировался и существует в языческом контексте это религия-паразит с огромным интеграционным потенциалом.

Например, бороться с конкурирующем культом Афродиты ей непосильно. Это сотни храмов по всему Средиземноморью, натоптанные маршруты паломников, продуманная система ритуалов, храмовая касса и представительство в органах управления. Но предположим, что религия-паразит захватила власть в коллегии понтификов и её представитель обладает бюрократической прерогативой в границах всей империи. Он ведь может выправить бумагу, что Афродита это… Да кто угодно.

Ведь почти все античные боги имеют двойников и тройников. Само понятие бога здесь штука большей частью филологическая. Как бы действовали древние римляне сейчас? Они бы увидели что, например, существуют компьютерные игрушки и придумали бога игроков в РПГ. Назвали его «Утёнаг». Собравшись в тройку, организовали религиозную коллегию и получили права юридического лица. Открыли сайт и стали собирать деньги на храм (он же клуб). Думаете, они были бы такими дураками, что действительно верили в «Утёнга»? Да для них это была бы филологическая абстракция, такая же как «стрелы Амура» или «Оле-Лукойе». В Древнем Риме был бог дверного скрипа и два бога провожающих детей в школу (Итердука) и из школы (Домидука). «Утёнаг» это просто филологическая точка сборки, фиксирующая сообщество-корпорацию вокруг общего интереса и, — да, — дающая основание для некоего ритуала. Но это ритуал вроде порядка приветствования или пикапа, а не обрезания или намаза.


Тициан. «Любовь земная и Любовь небесная». Голая это как раз небесная 🙂 Вам никогда не приходило в голову, что В РЕАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ мы нигде не видим христианства вне языческого контекста? Вот чтобы амуров и нимф не было, а Христос и Богородица были. Считается, что такое волшебное время когда-то давным-давно было, люди про Юпитера или Артемиду счастливо забыли. Но посмотреть на это негде. Более того, у художников 16 века гораздо меньше христианских сюжетов, чем в веке 17. 


То есть, — вернёмся к теме, — Афродиты бывают разные. Например, Афродита-Урания, возвышенная любовь, может быть даже не к человеку а, например, к астрономии. А может (внимание) Афродита это некая Святая Дева, мать монотеистического бога гипотетического культа, о котором мы говорим. Назовём его «Лучезарный Икс». Юпитер? А это отец Лучезарного Икса. Геркулес? – Его ученик. И храмов никаких менять не надо. Только денежку от доходов Иксу отстегнуть. Прихожане даже не заметят, что произошло.

Но при этом Лучезарный Икс конечно должен уже на чём-то подняться и быть богом известным. И понятно, что когда Икс за 50-100 лет всех схрумкает без остатка, под конец из материалов коллегии понтификов исчезнет даже упоминание о его первоначальном бытии. Так Икс в будущей церковной истории (написанный его же адептами) возникнет из ничего. И сразу победит всех.

Похоже, что это единственный путь внутренней трансформации политеистической системы в монотеизм. А греко-римское язычество было именно трансформировано. Любое внешнее воздействие привело бы к 500-летним кровавым войнам и к сохранению значительных языческих реликтов – наподобие коптской церкви в мусульманском Египте.

Теперь откуда у предтеч христианства появилась такая прыть. Для создания культа-интегратора нужно было обладать определённым интеллектуальным багажом и готовым аппаратом чиновников от религии. Ни того ни другого у местных могильщиков похоже не было. При всём их влиянии. Да и не стали бы СВОИ ломать вековые традиции и перемалывать под ноль конкурирующие, но всё равно родные культы. Рука бы дрогнула. Ведь язычество это кроме всего прочего боги разных калибров. Есть боги общенациональные, есть местные. А есть боги отдельных фамилий или даже боги одного человека. Эта основа делает всё многообразие культов единой системой, чем-то уютным и глубоко родным. Одно дело вечный огонь на Красной площади и другое – прядка волос, которую мать убитого на войне бережно хранит всю жизнь. Загасить «негасимый» вечный огонь можно одним поворотом государственного крана. А прядка – штука ВЕЧНАЯ.

Но это тема следующего разговора.


 

РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ: SPQR

Основная проблема мировой истории заключается в рассогласованности её древней и новой части.

Количество и качество исторических фактов быстро уменьшается по мере погружения в пучину времени. Я могу сказать, когда появляется единая картина — это 1650 год. 1600-1650 вызывает много вопросов и нестыковок, 1550-1600 – историческая ткань зияет дырами. 1500-1550 – это оборванные лохмотья, 1450-1500 – отдельные лоскуты. В 1400-1450 – можно что-то угадать на уровне «что-то беленькое чернеется, что-то чёрненькое белеется». А до 1400 это бездна небытия, Мировая Ночь. На поверку все факты до 1400 года стали известны гораздо позднее и факты эти какие-то заплесневелые и убогие. «Ни богу свечка, ни чёрту кочерга». Похоже на «секреты» из детства, когда дети выкапывают ямки, выкладывают кусочками зеркал и фольги, и кладут «сокровища» в виде цветных камушков и шоколадок. ДЕТСКИЙ САД.

