Открыт паноптикум печальный… Средний возраст лет семьдесят. Старухи с огромной грудью и в коротких юбках, или совсем худые-иссушенные на высоченных каблуках, качаются – вот-вот упадут, молодящиеся красотки с ресницами до потолка, ярко-красными губами и в игривых сарафанах, мужики… ох, мужики-мужики… Больше стало гомосексуалов, ходят за ручку парами и гордо посматривают по сторонам, интеллигентные, с пролысинами, много колясочников, некоторые коляски с моторами, другие толкают филиппинки. В первом отделении первый концерт Бетховена для фортепьяно: трали-вали, бодро, весело, скучно, в сон клонит. Во втором отделении – «Хоральная» Бетховена. Это уже серьезно – мощь так и прет! В конце хор поет оду «К радости» Шиллера, говорят – пылкий призыв к братству и единению человечества, не читал. Сама-то симфония посвящена Вильгельму Третьему, с него Пруссия начала свое восхождение, его подавляюще могутный памятник стоит в «Немецком углу» в Кобленце. Оно и чувствуется – грохочущий гимн германской славе! Впрочем, Бетховен был уже глух к тому времени. Зал долго хлопал стоя, иудеи кричали «браво» германской славе. Филиппинки, загадочно улыбаясь, толкали колясочников к выходу. Старый приятель, музыкант из оркестра хвалил адажио, мол, глубоко философски. Жена была довольна.
«В каждом большом городе строятся огромные здания для музеев, академий, консерваторий, драматических школ, для представлений и концертов. Сотни тысяч рабочих — плотники, каменщики, красильщики, столяры, обойщики, портные, парикмахеры, ювелиры, бронзовщики, наборщики — целые жизни проводят в тяжелом труде для удовлетворения требований искусства, так что едва ли есть какая-нибудь другая деятельность человеческая, кроме военной, которая поглощала бы столько сил, сколько эта.
Но мало того, что такие огромные труды тратятся на эту деятельность,— на нее, так же как на войну, тратятся прямо жизни человеческие: сотни тысяч людей с молодых лет посвящают все свои жизни на то, чтобы выучиться очень быстро вертеть ногами (танцоры); другие (музыканты) на то, чтобы выучиться очень быстро перебирать клавиши или струны; третьи (живописцы) на то, чтобы уметь рисовать красками и писать все, что они увидят; четвертые на то, чтобы уметь перевернуть всякую фразу на всякие лады и ко всякому слову подыскать рифму. И такие люди, часто очень добрые, умные, способные на всякий полезный труд, дичают в этих исключительных, одуряющих занятиях и становятся тупыми ко всем серьезным явлениям жизни, односторонними и вполне довольными собой специалистами, умеющими только вертеть ногами, языком или пальцами». (Это не я сказал, а великий русский писатель.)

ссылка

душераздирающее полотно: http://finbahn.com/гор-мкртчян-армения/