111
Андрей Графов

Родился в Москве в 1984 году.
Отец – переводчик-библеист, мать – учительница русского языка и литературы.
Работал переводчиком, редактором, преподавателем иврита.
Писал сценарии для кино и телевидения.
В 2008 году репатриировался в Израиль.
Сейчас живёт в Москве.

facebook
.
livejournal


Публицистика Андрея в ФИНБАНЕ


.
.

 

ВСЕ УШЛИ

Старик сразу понял, что надо уезжать.
Его не слушали. Никто не верил, что будут стрелять всерьёз. Уважаемые люди говорили: большая война невозможна, не то сейчас время… Кое-кто предполагал: войны, конечно, не будет, но молодёжь, из местных, может взбунтоваться. Другие возражали: не сунутся они к нам, тут ведь почти у каждого оружие припрятано. Отцы семейств горячились: видали тоже бунтовщиков! Да мы пойдём к старейшинам, они их сразу на место поставят. А если не послушаются – порядок будет наводить армия. Отставной генерал посмеивался: дайте мне пару батальонов, и я за семьдесят два часа…
Через месяц его кишки намотали на забор, во дворе у собственного дома.
Старик знал, как это бывает. Он помнил, как это было пятьдесят лет назад. Тогда всё тоже начиналось с разговоров. Ходили слухи, самые невероятные. Потом все привыкли и уже не обращали внимания. И сейчас тоже никто не замечал, как в городе появляются новые люди, как меняются лица, как тихо и сосредоточенно звучит местная речь. Старик понимал, что это значит. Он уже видел такие лица – пятьдесят лет назад.
Он вызвал к себе зятя и сказал:
– Надо уезжать. Собирайте вещи. Поедете на большую землю – пересидите там, пока всё не кончится. Здесь оставаться нельзя.
Зять стал его успокаивать. Старик оборвал его:
– Ты хочешь, чтобы они пришли к тебе в дом? Они разгромят твоё жилище и опозорят твоих женщин у тебя на глазах.
Зять поморщился. Старик покачал головой:
– Подумай о детях. Ты не сможешь их защитить.
Они уехали за день до начала. Старик провожал их и всё время смотрел по сторонам. Дочь сказала:
– Может быть, всё же поедешь с нами?
Старик мягко улыбнулся:
– Кто-то должен позаботиться о книгах.
Он был смотрителем библиотеки.
В последние дни перед началом в городе было тихо. Люди неохотно выходили на улицу и спешили вернуться домой. Куда-то исчезли военные. Блокпосты не действовали. Гарнизон опустел.
Старик переселился в библиотеку. Он устроился на втором этаже, возле окна с видом на переулок. У подоконника стоял старый диван с продавленной спинкой. Под диваном хранился ручной пулемёт.
Утром он выбил стекло, установил пулемёт на подоконнике и стал ждать. Вскоре они пришли.
Двигались организованно, боевым порядком. Армейские ботинки мягко ступали на асфальт. Под ногами шелестела тишина.
Старик присмотрелся: отряд небольшой, человек двадцать. Ребята совсем молодые, командир постарше. Старик не сразу узнал его – в камуфляже и с бородой.
Командир остановился. Он подозвал одного из бойцов и что-то сказал ему, указывая на разбитое окно на втором этаже. Парень кивнул и подошёл к крыльцу.
Старик приладил пулемёт и дал очередь по ступенькам. Бойцы рассеялись по сторонам переулка и открыли ответный огонь. Оконная рама разлетелась в щепки, старик сжался на диване.
Грамотно воюют. Кто-то их подготовил.
Стрельба стихла. Командир выглянул из укрытия:
– Кто это там засел?
Старик назвал своё имя.
Командир удивился:
– Зачем стреляешь? Ты же наш человек.
Старик отрезал:
– Я не ваш.
– Ладно, как скажешь. Ты только погоди стрелять. Давай поговорим.
– Не поговорим. Забирай своих ребят и проваливай. Библиотека сегодня закрыта.
Командир рассмеялся:
– Нужна нам твоя библиотека. Кого ты там прячешь?
Старик промолчал.
Командир пытался договориться:
– Послушай, тебе нечего бояться. Я не трону твою семью. Мы же родственники.
– Моя семья уехала. Здесь нет никого: только я и книги.
– Тогда тебе нечего бояться.
– А я и не боюсь.
– Так дай нам зайти.
– Не дам. Здесь книги. Животных сюда не пускают.
Командир снова рассмеялся:
– Послушай, старик, ты совсем из ума выжил! Хочешь получить медаль от генералов? За оборону библиотеки?
– Я свои медали уже получил. А генералы скоро будут здесь. И тогда тебя обреют и расстреляют.
Командир покачал головой:
– Неужели ты ещё не понял? Никого здесь не будет. Все ушли.
Старик тихо сказал:
– Не все ушли. Я остался.
Командир не расслышал. Он крикнул:
– Старик! Нам нужно двигаться дальше. Мы не можем оставить тебя вот так. Отдай оружие, и мы уйдём. По-хорошему прошу. А то мы сейчас шарахнем из РПГшки, и конец разговорам.
Он кивнул парню, который прятался у крыльца. Тот снял с плеча гранатомёт и приготовился.
С неба нарастал шум. Командир прислушался. Бойцы задрали головы и стали озираться.
Старик первым увидел, как приближаются вертолёты. Всё-таки они вернулись. Надо поддержать.
Он поднялся и открыл огонь.

Экипаж боевого вертолёта обнаружил огневую точку на втором этаже здания в переулке. Было принято решение уничтожить цель.
Лётчик сомневался:
– А если это наши отстреливаются…
Оператор нажал на пуск:
– Наших там не осталось. Все ушли.