В общем, это штука нормальная и было бы странно, если бы было иначе. Так и должна развиваться мировая история на любой планете. Цементом, скрепляющим историческую фактографию, является книгопечатание, тут против лома нет приёма. Воистину «что написано пером, то не вырубишь топором». Если, конечно, написано хотя бы в ста экземплярах. Уже сто экземпляров практически не убиваемы. При этом письменность возникает раньше высокотехнологичного книгопечатания, и рукописное тиражирование (дающее иногда не сотни экземпляров, а тысячи) позволяет сохранять историческую память ин гроссен унд ганцен. Письменность до печатного станка штука хрупкая, многое можно утерять, но допечатный период это 100-200-300 лет рукописного тиражирования и в целом процесс передачи вербального знания идёт и здесь. То, что происходит ранее – всегда покрыто мраком. Так что всё логично.

Но возникают две проблемы. Во-первых, 1650 год как граница абсолютно достоверного знания удивляет своей сложностью. Это очень высокая технологическая и интеллектуальная культура, в общем не отличающаяся от современности. Для сравнения – логарифмическую линейку изобрели в 1622 году. Весьма СТРАННО, что люди с таким уровнем интеллектуальной культуры жили в эпоху «здесь помню, а здесь не помню». Чай не подростки. 1650 поражает своим совершенством. Из тумана возникают фигуры и начинают действовать с чёткостью часового механизма. Всё очень рационально и цепляется одно за другое с интеллектуальным совершенством – технология, дипломатия, демография, наука. Развитого человека 1650 года можно смело запускать хоть на ассамблею ООН, хоть в космос. Рука у него не дрогнет. В иных случаях ещё нас поучит.

Но главное не это. Опускаясь на батискафе вглубь веков и проскакивая в полной темноте 1300, 1200, 1100 и т.д. вдруг в районе 400 года мы видим различимые детали, а двумя столетиями ранее нас освещает свет античной цивилизации – с политикой, философией, развитой технологией и вообще общей культурой.

Высота Колизея – 48,5 м. Для сравнения можете посмотреть высоту Лужников. Я хотел вписать точную цифру, но с десяти раз не нагуглил и плюнул. Страна Дураков.


Всякие мысли о фальсификации античности можно сразу отбросить. Остатки античности существуют в огромных масштабах. Иногда они сами по себе огромны. Это театры, стадионы, ипподромы, храмы, акведуки, дороги – всё это великолепие существует на огромной площади и очень густо. Подделать это не возможно ни при каких обстоятельствах, и совершенно ясно, что подавляюще большинство этих разрушенных или очень ветхих памятников существовало до 1650 и вероятно до 1400 года. Часто они действительно разрушены или брошены в местах ныне малообитаемых. Поражает степень их унификации – они очень похожи и явно делались по своду единых правил и инструкций, часто на пустом месте. Вроде строительства города Славутич при Чернобыльской АЭС. Приехал инженер и построил. По решению Политбюро ЦК КПСС. У большинства античных городов стандартная планировка.

Античность оставила величайшие интеллектуальные памятники, которые тоже подделать невозможно. Написать средневековую летопись или речения Аввакума это задача посильная и для Джугашвили. Дело нехитрое. А вот апология Сократа это высокая литература, аристотелевская логика – серьёзная наука. На такие вещи надо положить не пару вечеров борзого семинариста, а жизнь, причём жизнь в контексте высокой интеллектуальной культуры.

В античности поражает ещё одна вещь. Это высокая цивилизация с явно утерянными звеньями. Многие античные вещи фиксируются, но люди долго не понимают их функционального предназначения. Или понимают, но не могут воспроизвести. Это говорит о том, что с античностью произошла Катастрофа. То есть «тёмные века», «средневековье» действительно существовали.

Вот всёго два примера произошедшего постнуклеара.

В античности существовал массовый спорт со всеми его атрибутами и инфраструктурой. Это система наград и соревнований, огромные стадионы и ипподромы, объединение фанатов-болельщиков, реклама, менеджмент и т.д. и т.п. Всего этого ещё в 19 веке НЕ БЫЛО. Существовали только скачки, но в сильно редуцированном виде, и в испаноязычных странах сохранилась, как рудимент, коррида.

Поэтому человек 1700 года, 1800 года, 1850 года и даже 1900 года НЕ ПОНИМАЛ, ЧТО ДЕЛАЛОСЬ НА АНТИЧНЫХ СТАДИОНАХ. В 1900 это знали несколько человек из европейской суперэлиты, которые сознательно стали возрождать олимпийское движение, понимая, что если воспроизвести этот сегмент античности, то получится многомиллиардный бизнес и повышение общей культуры населения. Но и они видели будущий спорт 20 века конечно весьма условно и умозрительно.

 

Предполагалось, что бедные римляне платили деньги, чтобы посмотреть вот такие унылые картинки. Для христианина-то эта картинка не унылая, в академиях художеств за неё в 19 веке давали большую медаль и путёвку в Италию. Беда в том, что в колизеи ходили не христиане, и им было в высшей степени не интересно смотреть на мучения христиан, а равно на триумф христиан и на христиан вообще. Примерно как обычному американцу на мормонов.


То, что писалось об античном спорте даже в 19 веке нельзя читать без слёз. Считалось что Колизей это аппарат для массовых казней, где мучили бедных христиан. Их там распинали на крестах, привязывали крылья и катапультировали вверх, чтобы они разбивались в лепёшку, скармливали диким зверям или, как минимум, наряжали в доспехи и заставляли сражаться друг с другом на убой.

Люди поумнее считали, что это конечно эксцессы, а основу римского спорта составляли сражения гладиаторов, то есть профессиональных бойцов, которые на потеху публики резали друг друга насмерть. Но даже этим умникам не приходила в голову самоочевидная вещь. А именно то, что по их же словам, гладиатор был штукой дорогой, в гладиаторы выбирали и обучали длительное время в специальной театральной школе, известные гладиаторы были звёздами и стоили огромные деньги. Значит, убивать гладиаторов такая же нелепость как убийство известных актёров или знаменитых скакунов.

То есть в колизеях шли или цирковые аттракционы, когда обученные люди убивали животных с минимальным для себя риском (коррида), или постановки вроде современного реслинга, с искусственной кровью и почти искусственным мордобоем. Ничего другого не могло быть просто из соображений коммерции.

Кстати, в полном соответствии с канонами жанра в роли гладиаторов выступали также женщины и… карлики.

Берегли даже зверей, потому что в значительной части выступлений использовались дрессированные животные, с которыми проделывались обычные цирковые трюки — засовывание головы в пасть льва и т.д.

Европейский спорт глазами азиатских друзей. Ещё в середине 19 века Колизей был… христианским храмом. Там рыдали, оплакивая зверски умученных футболистов-хоккеистов.


С равным успехом сегодняшний футбол можно изображать массовыми гекатомбами с пинанием отрезанной головы-мяча и изготовлением мыла из проигравшей команды.

Не понимали в 19 веке и поведения фанатов, изображая борьбу между спортивными партиями как резню и пример «античного варварства».

Интересно, что христиане всё-таки не додумались изобразить античные ипподромы как орудие измывательства над адептами тоталитарной сектымировой религии. Мол, устраивали гонки на голых христианах, потом топтали насмерть специально обученными конями. Дело в том, что скачки в 19 веке были довольно популярны, хотя и исключительно в высшем классе. А в 18 веке и ранее они сохранились как элемент военной подготовки. Поэтому чёрный полив лошадиного спорта был под запретом.

Точно так же не осмелились оклеветать античный театр. В той или иной степени театр сохранился, и изображать пьесы Софокла сценарием публичных казней членов тоталитарной секты мировой религии было в конце концов смешно. Люди бы не поняли.

Но спорт вымер так, что на пустом месте можно было городить любую чухню. В Америке люди не были никогда и всерьёз верили в ужасы нью-йоркских смогов и в страшных «полисменов» с дубинками и наручниками.

Новохронологи топчутся насчёт того, что де Колизей это выдумка периода Возрождения, он никогда не функционировал, не был достроен и т.д. Но проблема в том, что гигантских амфитеатров сохранилось много. Вот например колизей второстепенного города Пула (Хорватия). Он вмещал 22 тыс. зрителей. Для сравнения – это население Тулы в начале 19 в.


Римский амфитеатр в Арле 18 века. Интересно как его улучшили. В 20-х годах 19 века все постройки внутри амфитеатра разрушили, а жителей переселили, в 1830 там сделали торжественное представление в честь присоединении Алжира (что подавалось как возрождение римской колонизации Северной Африки), затем начали устраивать корриды и наконец, эпизодически, спортивно-цирковые шоу. Так в Европе постепенно возрождался страшный античный спорт.


Это УДИВИТЕЛЬНЫЙ факт.

А вот пример «той России которую мы потеряли» в области материальной культуры.

Все слышали про античные акведуки. Это огромные сооружения, способные произвести впечатление даже на человека 21 века. Но пигмеи из века 19 имели наглость лепетать о том, что система античного водоснабжения была примитивной, что римляне не знали того, не знали сего, и строили циклопические водопроводы там, где они не были нужны. На самом деле система водовзвода была римлянам известна и в акведуках она, где надо, применяется. Просто если люди УМЕЮТ строить огромные водопроводы с небольшим математически точным наклоном, это дает огромную экономию в простоте эксплуатации и пропускной способности.

Античные акведуки обычно переставали работать лишь через несколько десятилетии после того как убивали последнего инженера-сантехника (Водосток забивался осадочными породами.)

Акведук в Сеговии (Испания). То, что обычно называют акведуками, это их видимая часть – 90-99%% акведуков проходит под землёй, иногда на большой глубине. Общая длинна акведука может превышать 100 км.

Акведук Пон-дю-Гар в Южной Франции. В период постнуклеара перестал работать и эта часть несколько столетий использовалась как мост. Несмотря на выдолбленные для проезда телег отверстия «мост» успешно простоял до сегодняшнего времени. Высота акведука около 50 м. Акведук построен с чудовищной точностью – его наклон 34 см. на километр при общей длине в 50 км.


Конечно в 18-19 веке новые европейцы от акведуков всё-таки покрякивали, но окончательно им стало ясно ДО КАКОЙ СТЕПЕНИ античные люди их превосходили, только в 1938 году. Тогда немецкие инженеры проводили геологические изыскания на предмет строительства водопровода для города Мехерних и случайно наткнулись на подземный акведук Эйфеля. Какие-то его фрагменты были известны с середины 19 века, но тут люди увидели общую картину. Это огромное гидротехническое сооружение снабжавшее водой древний Кёльн («Кёльн» это «Колония Агриппины»). Римлянам надо было сделать незамерзающий водопровод в пересечённой местности, поэтому они сделали то, что надо было сделать (они всегда делали что надо и когда надо). Античные инженеры врыли в землю сложнейший извилистый водопровод длинной 130 километров, подающий свежую воду из горных источников. Немецкие инженеры увидели схему, посмотрели где, как, что и зачем люди сделали, и стали плакать горькими слезами. Потому что это уровень гидротехники середины 19 века. Еще в начал 19 века с такой задачей бы не справились. Одна геологическая разведка и общая планировка это два года работы крупного инженерного подразделения. Это ведь не то, что тупо пирамиду насыпать. Тут десятки технических задач, привязка к местности, продуманная инфраструктура последующего обслуживания.

Считается, что акведук Эйфеля работал 180 лет, а затем забился водной взвесью. Кроме того, его выступающие на поверхность участки были разобраны на строительство христианского карго-культа. Для карго-культа также использовались сами отложения в туннелях водопровода. Они спрессовались в подобие мрамора и члены тоталитарной секты великой религии стали использовать их для украшения карго-храмов.

Колонна христианского храма, выпиленная из отложений акведука Эйфеля. Оцените картину. Сначала придумывается «Дева Мария», как карго «девы Марины», то есть морской девы Афродиты, затем её изображения размещаются на фоне канализационных отложений цивилизации Афродиты.


По всеобщему признанию, если бы сейчас перед инженерами поставили задачу сделать подобный водопровод, они бы при всех компьютерах не смогли придумать лучшей трассы. В 1938 году люди тоже не мучились, а взяли и включили фрагмент найденного водовода в существующую систему. Он, вроде, работает до сих пор. Считается, что после ремонта небольших участков акведук Эйфеля мог бы работать целиком. Причём с соблюдением всех экологических и технических стандартов ЕС.

Примерно к середине 19 века европейские города и достигли экологических стандартов античности. Например, в Римской империи водой снабжались общественные туалеты.

Итак, что мы имеем.

1. Историю античной цивилизации, постепенно достигшей высокого уровня культуры, но по каким-то причинам погибшей.

2. Период «тёмных веков» непонятной продолжительности.

3. Новое время, возникающее из темноты внезапно и во всех деталях.

Соблазнительно второй этап просто убрать и принять как рабочую гипотезу то, что античность без шума и пыли трансформировалась в новое время. Но тогда неясными остаются две вещи: во-первых, в чём причина такого рассечения единой цивилизации, а во-вторых, как могло произойти столь значительное и долговременное понижение материальной культуры. Ведь в достоверно известном нам периоде 1650-2011 гг. подобное понижение ни разу не наблюдается. Судя по уцелевшим фрагментам 1500-1650 гг. тоже ничего похожего не просматривается.

При этом «во-первых» ещё можно объяснить тенденцией к общему удревнению реальности. Если кто-то хочет резко увеличить знатность своего рода и достоверно знает своего прапрадеда, прадеда, деда и отца, то наиболее продуктивно вставить недостающие звенья между прапрадедом и прадедом. Тогда реальные свидетельства о прапрадеде будут также верифицировать подлинность вставленных предков.

Но непонятно «во-вторых» — что ж так одичали-то.

Думаю, продуктивно посмотреть на какие-то социальные институты сохранившиеся «до» и «после» и проследить их историю. Недостающее звено посередине можно относительно правдоподобно реконструировать.

Религия для подобной реконструкции не годится. История религии это элемент религии же, её характер самый фантастический. Вроде бы считается, что христианство появилось ещё в античности, но так считает сам христианский церковно-идеологический аппарат. Имеющий вполне определённую задачу гиперудревнения.

Равным образом английские придурки 18 века из харчевни «Гусь и противень» возводят масонство к эпохе Рима, а то и древнего Египта.

Это их проблемы, а если люди не ширяются вербальной интоксикацией, им подобные заходы до лампочки.

Я думаю, что хорошим объектом является т.н. «Римская Империя». Основана она по официальным данным в минус 27 году, а прекратила своё существование в 1918. Конечно две тысячи лет она не существовала, это любого непредубежденного человека это бред сивой кобылы. Но явно побывала, как Фигаро, и здесь и там.

Так что стоит внимательно посмотреть официальную историю организации, потом убрать явные нелепости и попытаться реконструировать недостающую «среднюю часть». Средневековья, придуманного в 19 веке, конечно, не было, и быть не могло. А вот «средняя часть» была, и была несомненно. Потому что туловище зверушки начинается под античным солнцем, потом пропадает в темноте и заканчивается в нашем времени. Ножки с попкой и голову с ручками мы видим, а пузичко – дорисуем.

Важно только понять что о т.н. «Римской империи» мы знаем не так уж много. Эпоха-то была если и не «непечатная», то «допечатная». Объём информации о так называемом «Риме» сравнительно с так называемыми «средними веками» конечно гигантский, только там несколько слоёв позднейших художеств и многое просто забыто.

Например, постоянно встречается аббревиатура SPQR, это древнее СССР, обозначавшее Рим. Считается что это «Сенат и граждане Рима». Но что-то сомнительно. Филологи насчитывают десяток интерпретаций точной расшифровки – все с проблемами, а прямых указаний нет. Можно конечно мечтать, что где-то в Европе сидит мышь и всё знает, но SPQR для меня это символ фрагментированности античной культуры. Всё очень SPQRно. А поговорить с античником – так зверь зверем. ЗНАЕТ ВСЁ. Для него дата жизни второстепенного сенатора это второе начало термодинамики. «Иначе быть не может», «рушится мир».

 


РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ: КОНЦЕПЦИЯ МОРОЗОВА И ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ



Каналы Марса, «открытые» в конце 19 века Джованни Скиапарелли и Ко. Подавляющую часть информации человек получает через зрение и люди сразу предпочли изображение Марса математическим спекуляциям о строении его поверхности. Беда заключалось в том, что в ДАННОМ случае лучше было полагаться на абстрактные расчёты. Марс в самом сильном телескопе был дрожащем пятнышком в 6 мм.

 

Теория Николая Морозова является остроумной спекулятивной концепцией, все претензии к которой заключаются в том, что это спекуляция. Но Морозов и не утверждал, что речь идёт об изложении фактографии. Упрёки Морозову это обида на несохранность древних исторических фактов, что само по себе довольно глупо. То есть это обида на то, что сами критики Морозова думали не так, как надо. Их инструментарий оказался негодным. Они подобно Скиапарелли пытались рассмотреть поверхность Марса сквозь мутное стекло несовершенного телескопа конца 19 века, а Морозов стал вычислять ландшафт красной планеты исходя из формул Ньютона и Кеплера и экстраполируя надёжные данные о ландшафте Земли и Луны.


Все основные данные для правильного определения типа марсианской поверхности в эпоху Скиапарелли уже были: диаметр, масса, плотность атмосферы, удалённость от Солнца. Приговор: холодная полулуна с элементами ветровой эрозии. 


Несмотря на постоянные упоминания морозовская концепция древней и средневековой истории редко излагается в связном виде. Целиком гипотеза выглядит так:

1. 400-520 гг. Греко-сирийско-египетская империя с центром в Александрии. Строительство пирамид. Эпоха древнего христианства (Ветхого Завета).

2. 520-610 гг. Присоединение к Империи Северной Италии с центром в Равенне и Южной Испании, отождествлённой позднее с Карфагеном. Развитие иероглифического письма и клинописи. Эпоха древней юриспруденции, т.е. светских законов (Второзакония, отождествляемого с кодексом Юстиниана).

3. 610-720 гг. Возникновение монотеизма, позднее трансформировавшегося в мусульманство и иудаизм, откол от Империи на основе этой идеологии Испании, Египта и Сирии.

4. 720-840 гг. Общая победа монотеизма, повсеместное уничтожение скульптур и изображений людей. Возникновение нового христианства (Нового Завета).

5. 840-1060 гг. Восстановление антропоморфных изображений, разрыв нового христианства с мусульманством и иудаизмом. Константинополь как центр Империи, строительство храма Софии.

6. 1060-1200 гг. Отделение от Империи западной части, формирование из единого христианства католичества и православия.

7. 1200-1450 гг. Завоевание западными христианами-католиками восточных христиан-православных, создание синтетической греко-латинской культуры, которая затем была перенесена на 1-2 тысячи лет ранее. В это время создаются произведения Гомера, Платона, Аристотеля и т.д. Всё заканчивается нашествием мусульман и уничтожением синтетической культуры, центр которой находился в Афинах.


Выдвигать научные гипотезы для историков считается позором. Историк должен знать всё — как школьник. Подобное визионерство приводит к известным последствиям. Так выглядел Марс для современников Скиапарелли. Примерно такой же уровень достоверности исторических штудий о Древнем Мире. 


Мне думается, что сама спекуляция это единственно верный метод, беда что эта спекуляция одна, т.е. Морозов, вместо того чтобы выдвинуть все правдоподобные гипотезы, выдвинул только одну, наиболее с его точки зрения вероятную. Хотя их могло быть в некоторых случаях две, а в узловых точках три-четыре и даже больше. Понятно, что адепт теории Большого Взрыва должен одновременно знать все более-менее прорисованные гипотезы происхождения Вселенной, а также априори признавать их право на ОДНОВРЕМЕННОЕ существование.


Племянница Скиапарелли Эльза. В 20-30 была законодательницей европейской моды, имена она создала направление «прет-а-порте». Тесно связана с армянской общиной. 


Что касается самой спекуляции, то Морозов конечно был сыном своего времени и его взгляд имеет с точки зрения современного человека (конечно также небезупречной) очевидные аберрации.

Во-первых, Морозов прошёл христианскую Обработку. Эта обработка окончательно прекратилась только во второй половине 20 века, после двух разрушительных войн. По стечению обстоятельств русские стали первой нацией, где эта обработка была прекращена, что отчасти нивелировалось утомительной коммунистической пропагандой, а также общем зверством режима и эпохи. Тем не менее, именно русские стали первым атеистическим поколением, и с т.з. макроистории это ещё будет иметь свои позитивные последствия.


Платье от Скиапарелли. А-элита. (Решил приятно разнообразить изложение не имеющими отношения к тексту интересными картинками. А то по теме иллюстраций нет.) 


Конкретно Обработка представляла собой массированную вербальную интоксикацию, приводящую к сильному замедлению интеллектуальной деятельности. Людям с детства вменялось в обязанность сотни раз в день повторять бессмыленные тексты вроде «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай».

Молитва это не сентиментальное настроение, не стихотворение, не мольба о помощи и не внутренний голос поддержки. Это многочасовая редукция сознания.

И ещё. Это не фотомодель, а герцогиня Виндзорская. Элита.


Считалось, что молитва по возможности должна быть НЕПРЕРЫВНОЙ. То есть идти 16 часов бодрствования, а в идеале и 8 часов сна. По канонам в церкви надо молиться 8 раз в день, и если это не соблюдается, то только потому, что такая наркотизация непосильна. Тем не менее, например, трапписты молятся по 11 часов в сутки.

Мышление человека даже конца 19 века проходило примерно так: «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай» 35 «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай» + «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай» 22 «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай» = «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай» 57 «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай».

Сейчас человек думает так: 35+22=57. Это гораздо быстрее. В разы.


Внучки Эльзы Скиапарелли в нарядах хиппи. Обе голливудские артистки и фотомодели. Левая, Берри Беренсон – погибла в самолёте, который врезался 11 сентября 2001 г. в северную башню всемирного торгового центра. Их матерью была графиня Мария Луиза Ивонн Радха де Вендт де Керлор, дочь Эльзы и известного оккультиста. 


Зараза матерной ругани это забивание головы прилипчивой и кощунственной плесенью паразитной молитвы. А забивает её себе человек (подросток) от неумения связно мыслить. Это ругань «для связки слов в предложение». Ругань и присказки возникают сами и человек от них в процессе формирования мышления постепенно избавляется. А многочасовая молитва его снова вышибает в первобытное состояние. Смысл молитвы не в содержании (его нет), а в бессмысленном и монотонном повторении программы, приводящей к общей загрузке мозгового процессора.


Персиваль Ловелл, главный распространитель идеи Скиапарелли о марсианских каналах. Миллионер, представитель высшей аристократии США, т.н. «бостонских браминов». По специальности востоковед, занимался античной историей и совершил поездку в Сирию. В дальнейшем выучил японский язык и длительное время жил на Дальнем Востоке в качестве американского дипломата и коммерсанта. Автор концепции превращения Японии в младшего партнёра США, чему подвёл издевательский базис. (Написал книгу, где доказывал, что американцы – мужчины, а японцы — женщины. После атомных бомбардировок японцы с концепцией согласились.) 

При этом следует учитывать, что вербальный вирус шёл вглубь, если человек начинал ЗАадумываться (в смысле заговариваться), то он «мордехаизировал» саму молитву. Это выглядело так. КАЛТОНАЙ-МАЛТОНАЙ калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай ШИРИН-ВЫРИН калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай, МОРДЕХАЙ калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай. Потом интоксикация шла глубже и человек мог вообще в этих ширинах-выринах запутаться. Так до сих пор мыслят мусульмане. Они ходят с чётками и про себя повторяют эти формулы. На мышление времени не остаётся, такого человека можно относительно легко уговорить взорвать гранату в метро или прыгнуть с 11 этажа.

Разумеется, Морозов до такого состояния никогда не доходил, это вообще был человек весьма трезвый, но он всё равно непропорционально много времени уделял Библии и христианству.

Ведь степень мордехаизации нарастала по мере приближения к гуманитарному знанию, и достигала пика в вопросах богословских. А Морозов занимался в основном гуманитарными дисциплинами.


Мавзолей Ловелла на территории личной обсерватории. Последние десять лет жизни Ловелл посвятил поискам девятой планеты солнечной системы, которую называл «планета Х». По странному стечению обстоятельств планету открыли после его смерти как раз в его обсерватории, причём место нахождения планеты совпадало с расчётами Ловелла, сделанными им несколькими десятилетиями ранее. Совпадение признано случайностью, т.к. расчёты были неверными. 


Некоторое подобие таких размышлизмов могут представить люди моего поколения, вспомнив советскую молодость. Например массированная пропаганда Брежнева (не идущая ни в какое сравнение с пиаром Путина&Медведева – это СОВСЕМ разные вещи) пришлась на мой возраст с 4 до 22 лет. Конечно, я, как и все, над Леонидом Ильичом смеялся, но моя психика оказалось деформированной. Я непропорционально много времени уделял этому глупому и неинтересному человеку, подражал его голосу, копировал мимику. И так вели себя ВСЕ. Одновременно был культ Ленина, что вызывало аналогичную реакцию. Защиты от этого нет, как нет защиты от стакана водки. Вылили в глотку – получите последствия. Во времена Морозова людям с утречка вставляли воронку в горло, вливали четвертинку водки и потом повторяли операцию всю жизнь.

Монотеистическая пропаганда это пропаганда при однопартийной системе.

Поэтому умный и довольно ехидный Морозов, как человек 19 века, тем не менее является БИБЛИОманом. Для него Библия это книга книг, всё произошло от Библии, это самая древняя книга на земле и т.п. БРЕД. Бред ЯВНЫЙ.


Ловелл получил отчасти математическое образование, но астрономией занимался как дилетант. В астрономических исследованиях ему помогал профессиональный астроном Вильям Пикеринг, тоже американский аристократ. После открытия Плутона в 1930 году выяснилось, что Пикеринг его сфотографировал двенадцатью годами раньше, но, — какая досада, — планета была скрыта точечным дефектом фотопластинки. Пикеринг считал, что жизнь есть не только на Марсе но и на Луне и выдвинул идею американской лунной экспедиции. 


Второе, связанное с первым, но всё-таки отдельное обстоятельство заключается в том, что тогдашняя Россия была эпицентром еврейского расселения, в российской империи жило более половины мирового еврейства, а в Западной Европе набрал обороты империалистический миф «еврейского заговора» — во-первых, маскирующий подлинный механизм политического господства тогдашних сверхгосударств, а во-вторых, призванный дезориентировать противника. К чести Морозова этому он поддался лишь частично, но поддался. Для него еврейский язык самый древний на земле, вся мировая культура произошла от евреев, все имена еврейские и т.д. и т.п.

Когда говорят что засилье евреев было, например, во Франции 19 века, то это смешно. Во Франции перед первой мировой войной жило менее 100 000 евреев. А вот в России 7 000 000. Это совсем разные величины. Евреи Франции это прикол, а по русским городам ходили стада через которые надо было проталкиваться. Для других этносов это действительно ЗАСИЛЬЕ. Во многих городах России евреи составляли более 50% населения. Причём французские евреи были ассимилированы почти на 100%, а в России родным языком русский считали только 2%, а три четверти евреев вообще не говорили по-русски.


Планету Х назвали Плутоном, т.е. именем бога смерти (позднее у планеты обнаружили спутник, названный Хароном). Сокращённое название планеты было аббревиатурой фамилий Пикеринга и Ловелла. Название планеты свалили на невинное дитя Венецию Бёрнс. Мол, случайно брякнула, а взрослые услышали. По странному стечению обстоятельств предок Бёрнс дал названия спутникам Марса, обнаруженным американскими астрономами в 70-х годах 19 века. Фобос и Деймос очень маленькие спутники и их обнаружение было большой удачей. Правда 150-ю годами ранее они были подробно описаны в «Приключениях Гулливера». 


Сейчас, после массовой еврейской эмиграции и значительной ассимиляции, евреи сократились до разумных пределов. Они ведут себя нагло и развязно (между прочим, во многом из-за дезориентации, вызванной массированной пропагандой европейцев), непропорционально представлены в бизнесе и культуре, но их можно не замечать. Интеллигентный человек в Москве может прожить всю жизнь и не разу не общаться с евреями, даже не заметив этого. Засилье евреев закончилось и современным людям болезненный интерес Морозова к еврейской теме непонятен. Как и например аналогичный интерес Василия Розанова.


Взгляды Скиапарелли с конца 19 века стали мейнстримом массовой культуры, однако большинство профессионалов отнеслось к идее скептически. Но это ничего не значило. Астрономия КАК ТАКОВАЯ была частью масонского мироведения 19-го века, возглавлявшегося Камиллом Фламмарионом. То есть паранаукой.
На фото враг Скиапарелли астроном Эжен Антониади(с), турецкий грек, переехавший во Францию. Скептическое отношение к марсианским теориям совершенно не помешало ему быть членом масонского синдиката Фламмариона. По странному стечению обстоятельств, Антониади, подобно Ловеллу, тоже занимался древней историей и участвовал в археологических работах вокруг константинопольского храма Святой Софии. (Вы уже догадываетесь, какого рожна американцы «реставрировали» Ай-Софию при Ататюрке). 


Что касается методологической ошибки Морозова, то он всё-таки, боясь выплеснуть слишком много, выплеснул почти всё. В своей реконструкции он шёл от прошлого к настоящему и неизбежно исчерпал «инерцию отрицания». Человек не может подвергать сомнению всё. Ему нужны вехи и незыблемые основы. Если бы Морозов сначала изучил 19 век, потом 18, потом 17, то он бы увидел постепенное нарастание неопределённости и сделал соответствующие выводы. Убрал то, что надо убрать, и оставил то, что надо оставить. Но он попадал в 15 век из 14, потом из 15 в 16, и ему хотелось сохранить в каждом следующем веке как можно больше, чтобы не разрушить саму ткань исторической фактографии. Он совершенно некритически подошёл к эпохе «возрождения античной культуры», не сообразив, что подложными являются не великие тексты античных писателей и учёных, а глупые рассказы об их обнаружении и, как следствие, — если подумать пару минут, — фальсификации. Ничтожный Браччолини действительно врал, когда рассказывал об обретении непонятно где бесценных античных текстов. Но никакого обретения не было не потому, что их только что написали, а потому что эти тексты никто не терял.

Морозов прошёл мимо «парадокса 16 века». Тексты 17 века часто очень низкого уровня и напечатаны тяп-ляп, но когда мы опускаемся в век 16, то видим роскошные фолианты Мануциев с научным аппаратом и богатыми иллюстрациями. То есть 16 век подложен, хотя из-за почти абсолютной достоверности века 17-го в изложение общего контура событий верен и поддаётся относительно лёгкой реконструкции. Морозов не начал 16 веком, а закончил, и купился на обманки. Например, он подробно цитирует Грегоровиуса и прямо-таки ВИДИТ средневековую жизнь в Греции, хотя по его же размышлениям ее там быть не могло и источники Грегоровиуса не выдерживают в смысле подлинности никакой критики.

Камилл Фламмарион.


Его жена Сильвия, родственница Виктора Гюго. Её именем назвали крупный астероид с двумя спутниками – Ромулом и Ремом. 


К слабым сторонам морозовской спекуляции относится также всевозможная «фламмарионовщина». Например, катастрофизм, то есть стремление подвизать к объяснению исторических фактов внеисторические катаклизмы, вроде падения гигантских метеоритов, чудовищных извержений или тотальных эпидемий. Сюда же можно отнести головные концепции «последовательного развития» вроде медного-бронзового-железного веков и прочую схоластику, оторванную от жизни.

Но у Морозова есть метод скептического сопоставления массы известных фактов с официальной версией истории, что приучает читателя к самостоятельному мышлению. Собственно морозовский метод изложения это интернетовский копипаст. Удивительная судьба Николая Морозова как бы перенесла его через столетие и поставила в положение интернет-пользователя: человека заперли на всю жизнь в библиотеке и коннектится можно было вручную.


«Небесная вилла» в Жувизи. Это роскошное здание с большим участком земли Фламмариону подарил восторженный жежист (это намёк). Жежист был пожилым садовником, но по странному стечению обстоятельств в 17 веке через здание проходил базис триангуляционных работ Джованни Кассини, а 30 марта 1814 года Наполеон в его гостиной узнал о капитуляции Парижа. Фламмарион построил в имении большую обсерваторию. 


Кроме того у Морозова есть несколько интересных идей. К их числу относится концепция территориальной разорванности систем информации, приводящая к последующему расположению этих систем друг за другом. То есть (его пример) из немецкого и венгерского учебников Австро-Венгрии будущие историки делают два последовательных тома единой истории Габсбургской монархии.

Эта мысль помогла ему придти к идее переворачивания греческого и латинского секторов истории Древнего Рима. По Морозову выжила западная часть и объявила себя главной, тогда как более старшей была восточная часть, возглавляемая Константинополем. А затем восточную часть истории надстроили над западной. Так Диоклетиан, действительно ключевая фигура античной истории (летоисчисление идет от него) был отодвинут из столицы на периферию, а затем объявлен начальной фигурой римской истории №2, идущей, так сказать, «на бис».


В России синдикат мироведов возглавлял Николай Морозов, корреспондент и личный друг Flamme d’Orion’a Фламмариона. Вот приветственный адрес русского отделения. 


Вероятно, такой намёк ему кто-то сделал в устной беседе, но этого оказалось достаточно, чтобы он тему продумал и новыми глазами взглянул на всю массу фактов.


Валентин Глушко, один из отцов советской космонавтики, с 1974 года — генеральный конструктор. Начинал как активист мироведения и протеже Морозова. Как видите «бредовые идей фоменкоидов» начались немного пораньше, а советские критики невежественного Фоменко являются невеждами ещё большими. Они отрицают историю всего столетней давности. Мол, не было этого. «Не знаем, и знать не хотим». Но невежественный человек всё равно служит делу прогресса. Только используется вслепую. 


Этот пост я сделал чтобы рассказать о Морозове – его концепция в кратком виде никогда не излагается и сами критики Морозова её знают лишь фрагментарно. Но также это сделано в преддверии общего отступления – иначе станет непонятен ход дальнейшей мысли.


Вход в «небесную виллу». На воротах латинская надпись: «К истине через знания».
Кликабельно.
 




иллюстрация обложкиXevi Sola Serra (Spain)
http://finbahn.com/xevi-sola-serra-spain/

Recommended articles